Владимир Нидергаус и Иван Головатый

Владимир Нидергаус и Иван Головатый

В конце прошлой рабочей недели называющий себя спортивным юристом россиянин Антон Смирнов предъявил претензии «горнякам» из-за долга перед его клиентом тренером вратарей Валерием Чижовым и вообще обвинил Солигорск в использовании сомнительных схем и «колхозном» ведении дел.

Через два дня стало известно о задержании в Минске спортивного директора «Шахтера» Владимира Нидергауса. Уроженца Казахстана подозревают в мошенничестве, что грозит ему 10 годами лишения свободы со штрафом. За несколько дней до этого СМИ писали о том, что Нидергаус скоро станет спортивным директором казахстанского клуба «Тобол».

Что за мутные схемы с контрактами в клубе?

Несколько дней назад Смирнов заявил о наличии «черной бухгалтерии» в cолигорском футбольном клубе. В качестве доказательства истинности своих слов он даже готов пройти проверку на полиграфе.

О том, что в клубе с выплатами не все чисто и законно, в белорусском футбольном сообществе говорили и раньше, однако претензий при этом никто не предъявлял. На этом фоне риторика Смирнова звучит очень жестко:

«В солигорском «Шахтере» процветает «черная бухгалтерия». Это подтвердит каждый, кто работал в клубе. Премиальные платятся наличными в конверте, зарплаты устанавливают в размерах выше лимитов, установленных законодательством, таким образом вводят в заблуждение игроков и тренеров, заманивают к себе, а потом не выполняют обязанностей по выплате, прикрываясь лимитами.

Бонус за чемпионство до 31 декабря должен был быть выплачен — нет понимания, когда будет. Ко мне белорусы [игроки клуба] обращаются, потому что уже устали от обещаний, от «завтраков», от хамского отношения непрофессионального», — заявил россиянин.

«Трибуна» узнала подробности того, как в «Шахтере» ведется бухгалтерия.

Клуб приглашает к себе условного легионера. Естественно, заманить в Беларусь его можно большой зарплатой, потому что уровень нашего чемпионата футболистов из-за рубежа не привлекает. Однако по закону «Шахтер» не может платить выше лимитов, прописанных в постановлении правительства. С недавних пор эти лимиты еще больше снизили.

И что тогда делает клуб? Все просто. С футболистом заключается контракт, где зарплаты прописаны строго в соответствии с лимитами. Этот контракт регистрируется в АБФФ, затем — в ФИФА. Все в соответствии с законодательством. Здесь к «Шахтеру» нет никаких претензий.

Но ведь игрок шел на совсем другие деньги, не на условные две тысячи долларов. И здесь со спортсменом заключается дополнительное соглашение, в котором прописаны уже совсем другие цифры: премиальные, подъемные, зарплаты и прочее. Вместе с официальным контрактом выходит как раз та сумма, которая и была обещана футболисту при переговорах. Вот только дополнительные договоры нигде не регистрируются. Но деньги по ним все же обычно платятся, хотя и с нюансами, о которых ниже.

Футболисты, очевидно, идут на определенный риск. Да, им обещают большие деньги, но если вдруг выплаты прекращаются и накапливаются долги, то что может доказать игрок? Контрактные обязанности по футбольному законодательству клуб выполняет, зарплаты в пределах лимитов выдает вовремя. А дополнительные соглашения не зарегистрированы ни в АБФФ, ни в ФИФА, так что в эти инстанции футболист обратиться не может. В лучшем случае игрок пойдет в экономический суд, так как дополнительные договоры юридическую силу все-таки имеют.

Там есть и печать клуба, и подписи сторон, заключивших договор. Но разбирательства в экономическом суде в Беларуси могут тянуться годами, что прекрасно понимает «Шахтер». Немногие футболисты готовы отстаивать свои права на длинной дистанции, поэтому часто в итоге соглашаются на условия клуба — при уходе получают выплаты куда ниже обещанных.

У «Шахтера» накопились серьезные долги

Солигорский клуб такую схему при подписании контрактов с футболистами прокручивал не один год. Об этом «Трибуне» рассказали несколько не связанных друг с другом знакомых с ситуацией источников. Впрочем, это не единственная странность в деятельности клуба.

Как нам удалось узнать, в настоящий момент «Шахтер» должен определенную сумму за аренду стадиона «Строитель», который является собственностью города. При этом долги «горняков» простираются далеко за пределы Солигорска.

Долгое время команда, приезжая в Минск за день до матча, ночевала в гостинице «Виктория Олимп», находящейся в соседнем здании от штаб-квартиры так называемого Национального олимпийского комитета. Сейчас двухместный номер с двумя кроватями плюс завтрак в этом отеле обходятся примерно в 200 рублей за сутки. В такие номера обычно селят футболистов. Одноместный номер для главного тренера, например, стоит в районе 180 рублей.

Однако с недавних пор двери отеля перед «Шахтером» закрылись. ФК долго жил в отеле в долг — как-то удавалось договариваться на погашение суммы в будущем. Но «горняки» в итоге не делали этого. И получилось, что многие годы перед минскими матчами «Шахтер» жил в «Виктории» «бесплатно».

В ход шли гарантийные письма, которые составлялись с отелем. В письмах прописывалось, что ФК обязуется в установленные сроки погасить долги, но в итоге не делал этого — а вместо того подписывал новые письма.

Во время прошлого сезона «горнякам» поставили условие: или погашайте долги и живите дальше, или ищите новый отель. «Шахтер» выбрал второй вариант (и долг перед «Викторией» по-прежнему висит).

На какое-то время солигорчане переселились в отель Mariott, что рядом с футбольным манежем, хотя этот отель куда дороже «Виктории». Например, двухместный номер в Mariott стоит от 190 долларов в сутки, одноместный — от 170 долларов. И на новом месте «Шахтер» жил в долг, который также не погашен.

Кроме того, не все хорошо и по расчетам с футболистами. Например, удалось узнать детали перехода Егора Филипенко в «Урал». В свое время защитник перебирался из БАТЭ в «Шахтер» на один из самых высоких в клубе контрактов — в районе 20 тысяч долларов. Было это еще до введения лимитов. После того как «потолки» по зарплатам ввели, многим игрокам предложили пойти на существенное снижение зарплаты. Опять же, основные контракты заключались по лимитам, но были еще и дополнительные соглашения.

Егор согласился на новые условия, но в сентябре 2022-го перешел в «Урал». При этом, как рассказали собеседники «Трибуны», переход мог и не произойти. Защитник не хотел покидать «Шахтер», пока клуб полностью с ним не рассчитается. А за почти два года сумма долга перед игроком накапала внушительная — несколько сотен тысяч долларов. Одномоментно расплатиться с игроком «Шахтер» не мог (или не хотел), но судебного разбирательства все же избежал.

Егор Филипенко

Егор Филипенко

По информации «Трибуны», помог в этом как раз «Урал», который оплатил долг «горняков» перед Филипенко, чтобы тот, по сути, забыл о своих претензиях и согласился переехать в Россию.

Таким же образом будто бы в это межсезонье ушли и некоторые другие футболисты. Правда, уточнять фамилии собеседники «Трибуны» не стали.

А еще раньше претензии к «должнику» в лице «Шахтера» предъявляли венгры. «Горняки» летом 2021-го проводили еврокубковые матчи только за рубежом из-за наложенных на белфутбол санкций. В частности, домашний поединок против «Фолы Эш» из Люксембурга проводился в Венгрии, на стадионе клуба «Мезекевешд».

На базе этого ФК «горняки» тренировались, а в клубном отеле жили и перед первым матчем с люксембуржцами, и перед ответной игрой. А если точнее, с 16 по 26 июля. Однако за проживание вовремя так и не заплатили. Как рассказывал в СМИ известный в прошлом украинский футболист Сергей Кузнецов, который занимается ныне в Венгрии предпринимательством, а также помогает клубам из постсоветского пространства в организации сборов и матчей, «горняки» остались должны более 13 тысяч евро.

По контракту они были обязаны погасить сумму в течение месяца, но так и не сделали это. Должен ли «Шахтер» что-то венграм в настоящий момент, нам узнать, к сожалению, не удалось.

Нидергаус и Марченко — пешки в схемах «Шахтера»

Когда стало известно о задержании спортивного директора «горняков» Владимира Нидергауса, россиянин Смирнов в своем телеграм-канале написал, что «пора задерживать товарища Марченко. К нему вопросов должно быть гораздо больше».

«Трибуна» пообщалась с разными людьми, имеющими представления о том, как проворачиваются дела в Солигорске. И они дали понять, что Марченко и Нидергаус — всего лишь пешки в мутных делах «Шахтера».

Александр Марченко в настоящий момент является директором клуба. Владимир Нидергаус до недавнего времени был в ФК спортивным директором, правда, его фамилию на сайте клуба уже не найти — после появления новости о задержании функционера из руководства быстренько убрали.

По сведениям «Трибуны», казахстанец ранее посещал практически все тренировки команды, разговаривал с легионерами и некоторыми белорусами. В общем, внимательно следил за работой коллектива. Но в это межсезонье, после выхода команды из отпуска, Нидергаус не появился ни на одной тренировке. Более того, последний раз в мессенджерах функционер был 14 января, хотя раньше, по наблюдениям наших собеседников, был на связи чуть ли не круглосуточно.

Впрочем, куда интереснее другое. Как удалось узнать, всеми делами по трансферам уже несколько лет негласно, находясь в тени, занимается другой человек — Евгений Култаев. Подробнее о том, как прокручиваются схемы с переходами игроков в/из Солигорска благодаря этому агенту, «Трибуна» писала весной 2020-го.

С тех пор, как уверяют источники «Трибуны», ничего не изменилось. Култаев ведет переговоры с футболистами, в том числе по финансовой составляющей, но нигде официально не фигурирует и никакой должности не занимает. Все подписи в документах принадлежат Марченко и Нидергаусу. Таким образом, даже если за «Шахтер» и возьмутся из-за сомнительных схем, Култаев к ним как бы и не имеет отношения.

При этом собеседники предлагают брать еще выше. Мол, и сам Култаев играет далеко не ведущую роль. Куда больше власти, что естественно, у председателя правления «Шахтера», генерального директора «Беларуськалия» Ивана Головатого.

Иван Головатый с Александром Лукашенко

Иван Головатый с Александром Лукашенко

Именно он решает, кому и сколько давать денег, перед кем и каким образом закрывать долги. И даже если на счету клуба официально нет финансов, они берутся из других источников, по сути, из бюджета «Беларуськалия».

Почему футбольный Солигорск не вызвал интереса со стороны контролирующих органов, несмотря на обилие странных сделок, можно только догадываться. Самая очевидная гипотеза — связь Головатого с семьей Лукашенко. По информации СМИ, калийный менеджер является крестным отцом одной из дочерей Виктора Лукашенко.

Поможет ли это сейчас избежать преследования и наказания? Или, может, вслед за Нидергаусом полетит голова Марченко, а босс «Беларуськалия» останется «сухим», так как он играет важную роль в обходе наложенных на Беларусь калийных санкций? По информации «Трибуны», футбольной историей заинтересовались в силовых структурах Лукашенко, из-за чего и начались активные проверки в клубе.

Читайте также:

Задержали заместителя директора футбольного клуба «Шахтер»

label.reaction.like
label.reaction.facepalm
label.reaction.smile
label.reaction.omg
label.reaction.sad
label.reaction.anger

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?