Будем честными: немногие иностранцы хотят посетить Беларусь. Если сюда едут не ради устройства дел, то скорее всего чтобы увидеть широко разрекламированную на Западе «последнюю диктатуру Европы». Молодой канадский журналист Джон Бренэн мало знал о Беларуси, но давно хотел попасть в страну, которая «редко вспыхивает точкой на канадских радарах», чтобы встретить друзей своего детства.

«Канадский фонд помощи», или Как все началось

Джону 24 года, но выглядит он старше — видимо, из-за усов. Он живет в канадской провинции Новая Шотландия, но добрую половину жизни он общался с белорусами.

Я вырос в большой семье с четырьмя детьми. У нас просторный дом, поэтому, когда мои родители в 1994 году прочитали в местной газете, что организации «Канадский фонд помощи жертвам Чернобыля в Беларуси» требуется помощь, они решили открыть его для белорусских детей.

До 2006 года, когда организация прервала свою деятельность, у нас побывало шесть детей из Беларуси. Бывало, что одновременно в нашем доме находилось четверо из них. Мы очень дружили, делали все вместе, ходили в походы и купались в океане. Мы делили их печаль и радость.

Эти дети из Беларуси стали настоящей частью моей семьи.

Почему я решил поехать

Я всегда хотел побывать в Беларуси, тем более что мои белорусские друзья были готовы в любой момент пригласить и принять меня в себя. Но я не спешил: закончил школу, поступил в университет…

Сознательно желать поездки в Беларусь я начал года четыре назад. Я понял, что хочу узнать о стране, откуда приехали мои друзья детства, о катастрофе, из-за которой появился «Канадский фонд помощи» — организация, которая сыграла в моей жизни большую роль.

Помню, что некоторые из тех детей имели одну-две игрушки, и визит в канадскую семью среднего класса был для них настоящим шоком. Они видели нашу жизнь, активно участвовали в ней.
Но я также хотел увидеть, как живут они, уже взрослые, в своей стране.

Беларусь не из тех стран, в которые можно взять и приехать

Я не большой белоруссовед. Разумеется, наши белорусские гости рассказывали о своей стране, некоторую информацию давал Фонд. Единственное, о чем я более-менее знал, — это о 70% всех радиоактивных веществ, выпавших на территорию страны после взрыва на ЧАЭС. Но мне известно, что Беларусь не из тех стран, в которые можно взять и приехать. Честно говоря, я не заядлый путешественник, но вспоминаю свои поездки в США, Швецию: показал паспорт — и проходи.

Когда я готовился к поездке в Беларусь, все было иначе. Я провел собственное «исследование», получил визу заранее, приобрел страховку, ибо слышал, что если нет визы, ее непросто получить в аэропорту, и тебя вообще могут развернуть назад. Не скажу, что это было очень трудно. Мая виза была немного дороже обычной: я заплатил около 100 евро за мультивизы, так как собирался наведаться в Чернобыль, в Украине, а потом вернуться в Беларусь. Не скажу, что очень дешево, но Беларусь — не туристическая Мекка, поэтому, думаю, такая ситуация вполне нормальная, и следовало ожидать, что придется заплатить.

Первое впечатление

По прилету я узнал, что нужно приобретать новую страховку, потому что моя канадская тут не действует. Потом надо долго заполнять иммиграционную карточку… Знаете, мне просто хотелось выйти из аэропорта, осмотреться, ведь я так долго ждал этого момента! Но ты не можешь этого сделать из-за необходимости некоей процедуры.

Страна, застывшая во времени

Мои родители были в Беларуси в 1996 году. Они привезли много историй и фотографий, поэтому я примерно знал, чего ожидать, представлял, как выглядит среднестатистический белорусский дом, квартиры белорусов.

И все же пока не увидишь своими глазами, не поймешь до конца. Когда я гулял по Минску, я не мог избавиться от мысли, что время остановилось в этом городе 20 лет назад.
Мои родители рассказали: «Беларусь отстает от Канады где-то на 15 лет». И действительно,
Минск выглядит очень по-советски. Чего стоит один громадный памятник Ленину
Меня очень тронул контраст: интересно видеть, как современные многоэтажки вырастают стена к стене со старыми деревянными домами.

Мои родители посетили много мест в Беларуси. Я намеренно путешествовал там, где и они, чтобы сравнить. И знаете, почти ничего не изменилось.

Мне не хватало моря

Я прилетел в Минск, посетил Чаусы — город, дети из которого первыми получили помощь от Фонда. Затем побывал в Гомеле, добрался до Киева, съездил на экскурсию к ЧАЭС и в город Припять — довольно протяженный маршрут.

Я родился недалеко от Атлантического океана, и мне было непривычно находиться в стране без выхода к морю. Едешь, едешь и ждешь, что вот появится большая вода, но все идут фермы, поля, деревни. Об этом говорили мне родители, я убедился в этом сам: многие небольшие города и деревни выглядят как «призраки» из 1950-х.

Знаете, когда живешь в Северной Америке, ты защищен. Здесь, конечно, есть и бедные, и свои проблемы… Но в Беларуси все по-другому, все в другом измерении. Например, бедность в Беларуси — совсем не та, что в Канаде. Я хочу сказать, что цены, например, на топливо, не очень отличаются от канадских. Но, когда понимаешь, какую зарплату получают люди, это… открывает глаза.

«Выбрал октябрь, чтобы застать празднование годовщины революции»

Я путешествовал именно в октябре, потому что хотел увидеть празднование дня Октябрьской революции. Мне кажется, в мире осталось всего несколько стран, которые отмечают этот день. Интересно было услышать вашего президента, который говорит, что идеалы той революции все еще живы в Беларуси.

Если говорить о Лукашенко, я еще помню случай, когда он сказал насчет немецкого министра, что «лучше быть диктатором, чем геем». Меня тогда очень удивили эти слова.

Что не война, то хорошо

Сразу бросается в глаза невероятное количество мемориалов Великой Отечественной войны. У нас в Канаде тоже есть такой памятник. Но он небольшой, как памятник в каком-нибудь городке. А минский — просто гигантский. При этом везде, где я был, есть хоть один памятник жертвам войны. Помню, что разговаривал об этом с моим другом-белорусам, который сейчас живет в США. Я спросил, почему в Беларуси ничего не меняется. Он ответил:

«Война принесла Беларуси много горя. И людям перманентно напоминают о войне. Поэтому все, что не война, — хорошо».

Советы по выживанию

Я провел в Беларуси месяц, из него полторы недели — в Минске. И если я соберусь сюда снова, я попытаюсь хоть немного выучить язык. Немного людей понимают английский, и еще меньше могут ответить. О том, чтобы прочитать название улицы, и речи нет. Вряд ли я смог бы комфортно находиться в Беларуси без своих спутников.

До сих пор не знаю, что можно говорить, а чего нельзя

Мои публикации появлялись, по крайней мере, на сайте Canada.com. Но мы с друзьями решили, что определенная информация может быть опасной как для них, так и для меня и для людей, с которыми я беседовал. Поэтому я удалил несколько статей, одна из которых — интервью с молодежными активистами. Знаете, я до сих пор чувствую себя неловко и немного нервничаю, потому что не до конца понимаю, что можно говорить, а чего нельзя. Я же из страны, где можно высказывать свое мнение беспрепятственно. Поэтому я, наверное, снова помещу статьи, когда уеду.

Черный цвет — не вся палитра

Абсолютное большинство информации о Беларуси в западных СМИ нельзя назвать позитивной: в основном Беларусь для иностранца — это Лукашенко и «последняя диктатура Европы».

До поездки по Беларуси я скорее был в хоре тех, кто склонялся к описанию этого государства мрачными тонами. У меня самого есть довольно «темные» публикации. Но я больше не хочу делать этого. Завтра я возвращаюсь в Канаду и там хочу попробовать быть искренним, потому что я видел этих людей, видел эту землю.

И когда я читаю записи в Twitter наподобие «Белорусы — народ в концентрационном лагере»… Знаете, это уже слишком.
Легко показать видео с разгона митинга и сказать, что здесь всю жизнь такое. Но это далеко от истины. Теперь я начинаю понимать, что если твоя страна 60 или 70 лет была под властью Советов, не так просто отбросить то прошлое и мгновенно поменяться.
Если я бы хотел кратко описать Беларусь, я бы сказал, что здесь все медленно.
И даже если Минск похож на Торонто или Монреаль, все же здесь много старого. Тут еще многие думают по-старому и поступают по-старому. Но я бы призвал людей в Канаде, в США просто приехать и пообщаться с белорусами. Ведь мы, жители демократических государств, с перспективы своего мировоззрения даже на йоту не понимаем Беларусь, того, что ей пришлось вытерпеть и что происходит здесь сейчас.
Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?