В эти дни, когда общепринятым стало сравнение Владимира Путина с Адольфом Гитлером, можно констатировать и наличие российского нацизма.

Я думал, что сама идея ввести понятие «российский нацизм» исключительно моя. Возможно, оно так и было бы, но пока я размышлял о содержании понятия, о его обосновании, сотрудник российской службы Радио Свобода и священник Яков Кротов уже ввел его в обиход.

Отец Яков назвал нацистом и бывшего генерального секретаря ЦК КПСС, президента СССР Михаила Горбачева, который, как известно, поддержал аннексию Крыма. Правда, Горбачев состроил из себя дурака и заявил, что присоединение Крыма к России произошло демократично — через референдум. Забегая вперед, скажу, что референдум в условиях террора — тоже из арсенала нацистов. Различие между референдумами в нацистской Германии и в оккупированном Крыму только в том, что немцев терроризировали «свои» СД и СС, а жители Крыма голосовали под дулами российских автоматов. И там, и там всякая оппозиция была подавлена, предварительная публичная дискуссия отсутствовала.

Отец Яков вспомнил Горбачеву убитых в Вильнюсе и Тбилиси, действия ОМОНа в Риге. По большому счету, Горбачеву нужно было бы сидеть тихо, так как правительства Литвы, Грузии и Латвии имеют полное право объявить его в международный розыск по подозрению в организации массовых убийств.

Говоря, что Горбачев «не просто шовинист, но и нацист, со всеми принадлежащими нацизму психологическими чертами», о. Яков Кротов, таким образом, предлагает нам различать национализм, шовинизм и нацизм.

Национализм, в отличие от шовинизма, бывает оборонительный и созидательный. Без национализма не было бы ни французского, ни немецкого, ни итальянского, ни других наций и государств.

Напомню, что за итальянский триколор националистов бросали в тюрьмы на территориях, подвластных австрийским Габсбургам, испанским Бурбонам и Папе Римскому, что за немецкий триколор националистов преследовали в немецких же курфюршествах, маркграфствах и королевствах — совсем так, как в современной Беларуси.

Другое дело — шовинизм, апофеозом которого во Франции стало дело Альфреда Дрейфуса, а в царской России — Менахема Менделя Бейлиса.

Здесь не место описывать историю возникновения нацизма в Германии, зато надо сказать, что нацизм — это реакционная и агрессивная идеология и практика, свойственная для имперских наций, у которых не было устойчивой традиции демократии и которые однажды потерпели фиаско. Таким фиаско для Германии стала капитуляция в ноябре 1918-го. Фиаско же для россиян, которых Сталин в 1945 году объявил ведущей нацией Советского Союза, были распад СССР и то, что 14 советских республик стали зарубежьем: три — «дальним», а одиннадцать — «ближним» (со временем существенно отдалилась Грузия).

Как немецкие нацисты почти все свои усилия положили на возрождение Рейха, так и их российские последователи прилагают почти все свои усилия, чтобы возродить некое подобие СССР.

Конечно, имеются и различия, Прежде чем наладить выпуск знаменитых «тигров» и «пантер», немцы построили самые лучшие в Европе автомобильные дороги и организовали производство машин для народа (знаменитая на весь мир марка Volkswagen). В России же по-прежнему проблема бездорожья, ни одного конкурентоспособного гражданского автомобиля, зато есть довольно страшные для европейцев танки.

В период распада СССР (конец 1980-х — начало 1990-х) было отмечено такое специфически российское явление, как коммуно-фашизм. В отличие от Германии, где ни коммунисты, ни тем более социал-демократы до этого «не созрели», в России идеология нацизма вырабатывалось в недрах коммунистической (большевистской) партии.

И этому есть объяснение: в отличие от теории демократического, гуманного социализма, большевистская догматика себя исчерпала.

Немалая заслуга в становлении российского нацизма принадлежит также Московской Патриархии с присущей ей ксенофобией и нетерпимостью.

Не зря в интеллектуальных кругах России применяются термины «православный талибан» и «православный шариат». Определенную категорию граждан России религиоведов причисляют к «православнутым», т.е. к фанатикам, к людям, которые превыше всего ставят российское православие. Такая гремучая смесь шовинизма и религиозного фанатизма. Теория «русского мира», с которой выступает Московская Патриархия, — это сугубо политический проект под религиозно-церковной оболочкой.

Чисто же политический проект «русского мира» выработан в кремлевских и околокремлевским кабинетах. Если для Гитлера Германия была там, где жили немцы, то для российских властных кругов, коммуно-фашистов и церковников Россия там, где русский язык.

Они взяли на себя миссию защиты не только всех этнических россиян на сопредельных территориях, но и всех русскоязычных. Правда, путинистам не хватает смелости сформулировать сходство гитлеровско-геббельсовского лозунга «ein Volk, ein Reich, ein Führer» (один народ, одна империя, один вождь). Но это не так важно. Важно, что этот лозунг пытаются осуществить.

Коммуно-фашистов, «православных талибов» и властные круги России объединяет с немецкими нацистами и патологическая ненависть к западным демократиям.

Само собой, обе формы нацизма нельзя представить без антисемитизма. Что интересно, так это то, что путинисты пытались разыграть еврейскую карту. Они хотели запугать Европу и США антисемитизмом украинских националистов. Однако вскоре выяснилось, что первые антисемитские акции в Крыму были совершены с приходом российских оккупантов.

Наконец, как немецкому, так и российскому нацизмам свойственна агрессивность, которая ничего, кроме вреда собственному народу и государствам не принесла (Германия) и не принесет (Россия).

В литературе встречается утверждение о том, что Гитлер мечтал про мировое господство. Однако известно, что Гитлер разделил с государствами Оси (Италией и Японией) сферы влияния. Тотально осчастливить мир через создание Всемирной Республики Советов мечтали большевики. Для достижения этой цели они потратили огромные деньги на поддержку «антиимпериалистических сил» от Кореи и Вьетнама, Египта и Анголы до Кубы и Никарагуа. Российские нацисты — наследники большевиков, и не исключено, что они вынашивают идею если не мирового, то регионального господства. Если им удастся восстановить некое подобие СССР, так почему бы не попробовать вернуть под свой контроль Центрально-Восточную Европу?

И напоследок. Почему мы по-белорусски называем основных славянских жителей России «расійцамі», «расейцамі», а не русскими? Да потому, что само понятие «Русь», «русские» зародилась в современной Украине. Украина и есть Русь.

В Украине, в Киеве, был центр Русской Церкви. Когда образовалась самостоятельная московская митрополия, то новое образование стали называть в христианском мире Московской Церковью. И государство была московское. За Иваном III Московия стала называть себя Русью, Иван даже объявил себя хозяином всея Руси, но само слово «Русь» со временем превратилась в Московии в «Россию». И Церковь официально стала Православной Российской Церковью. Это Сталин сделал ее «русской» и добавил к титулу московского Патриарха слова «и всея Руси» (ранее было «и всея России»).

Следовательно, и Церковь у них российская, и государство, и народ, и язык российские. А мы — БелаРУСЬ. Мы — белоРУСЫ. И Православная Церковь у нас когда-нибудь действительно будет белорусская.

Хотя, уточню, униаты уже давно называют свое сообщество белорусским. И служат в своих церквях и часовнях по-белорусски.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?