Все началось с того, что на маршрутках Солигорск-Минск начали массово клеить значки присутствия бесплатного Wi-Fi. И сколько бы я не ездил, его никогда не было, так как «пока не поставили», «буквально сегодня утром сломалась» и т.д.

Так было и на этот раз, сел на маршрутку в город-герой и запросил пароль от Wi-Fi. Водитель довольно агрессивно ответил, что еще не поставили. «Так а чего клеите?» — спрашиваю. Мужик заявляет, что это не мое дело, и если мне что-то не нравится — я могу выходить.

Останавливает бусик, открывает дверь и говорит что дальше не поедет, пока я не выйду. Через минуту спрашивает, собираюсь ли я выходить, услышав отрицательный ответ, начинает ехать дальше и выдает что-то вроде «Не твое дело, заср*нец, едь и не умничай».

Я, хорошо так обалдев, говорю, что он может так своих детей называть, а с собой я такого отношения не допущу. Водитель повторно останавливает бус и чуть ли не за шкирку вытаскивает меня из салона. Будучи в полном когнитивном диссонансе, успеваю сделать фотку номеров маршрутки, пока та уезжает.

Лихорадочно начинаю думать, что можно сделать в такой ситуации. Пытаюсь набрать диспетчеру фирмы-перевозчика, чтобы узнать, куда могу прийти написать жалобу в соответствующей книге. В ответ слышу, что у них адреса нет, и книги тоже, и мне лучше набрать директору. Директор еще раз повторяет, что книги у них нет, так как они просто объединяют разных ИП, а у них книга у каждого своя. Спрашиваю, а почему же на маршрутке были наклейки именно этой фирмы. Внятного ответа я не услышал.

Гуглю в телефоне контакт Общества защиты прав потребителей. Женский голос, вся интонация которого свидетельствует, что собственно защита прав потребителей ему глубоко фиолетова, советует обратиться в райисполком по месту происшествия. Пасиба, Кэп, ага.

Понимая всю гиблость этой затеи, все же иду в Солигорский райисполком. Там, в отделе торговли и услуг, я узнаю, что защитой прав потребителей занимаются только по средам и четвергам. И вообще, они занимаются только торговлей и услугами, а мне надо к специалистам, обслуживающих транспорт, так как это не их компетенция.

В ответ на мое скромнуе замечание, что пассажирские перевозки — это и есть услуга, я получаю гневный ответ «Молодой человек, не надо учить меня делать мою работу» и испепеляющий взгляд. И вообще, оказывается, мне нужно идти в налоговую и милицию, а не к ним.

Замечаю, что мне, видимо, придется звонить на горячую линию Миноблисполкома, так как по месту прописки мне помочь не могут. «А чего это вы мне Минском угрожаете?!» — выдает чиновница, но все же попускается и пытается хотя бы сделать вид, что пытается мне помочь. Звонит куда-то в недра райисполкома и узнает, что транспортом занимается в отделе экономики некая Катя, поэтому мне надо туда — до конца коридора и направо («Что я, обязана что ли знать все номера кабинетов?!»).

В отделе экономики Катя сообщает мне, что транспортом она занимается, но грузоперевозками нет, а мне надо возвращаться в 238-й кабинет, откуда меня направили. В 238-м кабинете уже собралось совещание из двух «специалистов», которые обсуждали, что со мной делать.

Решили позвонить диспетчеру перевозчика и выяснить ситуацию. Переговоры с диспетчером затянулись минут на десять, причем с той стороны, мягко сказать, покрикивали, так что я, даже сидя напротив ведущего специалиста отдела торговли и услуг, слышал, что я, оказывается, был агрессивен и ругался матом.

Чиновница несколько раз предлагала перевозчику решить проблему мирно, иначе мне придется идти в 218-й кабинет и писать жалобу (это говорилось с таким тоном, будто 218-й кабинет — это крайняя мера, и после нее будет атата и каюк фирме). На той стороне собеседник упорно не понимал всех сил 218-го кабинета, и переговоры не клеились.

В начале десятой минуты в отдел торговли и услуг зашла еще одна чиновница, и, узнав, что происходит, начала убеждать закончить переговоры, так как транспорт — это не их компетенция. В результате словами «Ну всё, я отправляю его в 218-й кабинет» переговорный процесс был закончен. Переговорщица спросила у меня, действительно ли я ругался матом, но после аргумента, что если бы я ругался, то в райисполком не пошел бы, согласилась и направила в тот самый 218-й кабинет.

А в том кабинете мне со старта сказали, что я неправильно пришел к ним и мне надо возвращаться в 238-й. Нет, говорю, мне точно к вам. Тут заходит некая начальница, слышит беседу и спрашивает, что произошло. Раз десятый за последний час коротко рассказываю, в чем проблема.

Пока я рассказываю, начальница делает несколько звонков в недра райисполкома, не оставляя надежды куда-нибудь меня сплавить. Но оказывается, что сплавить меня не получится, и это она должна мной заниматься. Чиновница делает недовольное выражение лица, и сообщает, что я должен написать подробную жалобу, так мои слова «к делу не подошьешь». Мне выдают листок и ручку, и отправляет писать вниз, чтобы не мешал их работе.

Пока составляю жалобу, мне набирает незнакомый номер. Мужской голос представляется владельцем того буса, откуда меня высадили. Говорит, что ему только сейчас сообщили об этом неприятном инциденте, и что ему очень неприятна ситуация, он полностью на моей стороне, прекрасно понимает, что такая ситуация абсолютно недопустима, и он тритысячекратно извиняется, очень просит жалобу не регистрировать и готов на любых моих условиях мирно разрешить конфликт.

Через пятнадцать минут мы пьем кофе с Александром, который оказывается профессиональным боксером. Бизнесмен жалуется, что во время кризиса зарплаты и так упали, а такая ситуация может полностью разрушить доброе имя фирмы, на которое они работают много лет. Водитель, который высадил меня, оказывается «залетным», и у него уже было не одно предупреждение, а сегодня была последняя капля и его последний рабочий день. Чтобы сгладить вину своего работника, Александр предлагает бесплатно отвезти меня в Минск на ближайшей маршрутке, которая отправится через 20 минут.

Пока ждали ее, разговорились «за жисть». Бизнесмен давно мечтает свалить из «этой страны», но пока не может, так как ухаживает за отцом-инвалидом. Долго не может понять, зачем я вернулся в РБ после шести лет жизни за бугром. Больше всего в Беларуси ему не нравится менталитет этого «народца», и сегодняшний конфликт красноречиво подтверждает его убеждения. Говорит, что в подобной ситуации он бы «насовал по щщам» (в чем я, учитывая его комплекцию, ни разу не сомневаюсь).

Когда подъезжает маршрутка, Александр презентует мне купон на одну бесплатную поездку в Минск, еще раз извиняется, и прощается со мной словами: «Вот если бы больше было таких людей, как ты, уже давно зажили бы лучше, чем в Польше!»

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?