Спектакль «Билет на брестский поезд» Республиканского театра белорусского драматургии является уже третьей или даже четвертой попыткой поставить пьесу Виталия Королева «Moscow Dreaming».

Недавний выпускник Академии художеств Алексей Кузмицкий сделал дипломный спектакль по этой пьесе, где играет главную роль, и стал режиссером такого же спектакля в Бобруйске. Летом на сцене РТБД режиссер Сара Токина ставила спектакль с названием «БелДримШоу», который не приняла ни трупа, ни большинство зрителей и критиков, видевших его на сдаче. Но процитирую критика Татьяну Арцимович, которая спектакль одобрила: «Режиссер задает незнакомые для контекста правила: рассыпает структуры, отказывается от хлоп и три притопа, манипулирует границей между реальностью, медийной реальностью, социальными масками, «я» и театром».

Я подвожу к тому, что интересный текст написал драматург Виталий Королев.

Хотя пьеса о белорусском парне, который попрбовал гастарбайтерского хлеба в Москве и вернулся назад, в начале и кажется незамысловатой. Незамысловато ее и решают постановщики, так сказать, «с хлоп и три притопа».

Спектакль у режиссера Александра Гарцуева получился «зрительским». Много комических и пластических реприз, высокий темп, громкая агрессивная танцевальная музыка. В спектакле Вадиму в исполнении Дмитрия Давидовича помогают его друзья (Андрей Новик и Николай Стонька), им режиссер отдал часть реплик Вадима, но они также активно комментируют и вмешиваются в текст. Лирическая авторская интонация таким образом теряется, но история пересказывается ёмче и смешнее. Зрители очень много смеются, сама ситуация пьесы действительно весьма комическая. Наивность главного героя только подчеркивается нелепым упорством, которую своим энтузиазмом Дмитрий Давидович только усиливает. Получился спектакль о том, кто чересчур старается, не обращая внимания на важные мелочи. Легкомысленность героя будто бы должна быть как следует наказана, но без больших препятствий его инфантильное самодовольство остается сама по себе.

Фото rtbd.by

Фото rtbd.by

Есть ощущение, что потенциал этого текста не исчерпан.

В версию спектакля РТБД не вошел эпизод о том, как Вадим по пути домой препятствует избиению милиционерами выходца из Средней Азии и сам попадает под раздачу. Спасенный таджик благодарит Вадима: «Впервые за меня русский вступился…» «А я не русский, я белорус», — отвечает Вадим. Это едва ли не единственный момент, когда вопрос идентичности каким-то образом всплывает в тексте.

По-моему, этот эпизод даже не про национальность, а о том, что, чтобы найти себя, нужно столкнуться с настоящим оппонентом. И этими оппонентами, конечно, являются вовсе не те, кто Вадима отговаривал от московской поездки, и не те, кто хотел Вадима обмануть, и даже не конкретные московские менты, но именно настоящая жизнь с освобождением от иллюзий. Интересно, что эпизодически это освобождение от иллюзий в пьесе появляется и раньше. Вадима удивляет, например, что его мать безразлично отпускает его в чужую Москву, этим она будто предает. Но только этот эпизод с таджиком придает герою внутренней моральной силы для финального возвышенного хэппи-энда.

Фото rtbd.by

Фото rtbd.by

Фото rtbd.by

Фото rtbd.by

И тут осознаешь, что самые большие усилия в спектакле «Билет на брестский поезд» идут именно на создание этих самых иллюзий, все эти танцы и каверы «California Dreaming», они о мечте, об отказе от действительности, отрицании этой необходимости принять себя самого. Татьяна Артимович права, что даже в такой простой истории убедительно показаны огромные возможности, которыми располагает современный человек для самообмана. И с какой охотой и упорством он ими пользуется.

Действительность проявляется также и в этом спектакле. Артист Андрей Добровольский, фактурный, мощного телосложения артист, играет случайного соседа Вадима по московской квартире. Он смешным голосом, который контрастирует с крупным натренированным телом, рассказывает о трудностях эмигрантской работы в Испании. А потом прямо на сцене принимает душ, эпизод, который поражает зрителей своей внезапностью. Это идейное, нравственное, физическое почти насилие становится для героя настоящим «холодным душем». Даже в рамках комедийного спектакля потенциальная конфликтность самообмана героя реализуется ярким физиологическим эпизодом.

Фото rtbd.by

Фото rtbd.by

Фото rtbd.by

Фото rtbd.by

К сожалению, на общее впечатление от спектакля это не повлияло. Несмотря на свою активность и яркость, он показался «комедией на один раз» с нехитрой моралью типа «Не ходите, дети, в Африку гулять…» Спектаклю явно не хватает трезвого и безжалостного взгляда на своего героя, который есть, например, в «Охоте на себя» [«Паляванне на сябе».]. Холодный душ действительности оказался в итоге теплой водичкой из лейки.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?