В интервью delfi.lt ученый признал: «Заниматься наукой в стране стало едва ли возможно — политика проникла во все сферы общественной жизни, а государство начало превращаться в тоталитарную машину, требующую безоговорочного подчинения и лояльности. Если же ты не готов превращаться в цепную собаку, будь готов к последствиям».

В таких условиях Лукашанец работать не захотел и покинул должность заместителя директора Научно-практического центра НАН Беларуси по биоресурсам, которую занимал последние полтора года.

Ученый занимался исследованием Антарктиды. В экспедиции ученый-полярник занимался вопросами экологии и биоразнообразия: исследовал уровень загрязнения, изучал живые организмы. «Антарктическая программа все же является «имиджевым» проектом и связана с общественной жизнью, поэтому замкнуться в себе, отсидеться, сосредоточиться на кабинетной или научной работе, где тебя почти никто не видит и не знает, и сделать вид, что ты ничего не заметил и вообще ни при делах, не получилось бы. Это противоречит моим принципам и убеждениям. Я не могу врать себе. Мне было бы стыдно перед самим собой», — признал он.

Родители Дмитрия Лукашанца также работали в научной сфере. Отец Александр Лукашанец — языковед, академик. 

«После массовых протестов и волны насилия он тоже не смог закрыть глаза на происходящее и выразил свое неодобрение вместе с другими учеными в коллективном обращении. За это он поплатился должностью… Даже шла речь о том, чтобы лишить его звания академика. Было сказано, что он академик с антигосударственной позицией, причем все это мусолилось прилюдно.

Для него это было особенно неприятно. Мой отец начал работать в академии еще с 70-х годов. Отдал науке всю жизнь, прошел путь от стажера до директора института. В мире славистики он большая величина, но высшему руководству это не помешало заявить, что академии такие люди не нужны», — рассказал Дмитрий.

«Моя мама столкнулась с похожими проблемами. Она тоже ученый, но работает в университетской, а не в академической среде. Она работала в Минском государственном лингвистическом университете.

Этот вуз стал первым, где прошли серьезные чистки после того, как целый ряд преподавателей осмелился заявить, что закрывать глаза на творящийся беспредел больше нельзя. Это был не просто порыв души — в первую очередь, он был связан с тем, что омоновцы врывались и задерживали студентов прямо в здании. Многие преподаватели, разумеется, не смогли на это спокойно смотреть. Они высказали свою позицию — вслед за этим прокатилась волна увольнений. От них избавились очень быстро.

Моя мама — профессор кафедры общего языкознания. Она не стала ждать и вступать в диалог с начальством — уволилась сама. Сказала, что не может изменять своей совести и чести, хотя многие смирились и промолчали», — говорит собеседник.

Читайте также: Биолог Дмитрий Лукашанец рассказывает об экспедиции в Антарктиду, зарплатах ученых и выборе школы для сына

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна