На каком основании тогда белорусская сторона просит деньги? Скорее всего, речь идет о возможном перераспределении данной суммы из лимита России в пользу Беларуси, как это уже было в сентябре 2020 года. Тогда ЕФСР выдал Беларуси кредит на $ 500 млн.

Мы спросили у белорусских экспертов, может ли, по их мнению, Беларусь рассчитывать на новый кредит от ЕФСР из неиспользованного лимита России и насколько этот кредит может спасти ситуацию в Беларуси.

«Для начала нужно пояснить возможный механизм получения кредита, о котором идет речь. В ЕФСР есть страны-учредители, — говорит старший аналитик «Альпари Евразия» Вадим Иосуб. — У каждой страны есть лимит, пропорциональный ее взносам в этот фонд. Чем большую долю страна имеет в уставном фонде, тем на большую сумму из этого фонда она может рассчитывать впоследствии.

Последний кредит Беларуси дали осенью 2020 года. И это было комплексное решение: во время встречи в сентябре прошлого года в Сочи Путин и Лукашенко договорились о кредите для Беларуси на общую сумму в $1,5 мрд. Из них $500 млн в Беларусь пришли по линии ЕФСР, а $1 млрд — межправительственный кредит России Беларуси.

Когда мы от ЕФСР получили $500 млн, наш кредит на тот момент уже был исчерпан. Это значит, что те $500 млн нам дали за счет лимита России в ЕФСР.

Что касается реальности или нереальности выдачи нового кредита Беларуси, то пока были озвучены только белорусские «хотелки».

Понятно, что это все еще будет обсуждаться между Путиным и Лукашенко. Неизвестно, дадут или нет. А если дадут, то возникают вопросы: сколько, под какие условия, что попросят взамен и так далее?

Мы даже не знаем, на каких условиях Беларусь получила в прошлом году те $1,5 миллиарда. Многие тогда говорили, что «взамен Лукашенко должен уйти или назначить новые выборы». Но нет, все это было не более чем гадание на кофейной гуще.

Академический директор центра BEROC Катерина Борнукова считает, что неслучайно речь о кредите зашла как раз перед встречей Лукашенко с Путиным.

«Видимо, у него есть надежда на то, что Путин поможет ему получить эти деньги. Россия все же считается основным стейкхолдером (то есть страной с основной долей — прим. «Наша Нива») Евразийского фонда стабилизации и развития и имеет большое влияние на его решения.

Если будет политическая воля России, тогда все эти технические нюансы вроде перераспределения российского лимита в пользу Беларуси можно будет легко решить, — считает Борнукова.

— Но надо понимать: даже если какой-то кредит дадут, то это, очевидно, будут не $3 миллиарда. Возможно, договорятся на меньшую цифру.

А возможно, это будет программа на ближайшие полгода, или год, или на несколько лет.

Причем традиционно фонд выдает эти деньги под какие-либо макроэкономические условия, которые мы традиционно не выполняли. Поэтому даже если такое соглашение будет подписано сейчас, само выделение этих денег будет растянуто по времени.

И вполне может быть, что каждый новый транш этого кредита Беларуси предстоит подтверждать. Все это будет не так просто.

Основной вопрос — насколько помогут эти деньги белорусской экономике. Оба эксперта сходятся во мнении, что их может хватить на год.

«Все зависит от того, для чего нужны деньги: платить зарплаты, оплачивать нефть, — рассуждает Вадим Иосуб. — Возможно, их собираются пустить на погашение внешнего долга.

Обратите внимание, ежегодно Беларусь должна выплачивать $3 миллиарда внешнего долга. То есть, если кредит дадут, Беларусь может год не думать о том, чем гасить внешний долг».

«Очевидно, что Беларуси сейчас очень потребуется внешнее финансирование, — отмечает Катерина Борнукова. — Нужные суммы будут зависеть от того, как в отношении нашей страны будут работать санкции.

Пока с санкциями есть неопределенности. Мы, например, не понимаем, будет ли экспортироваться калий через Литву в декабре, сможем ли мы его экспортировать через другие порты?

Пока эти неопределенности не решены, трудно говорить о том, хватит ли нам $3 миллиардов кредита или нет. Но пока выглядит так, что данной суммы Беларуси хватило бы примерно на год».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?