«Еще 8 ноября, когда все начиналось, я посмотрела новости и мне так жалко стало этих детей, женщин… Подумала: заберу к себе хоть нескольких человек, мне есть, где их разместить, хотя бы переночуют.

Но меня не пустили. Я подъехала, но не доезжая до заправки, что рядом с границей, стояло оцепление: много народу, и пограничники, и в штатском, и милиция.

Стояли бусы и такие еще автобусики, как по колхозам возят детей в школы, — рассказывает собеседница. — У меня проверили документы, но чтобы попасть в пограничную зону должна быть польская виза или специальный пропуск.

Этого у меня не было. Поэтому пограничники пролистали документы, почему-то проверили мой телефон и отказали. Сказали: пограничная зона, вам нельзя, у вас визы нет.

Я спросила, почему нельзя проехать? Я же хочу помочь! Ответили: нельзя и всё. Я пыталась объяснять, что могу взять к себе людей, натопить печку, накормить-напоить, но никто не стал со мною говорить, приказали уезжать».

В соседних деревнях время от времени замечают мигрантов, говорит женщина.

«Тут до границы напрямую километра три, по асфальту — пять. В соседнем поселке мигрантов часто видят, они там повсюду ходят. В другом поселке, рассказывают, видели тоже человек 15—20. Насколько мне известно, конфликтов не было. Они никому зла не причиняют. 

Разве что у кого-то вскрыли дачу и вытащили оттуда лестницу, но через день та лестница оказалась на месте. 

Местные относятся по-разному к ним. У меня самой муж против, говорит: «Да что ты к ним поедешь, они работать не хотят, бегут, чтобы сидеть и получать деньги в Европе…» Закрывает все на замки, говорит: «Ты просто с ними не сталкивалась никогда!» Но мне это без разницы, мне жалко детей и женщин. Я их не боюсь, придут ко мне — пущу», — объясняет местная жительница.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера