Почему так долго и в закрытом режиме?

Суд по делу Игоря Лосика, Сергея Тихановского, Николая Статкевича и других обвиняемых с небольшими перерывами продолжался 173 дня. Следствие — больше года. Сотрудник «Радыё Свабода» Игорь Лосик на день оглашения приговора проведет за решеткой меньше, чем остальные фигуранты, — 537 суток.

На данный момент это самый длительный политический процесс в истории Беларуси. После выборов 2010 года большинству задержанных тогда оппозиционеров приговоры вынесли к лету 2011 года, некоторых из них освободили уже через несколько месяцев после выборов.

О том, что процесс пройдет на территории СИЗО-3 в Гомеле и в закрытом режиме, стало известно еще в мае. Родных обвиняемых не пустили в зал даже перед началом суда, сославшись на то, что СИЗО — учреждение режимное. Кроме обвиняемых, адвокатов, судьи и прокурора, там были только сотрудники государственных СМИ.

«Это меня абсолютно не удивило, — говорит жена Игоря Дарья Лосик. — Я понимала, что власти будут максимально скрывать ход процесса. Что они могли бы показать? Там нечего показать. Опозориться перед всеми? Такое себе. Поэтому вероятность закрытости процесса была очень велика. Я была абсолютно в ней убеждена».

Жена Игоря Лосика дежурила у здания СИЗО-3 в Гомеле с самого начала суда — с 24 июня 2021 года до середины ноября. Она говорит, что даже не может посчитать, сколько дней провела у здания СИЗО, приезжала туда в течение почти пяти месяцев четыре раза в неделю (в понедельники и в выходные судебных заседаний не было).

Официальных объяснений, почему дело рассматривали в закрытом режиме и в здании СИЗО-3, не последовало. Закрытые процессы проходят в Беларуси регулярно, случались они и до 2020 года. Однако свои решения о полном либо частичном закрытии процесса судьи, как правило, старались объяснять.

Замена судьи

Сначала процесс вел судья Гомельского областного суда Николай Бакунов. Это стало известно через месяц после начала процесса, когда его подпись заметили под одним из документов. Имя Бакунова фигурировало в «политических» делах в Гомеле с начала 2010-х, однако он был замечен только на административных протестах, которые заканчивались для обвиняемых «сутками». При этом иногда Бакунов назначал минимальные сроки либо вообще штрафы, как было с гомельским активистом Владимиром Непомнящих.

Замена судьи на процессе над Лосиком, Тихановским, Статкевичем и остальными обвиняемыми произошла в начале сентября. Дело передали Николаю Доле. Как и судья Бакунов, Доля ранее был замечен на «политических» процессах. В 2011 году он оштрафовал руководителя гомельского филиала движения «За свободу» Петра Кузнецова. Чем была вызвана замена судьи, точно не известно. Это редкое для уголовных процессов явление, обычно судья ведет весь процесс от начала до конца, а в случае болезни судьи процесс приостанавливается.

Почему Тихановского судили вместе с Лосиком и Статкевичем?

По словам жены Николая Статкевича Марины Адамович, ее муж не был близко лично знаком ни с кем из своих «подельников». Знал только Сергея Тихановского, однако встречался с ним всего несколько раз, преимущественно на уличных акциях. То же самое можно сказать и об Игоре Лосике, который утверждает, что других обвиняемых увидел только на суде в СИЗО. Марина Адамович говорит, что такое развитие событий не стало неожиданностью ни для нее, ни для самого Статкевича.

«Мы с Николаем с самого начала избирательной кампании 2020 года представляли, что год не будет легким, — говорит Марина Адамович. — А про сам процесс мы не думаем. Если в стране беззаконие, если в ней не до законов, то ничего не удивляет в этом смысле. Курс выбран на усиление давления. Видимо, власти действительно готовятся к торгу. Я не знаю».

Из всех обвиняемых более-менее близко знакомы между собой были только Сергей Тихановский и Артем Саков с Дмитрием Поповым. Блогер Владимир Цыганович также не имел прямого отношения к избирательной кампании Светланы Тихановской. Все шестеро обвиняемых были задержаны в конце мая — июне 2020 года, задолго до выборов и начала массовых протестов. Суды у большинства политзаключенных, которые были задержаны в тот период, давно закончены. Не начинался только процесс Эдуарда Бабарико, следствие по делу которого продолжается до сих пор.

Адвокатам запретили называть даже статьи, по которым обвиняются их подзащитные

Ни правозащитники, ни родные всех шестерых обвиняемых не знают, какие обвинения предъявил прокурор. Общая формулировка — организация массовых протестов, происходивших в Беларуси в 2020 году. Адвокаты всех шестерых категорически отказываются комментировать ход процесса, а в некоторых случаях даже просят не афишировать свое участие в нем в качестве защитников.

«Самое тяжелое — это то, что ты лишен возможности видеть близкого человека, — говорит Марина Адамович. — Полтора года Микола за решеткой, я его за это время видела только один раз. И, в принципе, то, что происходило на этом суде, меня очень мало интересует. Меня интересует только Микола, его состояние. Он сам писал мне, что его тоже этот суд меньше всего волнует».

Родные обвиняемых будут присутствовать на вынесении приговора

«Мне позвонили в конце прошлой недели, сказали, что я смогу присутствовать, — рассказала Дарья Лосик. — Сказали, что с собой иметь, какие документы. Удивлена ли я? Если учесть все тонкости, административные и судебные, то резолютивная часть приговора всегда публична. Даже если сам процесс проходил в закрытом режиме. Поэтому не должно быть какого-то удивления. Но в нашей ситуации, конечно, это несколько удивляет».

Дарья Лосик боялась, что попасть на приговор может помешать режимность объекта, где проходил процесс. Она направила в суды разных инстанций не одно заявление с просьбой разрешить ей увидеть вынесение приговора мужу. Известно также, что, кроме Дарьи Лосик, в зал заседаний хотят попасть Марина Адамович и мать Сергея Тихановского.

«От приговора я не жду ничего хорошего, — говорит Дарья Лосик. — Если их всех оправдают вдруг, то это будет такая сказка, что вам не описать. Муж намекает в письмах, что приговор будет суровый. Я тоже так считаю. Ничего хорошего от этой «сталинской тройки», от так называемого суда я не жду».

«Да, по одному родственнику от фигурантов уголовного дела пригласили на оглашение приговора, — подтвердила жена Николая Статкевича Марина Адамович. — Кто от кого будет, я точно не знаю. Будет ли сам Микола на приговоре, я не знаю. Пока его не увижу, то боюсь что-либо говорить. Каждое утро просыпаюсь в ужасе, прислушиваюсь к себе. Боюсь любых случайностей, которые могут помешать нам увидеться».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера