«Мы готовились к худшему. Игорь в письмах готовил меня, что приговор не будет мягким, и я понимаю, что он и не может быть таковым в сегодняшней ситуации.

Ведь никто не умеет признавать своих ошибок, особенно режим. Поэтому я знаю, что приговор не будет мягким, 100%, — говорит Дарья, — от Игоря доходят разные письма: есть позитивные, он понимает, что очень долго это все не будет продолжаться.

Но есть и негативные: давление и длительный суд все же сказываются, человек полтора года в СИЗО. Раньше у Игоря были моменты, когда ему было очень сложно, сейчас полегче.

Колония — это будет еще один новый этап в жизни. Игорь от этого немного растерян, не знаю, насколько ему плохо, но говорил, что растерян.

Сложно сказать, готов к приговору Игорь или нет — надеюсь, что да. Но я готова».

Уезжать из страны Дарья не собирается.

«Пока Игорь Александрович Лосик находится за решеткой, я не уеду из Беларуси, я буду и дальше бороться за мужа. У меня нет другого выхода просто. Где взять силы на это? Нужно просто очень сильно любить. Вот и всё, — объясняет Дарья. — Что я могу сделать — в первую очередь, говорить.

И всем родственникам задержанных, политзаключенных я тоже советую не молчать. Иначе возникнет впечатление, что ничего такого не происходит, что все у нас хорошо. Об этом всем нужно говорить, рассказывать, чтобы это все видел мир, чтобы как можно больше людей могло узнать о происходящем. Ведь если молчать, то один известный нам всем человек подумает: «Ну все, все хорошо, все отлично!»

Не было таких случаев, чтобы молчание помогало. Каждая неприятная ситуация, которая происходила с моим мужем в СИЗО, была на слуху. И если бы я молчала, не было бы лучше. Ведь резонанс помогал — ему начинали доставлять письма, газеты. Когда стало известно о голодовке, к Игорю стал приходить психолог. Риторика менялась. 

И раньше мои письма доходили Игорю кусками, отрывками — теперь это закончилось. Безусловно, надо не молчать. И я молчать не собираюсь».

Последний раз перед приговором Дарья видела мужа 27 мая на единственном свидании.

«Сейчас я очень хотела бы его увидеть, сильно скучаю. Детей нельзя брать в СИЗО, поэтому свою дочь Игорь, к сожалению, не увидит, — говорит Дарья. — Что идет суд, что будет приговор, она пока не знает, потому что не поймет. Но потом я скрывать от нее ничего не буду — расскажу все, потому что мне нечего стыдиться. О произошедшем у меня сожалений нет, так как это не имеет смысла.

Но ни разу я не пожалела, что Игорь — мой муж, что я отдала ему свое сердце. И если уж получилось так, как получилось, то я буду пытаться Игоря оттуда освободить, всеми возможными и невозможными способами».

Тихановская о приговоре мужу: «Я не имею права говорить детям, что столько следующих лет они не увидят отца, я сама в это не верю»

Жена Статкевича о приговоре мужу: «Николай повторяет: у них нет столько времени, на сколько они надеются»

Тихановскому — 18 лет, Лосику —15, Статкевичу — 14. Вынесены приговоры по «делу Тихановского» 

Что нужно знать о «деле Тихановского»

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера