«Безусловно, было понятно, что судья не заплачет и не скажет: я понял, какие вы светлые люди, вы свободны! — иронизирует Марина. — Мы всегда были готовы ко всему, насколько это возможно в нашей стране.

Мы знали, что 2020 год может закончиться с любым результатом, понимали, что могут быть насильственные действия. Микола всегда к этому очень спокойно относился, пытался меня подготовить. 

До этого он писал мне письма, где говорил, что запросил прокурор. Этих писем было два, но их я не получила. Понятно, что в них будет.

Николай постоянно повторяет: у них нет столько времени, на сколько они надеются. Он верит в неизбежность перемен, что главные перемены уже произошли. Однажды он назвал это так: наша отсроченная победа и их отсроченное поражение.

В исторической перспективе власть проедает свои ресурсы в пользу силового блока, в этом Николай не сомневается. А это замкнутый круг».

Свое состояние я не хочу обсуждать. Скажу только: не дождутся! Микола 565 дней за решеткой, и это не мало. Но я верю, что как бы они себя ни вели, что бы ни делали — это в реальности ненадолго.

У меня одна мысль постоянно крутится в голове: столько же людей, которые могли бы прожить достойную жизнь, сохранить уважение… но сделали вот такой выбор. На что они обрекли себя и какую негативную энергию сгустили над нашей страной! Иногда мне их до боли жалко, ведь свой ад они будут нести с собою, где бы они ни были. 

Я понимаю, что не все они понесут впоследствии наказание. Но они уже и так наказаны. Уверена, что особенно яркие апологеты идеологической войны все же должны понести наказание не только перед Богом, но и перед людьми.

Убеждена, что понести наказание должны эти чернушные представители информресурсов, поскольку в моем лексиконе даже нет слов, чтобы описать то, что они творят. Но белорусы добрые, и в случае победы большинству простят, особенно тем, кто покается.

Сегодня иногда и саму накрывает волна ненависти, что уж говорить, холодной, черной ненависти. Но это самое непродуктивное, что может быть. Стараюсь избегать этого».

Марина Адамович говорит, что уезжать из Беларуси не хочет: «Пусть бегут те, кто поставил мою страну в такие условия. Здесь все банально: это моя страна, что тут еще скажешь».

Николая до приговора Марина видела лишь однажды, в мае 2021 года. 

«Знаю, что он делает все, чтобы сохранить физическое и психологическое здоровье. Николай также дает точные оценки ситуации, при том, что он полтора года за решеткой, без доступа к независимой прессе. Это сильно впечатляет. Я понимаю, что он умеет прочитать правильно любую информацию, но меня реально это впечатляет. 

Раньше же у него были хотя бы «новости из тазика», а теперь и этого нет. «Новостями из тазика» Микола называл телевизор в Жодино.

Там разрешили передать телевизор, но в камере так была расположена розетка, что дотянуться до нее, можно было только поставив телевизор на тазик.

А сейчас в Гомеле даже этого лишили, телевизор брать не хотят категорически, у Миколы его нет, у Игоря Лосика тоже, насколько мне известно.

Но Николай делает очень точные выводы из ситуации, из событий в стране. Я с ним согласна практически во всем. Поэтому не сомневаюсь, что он справится», — уверена Марина Адамович.

Тихановскому присудили 18 лет колонии усиленного режима, Статкевичу — 14

Дарья Лосик об итогах суда: «Я ни разу не пожалела, что Игорь — мой муж, что я отдала ему свое сердце»

Тихановская о приговоре мужу: «Я не имею права говорить детям, что столько следующих лет они не увидят отца, я сама в это не верю»

Что нужно знать о «деле Тихановского»

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
1
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера