Наталья сидит одна в шестиместной камере. Каждый день есть возможность выходить на часовую прогулку во дворик и делать физические упражнения. По ее словам, отношение администрации к ней здесь лучше, чем в Гомельской колонии.

Ранее Наталья рассказывала, что у нее стали выпадают волосы. Сейчас ситуация не такая критическая.

«Ей провели тщательное медицинское обследование, целый день возили по узким специалистам. И назначили гормональные препараты, необходимую заместительную терапию», — говорит брат Геннадий. Последний раз сестра звонила ему 30 ноября.

Все свидания с ней запрещены до мая. Бандероли запретили до июня.

«Это тот шлейф взысканий, который тянется из Гомельской колонии, — объясняет Геннадий. — Мне вернулась 22-килограммовая посылка с вещами — ее не приняли. Прислали письменный ответ, что следующую можно отправить не раньше конца мая».

Отовариваться в тюремном магазине Наталья может только на 29 рублей в месяц (одну базовую). 

«Она как-то купила сыра, морской капусты. Чтобы они не испортились, в пакете вывесила их за окошко. Пришли сотрудники, сказали, что так держать продукты запрещено, и пришлось выбросить их. Говорит: не буду больше ничего покупать из еды, потому что это бессмысленно, нет условий для хранения. Эти мелочи не делают ее пребывание там комфортнее, конечно, немного портят настроение. Но она не теряет оптимизма и силы духа. Пишет: все это ничего, главное — выстоять, дождаться».

Как Наталья восприняла, что гражданский муж решил порвать с ней отношения?

«Недавно мне приснился сон, связанный с Робертом. Проснувшись, проанализировав его, мне стало вдруг все ясно: иногда у Бога подготовлен для тебя совсем другой сценарий, и ты должна проявить мудрость и смирение, принять его без душевных переживаний.

Он может сильно отличаться от твоих представлений и желаний, но он и есть для тебя правильный. Безусловно, какое-то время все же необходимо, чтобы это заключение укоренилось в твоем сознании», — писала она в письме брату.

«Она сказала, что страдала от этого месяц, — добавляет Геннадий. — А потом пришла к выводу, что всё, что происходит, он так и надо. «Я должна взять этот жизненный урок и идти дальше», — говорила Наташа.

Роберт со мной связывался через несколько недель. Переосмыслил свой поступок и уже скучал по Наталье, прислал ей два письма. Он просит, чтобы она простила его, потому что он не может без нее. Наталья в телефонном разговоре со мной была категорична: «Гена, я уже этим отболела».

Я знаю ее характер — жесткий, прямолинейный. Но я бы хотел, чтобы она все же простила. Ведь в первый год, самый тяжелый, Роберт многое для нее сделал. И теперь все же пришел к пониманию, что по-прежнему ее любит».

Наталье за решетку доходят только письма от близких. Да и те — через строгую цензуру.

«Мои письма уничтожаются, если я рисую смайлики или три сердечка и одно из них закрашено. А еще уничтожаются письма, как мне сказали, когда в них меня восхваляют. На это я ответила, что поддержку широкой массы населения я ощущаю на энергетическом уровне и вы у меня отнять ее просто никак не можете», — писала она.

В тюрьме Наталье Херше очень не хватает хороших книг. Осужденные могут заказывать литературу из магазинов, но это длительная процедура.

Человеку нужно самостоятельно написать письмо в книжный магазин и спросить про интересующие издания. Оттуда придет ответ, есть ли такие, а также счет-фактура. И только после этого можно обратиться к администрации тюрьмы, чтобы они сняли с личного счета заключенного деньги для покупки книг.

Недавно Наталья узнала, что от нее взыскивают дополнительную компенсацию в бюджет.

«Тот силовик, которому она нанесла царапину, обращался в медицинское учреждение и ему выплачивали страховую помощь. Наталье выставили этот счет — 143 рубля. Она попросила меня оплатить его», — делится Геннадий.

На условно-досрочное освобождение Наталья не надеется. Ее срок истекает 27 января 2023 года.

«Меня вызвали на комиссию по замене наказания. Признали как не ставшую на путь исправления, и следующую комиссию назначили не ранее, чем через 11 месяцев. Меня всегда это умиляет, как будто кто-нибудь думал, что будет иначе», — писала Херше.

В письмах женщина размышляет также, чем займется на свободе. В планах — подтянуть английский язык. 

«Достану свои старые конспекты, подучу, а для закрепления поеду куда-нибудь в англоязычную страну, на несколько месяцев».

Читайте также:

«В Швейцарии у нее была прекрасная жизнь, но она считала, что теперь должна быть на родине». Кто такая Наталья Херше, которую посадили за сорванную балаклаву

Муж политзаключенной Натальи Херше написал, что разрывает с ней отношения

«Женщины бунтовали из-за сигарет — выбили глазок в двери». Что известно о могилевской тюрьме, куда переводят Наталью Херше?

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера