Фото: depisitphotos.com

Апокалипсис прогнозировать пока преждевременно. Но впору как минимум удивиться: почему та редкая инициатива сверху, которая нашла живую поддержку в низах — и поэтому воплотилась во что-то осязаемое — вдруг начинает потихоньку душиться. Причем в самый неблагоприятный для верха момент.

Шляхціц на сваім гародзе

Приснопамятный указ о развитии агроэкотуризма был принят в 2006 году — в пору максимальной «зажатости» личной инициативы, унаследованной с советских времен. Кажется, примерно тогда появилось крылатое выражение «вшивые блохи». И, как следствие, найти на периферии натуральный кофе и гостиницу с горячей водой было чем-то из ряда фантастики.

И тут — невероятный всплеск либерализма! В качестве заманухи, будущим хозяевам агроусадеб обещали не только особый статус с символическим налогообложением, но и полную вольницу в плане ассортимента услуг. Гостей можно развлекать и кормить чем угодно, и каждый рецепт или креатив не требует бумажки с печатями девяти ведомств.

Даже чарку «свойскай» можно туристу налить втихаря. Об этом в указе не писали, конечно. Но намекали.

В общем — «шляхціц на сваім гародзе роўны ваяводзе».

Вдобавок, инициатива сверху гарантировала защиту от местных чиновников. Наоборот, к появлению новой агроусадьбы они как правило относились благосклонно: им же надо с гордостью отрапортовать про развитие туризма во вверенном регионе.

И вот, успех инициативы превзошел все ожидания. Агроусадьбы стали расти как грибы после дождя. На сегодняшний день их почти три тысячи!

Эксперимент принес неожиданные результаты. «Зарегулированность» чиновники обычно объясняют заботой о людях. Но тут случилось что-то удивительное. Толп обманутых, отравленных и травмированных клиентов агроусадеб почему-то не появилось.

Рекламации бывали редко, а конфликты если и имели место, то разрешались полюбовно. Человек с человеком как-то договаривался.

К тому же, стало возможным комфортно путешествовать по Беларуси — по крайне мере, на своем авто.

Если раньше тебе приходилось выдумывать невероятные логистические схемы, чтобы упасть на скрипучее койкоместо в ужасной жкхшной гостинице какого-нибудь райцентра, то теперь почти всегда есть шанс заночевать в тихой деревне по маршруту — с душем и по вменяемой цене.

Законодательный дуплет

По телевизору все непопулярные законодательные новшества у нас тоже привычно объясняют заботой о гражданах. Дескать, обнаружились пройдохи, которые под видом агроусадеб сдают коттеджи для шумных компаний и мешают спать соседям.

Да, есть и такие, кто спорит. Но, во-первых, с ними можно бороться обычными методами — шуметь ведь всем запрещено, а телефон, по которому надо звонить в таком случае, знает каждый.

А во-вторых — не так и сложно юридически развести коттедж на сутки в Ратомке и этнохутор в глухом Полесье.

Однако предлагаемые нововведения затронут всех — и в этом проблема.

К примеру, согласно предложенных поправок в президентский указ, агроусадьба должна иметь участок не меньше 14 соток. А что прикажете делать тем хозяевам, у которых 13, но они уже успели вложить туда и душу, и средства?

Или еще одна инновация: «обеспечение агроэкотуристов питанием с использованием продукции собственного производства». Здесь саму формулировку простому смертному не понять: или надо целиком автаркию разводить — включая производство сахара и соли. Или же посыпать заказную пиццу укропчиком с грядки будет достаточно?

Кстати, а если усадьба специализируется на пчеловодстве? Или разведении экзотических кошек?

Спорным кажется и тот пункт, что агроусадьба — это обязательно один жилой дом, впридачу к которому могут прилагаться только домики гостевые. Причем все должно быть на одном участке.

Такое требование убивает сам стимул развития. Зачастую хозяева скупают никому не нужные хаты по соседству и приводят их в порядок. У хозяйки усадьбы «Родны кут» Юлии Бука таких, кажется, восемь! Не коттеджей, а именно аутентичных деревенских хат. И если бы не она, ее родная деревня Володьково в Глубоцком крае давно превратилась бы в бесплотного призрака.

Ну и самое главное. У нас всякий понимает: ужесточение законодательства заставит активизироваться проверяльщиков. А дальше будет знамо что: «Зачем барсук присел на сук? Зачем хорек пошел в ларек? И почему енот и крот танцуют танго и фокстрот?». И дальше по тексту.

Но это еше далеко не все. Есть и вторая законодательная инициатива: приравнять хозяев усадеб к самозанятым. На практике это означет, что с 2024 года они должны будут платить вовсе не символические налоги.

Небольшие семейные усадьбы 10% от своей выручки (не путать с прибылью!) еще как-то потянут. Более крупным, с годовым доходом от 60 тыс. рублей, будет куда сложнее — им придется платить все 20%.

Почему сложнее? Расходы у них в процентном соотношении и так больше. В том числе — и на создание рабочих мест, про дефицит которых в глубинке и говорить не стоит.

Земля под асфальтом

Ну казалось бы, в чем беда? Все платят — а вы что, лысые?

Здесь дело вот какое. Высокомаржинальным бизнесом агротуризм никак не назовешь. Думаю, мало кто из хозяев уже успел вернуть вложенные деньги. Скорее, это своеобразная форма существования — не только экономического, но еще и ментального.

Менталитет здесь вообще играет особую роль. Описанный Коласом и другими нашими классиками пиетет перед «сваёй зямлёй» (в смысле конкретного участка, а не той Земли, которая с большой буквы) передается даже через поколения. И ни под каким асфальтом его не спрячешь. Поскребешь этот асфальт — а под ним земля.

Только надо было придумать, чем на этой земле заняться. Впрочем, в нынешнюю постиндустриальную эпоху ответ и так очевиден. Копаться в почве дедовским способом — дело непродуктивное. Куда более целесообразно приспособить ее для рекреации вечно уставших жителей мегаполисов.

Не сказать, что все это какая-то особая придумка наших властей. По ту сторону западной границы, в Подляшье, агротуризм появился раньше и развит уж точно не хуже. Но хорошо, что и у нас оно случилось.

И вот, каким-то чудом отдельные городские жители стали перебираться в деревни. Кто-то даже продал выгодный бизнес или оставил хорошую должность. Среди хозяев агроусадеб таких примеров немало.

Кто-то никуда не переезжал, но получил стимул остаться — вместе с дополнительным источником дохода. В деревнях, как мы знаем, на одну зарплату не проживешь.

Кто-то заимел возможность воплотить свои заветные творческие устремления.

Так появились десятки тематических усадеб — шляхецкіх, конных, индейских, кузнечных, пчелиных, для фанатиков старой техники… И, конечно, этнографических.

Сюжет с еще живым содержанием

Сельские усадьбы стали визиткой страны, сюжетом для глянцевого буклета. Сюжетом удачным — ведь он, в отличие от некоторых других, наполнен живым содержанием.

И действительно, это самый адекватный и соразмерный формат туризма в тех широтах, где нет очевидных достопримечательностей вроде моря или гор.

Да, он не приносит прямых доходов в бюджет.

Но, с другой стороны… надо же понимать, что деревня сегодня — это вообще проект социальный, а не экономический. Это в первую очередь про идентичность, традиции, культуру, память, а потом уже про бульбу и колбасу.

Фото: depisitphotos.com

Более того — если бы не льготные условия, никаких агроусадеб вообще бы не появилось. Деревенские хаты бы просто сгнили. Ведь альтернативы этому подходу, по сути, не было.

Если вы мне не верите — поезжайте в Кудричи, что затерялись возле Пинска. Лет -надцать назад «Полесская Венеция» стала настоящей сенсацией. Ей пророчили роль популярного в Европе скансена — и небезосновательно. Аутентика, уникальный ландшафт, чаротавыя стрэхі, невероятный Моисей Елисеевич…

Чиновники сначала обещали, что подумают, потом думали… а потом заявили, что думать уже поздно. Ведь пока они думали, чарот згніў. Логично. И предсказуемо.

Если бы в Кудричах не появилась агроусадьба, про эту деревню можно было бы вообще забыть.

Да, не скансен — но хоть что-то.

К тому же, недополученные налоговые поступления не идут ни в какое сравнение со средствами, вбуханными в различные госпрограммы «развития села» и поддержку колхозных штанов. А вот КПД…

Казалось бы, самое время этот успех развивать и масштабировать.

Агротуристический проект лишний раз показал: если кто-то и спасет нашу «вёску», так это учепистый мужик-хозяин. Или хозяйка: многими агроусадьбами успешно заправляют дамы.

Но вместо этого — известная из анекдота попытка собрать урожай бульбы наутро после посева.

Сломают, но не добьют?

Сказать, что эти нововведения (если они будут приняты в таком виде) поставят крест на здешнем агротуризме, будет преувеличением.

Да, кто-то плюнет и закроется, но большинство приноровится к новым условиям. Куда ж деваться-то, когда столько всего вложено?

Но о дальнейшем развитии сферы (а пока оно было довольно-таки динамичным) речи уже не идет.

Еще один момент — чисто психологический, коммуникативный. Многие скептики изначально утверждали, что благосклонность государства — это не более, чем уловка. Как в игре в наперстки, где сначала всегда выигрываешь. Но энтузиасты хоть и сомневались, а делали. Тем более, на старте никто ведь не предупреждал, что условия могут измениться.

Если они разочаруются, это станет поучительным примером для других. Коммуникация между инициативной личностью и государством станет еще более натянутой.

И хоть убей — непонятно: зачем и кому это надо?

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера