После Второй мировой войны Австрия оказалась разделена на четыре оккупационных зоны. В течение следующих 10 лет союзники по антигитлеровской коалиции не могли прийти к согласию относительно того, каким путем пойдет страна - будет ли строить коммунизм или станет частью Запада.

В итоге ключом к восстановлению ее суверенитета стал Австрийский государственный договор (Декларация о независимости Австрии) и провозглашенный вскоре нейтральный статус. Таким образом было завершено формирование послевоенного устройства в Европе.

«Австрия свободна!» - провозгласил тогдашний министр иностранных дел Леопольд Фигль. Но как сегодня оценивают этот статус сами австрийцы? И что думает насчет этого профессор Вольфганг Мюллер?

Вольфганг Мюллер.

— Сегодня австрийский нейтралитет воспринимается многими как должное. Но какие настроения царили в Вене в 1954-55 годах? Уместно ли проводить параллели с сегодняшней ситуацией вокруг Украины?

— Параллели здесь уместны в том смысле, что от Австрии, как и от Украины, Москва требовала отказа от членства в оборонном альянсе. Но, конечно, обстоятельства и условия здесь разные. Стоит напомнить, что Австрию (после поражения во Второй мировой войне. - Ред.) вполне правомерно оккупировали четыре государства. Украина сегодня стала жертвой односторонней и незаконной внешней агрессии. Поэтому она и стремится присоединиться к западному оборонному альянсу. У Австрии была другая ситуация.

Следует также сказать, что корни австрийского нейтралитета нужно искать не только в советских требованиях, ставших условием вывода войск. Да, Австрия хотела избавиться от советской оккупации любой ценой, но и сама думала о нейтралитете еще со времен Первой мировой войны.

После распада Габсбургской монархии в 1919 году новой моделью для небольшой Австрии считали цветущую Швейцарию. В межвоенный период это не удалось реализовать, но после 1945 года жители Австрии пересмотрели свои взгляды.

Конечно, нейтралитет всегда означает ограничение суверенитета и потерю свободы действий во внешней политике, поскольку нейтральному государству не разрешается заключать союзы. Таким образом, это был компромисс.

В случае с Австрией, в ретроспективе, это сработало хорошо, поскольку страна избавилась от оккупации, а США дали Австрии гарантии безопасности, несмотря на ее нейтралитет.

Однако тот факт, что она сохранила нейтралитет и после окончания холодной войны, оправдан не рационально, с точки зрения внешней политики и политики безопасности, а эмоционально, потому что люди привыкли к этому.

— Предпринимались ли за эти годы попытки пересмотреть нейтральный статус Австрии? Каков сейчас уровень его поддержки в обществе?

— Да, критика неоднократно звучала в годы холодной войны. Для СССР Австрия была «недостаточно нейтральной», а сами австрийцы прибегали к сравнениям с «пассажиром-безбилетником»: страна под оборонительным «зонтиком» США и НАТО, но сама не вносит в коллективную безопасность никакого вклада и собственной занимается недостаточно.

После окончания холодной войны были мысли, особенно среди консерваторов из Австрийской народной партии, взять курс не только на членство в ЕС, но и в НАТО.

Однако эти попытки не увенчались успехом из-за сопротивления политических оппонентов. Они считали австрийский нейтралитет своеобразным государственным мифом, с которым в народе связывали безопасность и процветание.

Сегодняшнее отношение австрийцев к нейтралитету можно назвать шизофреничным: с одной стороны, они хотят оставаться нейтральными, а с другой - считают, что в долгосрочной перспективе эта модель нежизнеспособна. Они ожидают, что Австрию защитят другие государства, при этом защищать кого-то сами не хотят.

— Считаете ли вы, что Австрийский государственный договор, провозгласивший нейтралитет страны, может быть использован в качестве модели для других стран, в частности, для Украины, или это была уникальная ситуация?

— Австрийский договор был результатом международного соглашения о восстановлении страны после оккупации и войны.

Это не уникальная ситуация, но Украине этот опыт не пригодится, потому что она не нуждается в восстановлении, а является жертвой внешней агрессии. Заключение мирного договора между РФ и Украиной тоже не предвидится, поскольку Россия отрицает свою причастность к конфликту.

Нейтралитет, несомненно, был бы желанной моделью для Украины с точки зрения России.

Но, в отличие от Австрии 1955 года, этот опыт ничего хорошего Украине не принес. Напротив, в 2014 году она осознала, что провозглашенные ею в 2010 году нейтралитет и внеблоковость не защитили ее от агрессии.

И в этом смысле Украина похожа на некоторые другие нейтральные государства, ставшие жертвами внешней агрессии, например на Бельгию, пострадавшую в двух мировых войнах.

Нейтральный статус, неэффективность которого показали события 2014 года, дискредитирован в глазах украинцев. Учитывая право Украины на самоопределение и провозглашенный ею курс на вступление в НАТО, маловероятно, что она добровольно вернется к тому статусу, который не обеспечил ей защиту. Модель, которую не поддерживает население, не будет устойчивой.

Читайте также:

Заговорили о «финляндизации» Украины и Беларуси. А как к этой модели относятся сами финны?

Аркадий Мошес: Любые разговоры о «финляндизации» должны прекратиться, для XXI века это абсолютно неприемлемо

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера