Программа «Европейского центра свободы медиа и прессы» (ECPMF) по поддержке журналистов, которые страдают за свою профессию, объявила о возможности поддержки для белорусских журналистов.

Эта программа предоставляет «безопасное место для продолжения расследований и публикаций, отдыха и восстановления», «свободные от оплаты апартаменты в Лейцпиге», «месячную стипендию 1 000 евро», «страховку жизни и консультации психолога « и так далее. Среди условий участия — доказанная угроза журналистской деятельности.

Неожиданно выяснилось, что проверку немецкого фонда прошла Светлана Галузо. Она получила возможность жить в Лейпциге на стипендию. Это стало известно после того, как на сайте инициативы появился материал ее авторства, с перечнем политзаключенных белорусской медиасферы.

Светлана Галузо — это не особо известная журналистка «Советской Белоруссии». В 2020-м году она выехала в Литву и устроилась личной ассистенткой к Андрею Стрижаку, главе Фонда солидарности BySol.

Стрижак доверил ей управление, в том числе, частным аккаунтом в телеграмме, под которым он находился в разного рода закрытых чатах.

В дальнейшем к спецслужбам попали скриншоты из этого чата (на тот момент Роман Протасевич еще не был задержан). В том «компромате» фигурировали блогер Эдуард Пальчис, бывший следователь Евгений Юшкевич, политический аналитик Артем Шрайбман и так далее. В фонде утверждают, что фотоснимки сделала Галузо.

«Очень странно сейчас читать текст ее авторства о страданиях Андрея Александрова, которому приписывается «финансирование групповых действий», — говорит Андрей Стрижак. — Потому что я считаю, что тот доступ, который у нее был, не исключено, и был использован для того, чтобы его арестовать.

То же самое касается гомельских правозащитников Судаленко и Полякова. Она упомянула о них на одном из стримов. После чего у них прошли обыски, и они были задержаны с обвинением в «финансировании протестов» (это та статья, которая вменяется людям, помогавшим возмещать штрафы)».

Как Стрижак объясняет тот факт, что никому не известная, непроверенная личность из «Советской Белоруссии» получила доступ к его персональному аккаунту и, тем самым, к конфиденциальным перепискам?

«В августе 2020-го к нам приходило много разных людей: люди из государственного телевидения и газет, силовики и так далее. Она не выделялась на фоне других, все верили, что победа будет скоро, — объясняет Стрижак. — В целом работала она хорошо по тем вопросам, которые на нее были возложены».

Не исключено, что Галузо была связана с Ильей Бегуном, который признан литовским Департаментом государственной безопасности «нежелательным лицом в Литве».

«Дело Бегуна остается самым успешным из известных случаев инфильтрации, которые минскому режиму удалось использовать не только в шпионских, но и в дезинформационных целях», — так пишет о нем литовская пресса.

Бегун стремился быть близким к работникам фондов и штаба Тихановской, а после внезапно вернулся в Беларусь, оставив в Литве даже документы.

Ему приписывается сбор информации и ведение телеграм-канала «Штаб Оношко», в котором дискредитировались оппозиционные политики. Особенно фонды, к деятельности которых он не имел отношения, вероятно, получая информацию от Галузо.

В результате Галузо сама появилась на этом канале с видеообращением, вылила грязь на своих соратников, а ее тезисы и аудиосообщения стали центральными событиями во многих «расследованиях» пропаганды.

На канале выражение «негосударственные СМИ» брали в кавычки и, что в каком-то смысле символично, раскрывали детали личной жизни сотрудницы штаба Тихановской Анастасии Костюговой, чья мать, аналитик Валерия Костюгова, сейчас находится в заключении. Именно о ней сейчас на немецком сайте трогательно пишет Галузо.

На канале, кстати, появился и загадочный пост относительно ареста активиста Николая Дедка.

Галузо имела доступ к личным перепискам Стрижака. Фото: скриншот с канала.

После скандалов Галузо перешла к Ольге Карач, а чем занималась до того, как оказалась в Лейпциге — неизвестно.

С ее стороны не звучало ни объяснений, ни извинений за причастность к «Штабу Оношко».

***

«Наша Нива» обратилась за комментарием к самой Светлане Галузо и в «Европейский центр свободы медиа и прессы». Пока ответов мы не получили, как только получим, сразу опубликуем.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера