Белорусский истеблишмент хорошо знает, что публичные выступления перед журналистами, тем более в течение нескольких часов, — очень опасное дело. Первые полосы государственных газет и минуты новостей на телевидении отводятся Лукашенко. В ином случае на это реагируют очень тщательно и нервно — такие вот условия выживания белорусского чиновничества.

Но исключение, если это согласовано сверху.

Если внимательно прослушать запись трансляции, то складывается впечатление, что ничего нового многочисленным журналистам Макей не сообщил: привычный набор штампов и формулировок белорусской дипломатии.

Фото Белпрессентра

Кроме одного краткого, но очень важного выражения, которое сразу же подхватили как в Беларуси, так и на Западе. Журналисты выдвинули основную новость, ради которой, кажется, был задуман весь дипломатический шухер.

«После учений в Беларуси не останется ни одного российского военнослужащего», — именно такие заголовки появились еще во время проведения пресс-конференции.

Так делают, если хотят обеспечить алиби, закрепить что-то очень важное, чтобы не было шансов после отказаться.

Совпадение ли, что послезавтра, 18 февраля, состоится встреча Лукашенко и Путина? Может, и так. Но определенный фундамент для разговора уже подготовлен.

Можно констатировать, что Запад однозначно заметил заявление. После окончания учений трудно будет объяснить, если какая-то российская военная часть решит погостить в белорусской топи.

Обращу внимание на еще два интересных обстоятельства. На пресс-конференции присутствовала заместитель главного редактора «Народной воли», которая задала два довольно острых вопроса. Причем в первый раз, как показалось, журналистка даже не ожидала, что ей дадут право выступления.

А во-вторых, удивила формулировка, которую использовал представитель государственной газеты «СБ. Беларусь сегодня: «У определенной части белорусского патриотического сообщества наблюдается недовольство беззубой, недостаточно агрессивной позицией МИД».

Кому как не опытному дипломату знать, что за такими формулировками может скрываться прозрачный намек.

О том, что позиции Макея шатаются, говорят давно. Чего только стоят замечания по нелояльному дипломатическому корпусу, который проявил себя в 2020 году.

Ну, а сам факт того, что сын чиновника публично высказался и ушел из МИДа, в общем выглядит черной меткой. На вопросе о сыне, кстати, пресс-конференция Макея и закончилась.

Аналитики также напоминают, что не последнюю роль в утрате доверия мог сыграть пример Казахстана, где бывший министр иностранных дел изменил елбасы.

Владимир Макей занимает пост министра с августа 2012 года. Интересно, что его предшественник, Сергей Мартынов, возглавлял МИД в течение девяти лет. У Макея идет десятый…

Читайте еще:

«Произошла разгерметизация мозговой оболочки у западных политиков». Владимир Макей сделал ряд громких заявлений

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера