Наталья Херше. Фото из личного архива

Безусловный победитель здесь один. Точнее, одна — сама Наталья Херши. Она наконец оказалась на свободе и уже возвращается к нормальной жизни в спокойной и безопасной Швейцарии, притом для этого ни на йоту не предав принципы. Прошения о помиловании не писала, вины не признавала, держалась все время исключительно достойно, даже форму своим палачам шить отказалась, сознательно идя на еще большие испытания. Хотя и предыдущих было более чем достаточно.

Несомненно, эта хрупкая внешне, но со стальным стержнем внутри женщина, которая и за решетку попала по сути случайно, не готовясь к этому заранее — одна из героинь и символов белорусской борьбы за свободу. И освобождение этот ее статус только усилило.

Ведь если раньше мы о ней что-то знали только с чужих слов, то сейчас читаем личные интервью, которые симпатию и гордость за принадлежность к одному народу с такими людьми только усиливают.

Правда, прошение о помиловании белорусским властям было все-таки фактически подано, хотя и в другой форме. Но сделала это за Херше и без согласования с ней Швейцарская Конфедерация, гражданкой которой женщина является.

Согласие Швейцарии прислать в Минск посла и вручить верительные грамоты в руки Лукашенко в то время, как никакая другая из европейских демократий этого не делает — куда более существенное достижение, чем просьба о помиловании от одного из более чем тысячи признанных правозащитниками политзаключенных, пусть и такого принципиального, как Наталья Херше.

Существенное настолько, что просьбу можно даже удовлетворить, ведь прошения о помиловании от самих политзаключенных, как мы знаем, пока что отчасти игнорируются.

Относительно того, одержит в этой истории швейцарское государство победу или репутационное поражение, пока что говорить преждевременно. Это покажет только время и последующие события. Многое зависит от того, как будут себя вести в общении с режимом и посол, и ее страна дальше.

Из подобных прецедентов последнего времени в первую очередь вспоминается пример Ватикана, который еще в конце 2020 года бросился разруливать конфликт белорусского режима с католической церковью, склонившись перед Лукашенко и согласившись играть по его правилам.

Воспринималось и воспринимается это весьма неоднозначно и общественного авторитета Церкви явно не добавляет, хотя до полного ее подчинения властям по образцу Православной Церкви дело все-таки пока не дошло. Не произойдет ли то же самое с авторитетом и репутацией швейцарского государства и его представительницы — увидим вскоре.

А пока остается вопрос: можно ли швейцарскую историю назвать победой Лукашенко и того, что осталось от белорусской внешнеполитической службы во главе с Владимиром Макеем? В определенной степени, видно, можно. Ведь выпустили же Херше не просто так, а за конкретную уступку режиму со стороны Швейцарии. Надо думать, что перед этим велись переговоры, в ходе которых достигались конкретные договоренности — кто что делает и в какой последовательности. И швейцарцы условия Лукашенко приняли.

Для власти этот процесс важен потому, что хорошо известно, насколько великий Лукашенко мастер торговли людьми, а именно — политзаключенными.

Практически все время его пребывания у власти такое практиковалось и неплохо работало. Памятны те времена, когда белорусские тюрьмы забивались политзаключенными, которых после переговоров с западными демократиями в конце концов выпускали, получая от благодарного Запада определенные бонусы. А в случае чего ничто не мешало при надобности понахапать новых и торговаться уже ними.

Но привычная схема сбилась после 2020 года. Политических заключенных — в глазах Лукашенко выгодного товара — в Беларуси стало беспрецедентно много, и чем дальше, тем больше, но вот только покупателя на них не находилось. Общество изменилось, одним прицельным ударом, как в 2010-м, расправиться с ним не удалось.

Подавление протестов затянулось во времени, а во время него пришлось идти на настолько дикие нарушения не только правовых, но и моральных норм, что продавец стал слишком токсичным для того, чтобы с ним вести какие-то гешефты и при этом не бояться потерять репутацию.

Но Швейцария таки решилась на торговлю. Или сама предложила, или приняла сделанное предложение: свобода Херше в обмен на посла с вручением верительных грамот не только Макею, а самому Лукашенко.

Стороны к взаимопониманию пришли, какой-то план разработали и начали по нему работать. Не удивлюсь, если принцип, «днем деньги, вечером — стулья», то есть Херше выпустят раньше, чем посол вручит грамоты, был особым условием швейцарской стороны.

Ведь в честное слово и верность ему со стороны Лукашенко вряд ли кто сейчас очень в Европе верит. Швейцарец Рене Фазель, вон, поверил, что объятия с Лукашенко останутся за кадром, а не будут бравурно транслироваться на весь мир — а что получил в итоге?

Впрочем, детали соглашения не настолько и важны. Главное, процесс запустили и начали реализовывать. Видимо, был согласован и календарный план, которого должны были держаться, и одним из пунктов которого было и выпустить Херше. Поскольку все другие пункты выполнялись аккуратно, то уклониться от этого вряд ли удавалось.

Вот и выпустили, но для режима, как выглядит, в не самый благоприятный момент. Как раз сейчас сильно накалилась ситуация с Украиной, все в ожидании большой войны, Лукашенко вынужден делать Путину сильные уступки, втягиваться в его авантюры по самые уши.

А для успешной методической торговли людьми все-таки нужна более спокойная ситуация. Поэтому и сомнительно, что от освобождения Херше Лукашенко сможет что-то особенно получить. Как бы и победа, удалось одну страну «прогнуть».

Но даже толком пропиариться на этом сейчас не удастся — весь основной информационный поток забивается украинским контентом. Кому важно вручение швейцарской дипломаткой грамот Лукашенко, если Россия признает независимость «ДНР» и «ЛНР»? Тем более, что и самому Лукашенко явно придется сделать то же самое.

Да даже если бы не и было неблагоприятной международной ситуации, то и так без дальнейшего развития даже этот относительный успех мало что дает. А с развитием не так просто. Случай Херше — достаточно уникальный. Граждан других стран в заложниках у Лукашенко не так много, поэтому эту схему дальше особо применять не удастся.

Есть в застенках, правда, американский гражданин Юрий Зенкович, но США — не Швейцария, сверхдержаве не по чину прогибаться под каждого диктатора. Другого американского гражданина, Виталия Шклярова, освободили всего лишь за звонок из еще предыдущей американской администрации осенью 2020 года.

Гражданку Израиля Майю Райтен-Столь, задержанную не за политику, выпустили в последние дни 2021 года, также после реверансов со стороны израильского руководства, и без того не очень критичного к белорусскому режиму.

Из других иностранных граждан остаются разве только люди с российскими паспортами, но за них Путин не даст и ломаного гроша. «Русские своих не бросают» — лишь громкая надменная фраза, которая к действительности никакого отношения не имеет.

А вот торговать с Западом своими гражданами нужно уже на других условиях. И удастся ли эту любимую игру Лукашенко в нынешних условиях запустить в более-менее широких обстоятельствах — прогнозировать трудно. А без такого продолжения освобождение Херше и вручение грамот швейцарским послам останутся лишь единичным эпизодом, от какого режиму пользы не будет. Он может и не проиграет в этой ситуации, но и ничего не выиграет.

Читайте также:

«Под голову иногда клала обувь, так как не имела ни подушки, ни матраса». Интервью с Натальей Херше — о колонии, муже и непреклонности

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера