Одна копейка до рекорда

Одним из первых на заявление о признании независимости «ЛНР» и «ДНР» отреагировал валютный рынок. Курс российской валюты по отношению к доллару пробил психологически важную отметку в 80 рублей, и во вторник, 22 февраля, вальсировал вокруг нее.

Следом откатилась белорусская валюта. По итогам торгов, курс доллара составил 2,6553 рубля, а евро — 3 руб. Напомним, что рекорды были зафиксированы в прошлом году: доллар — 2,6676 (апрель 2021 г.), евро — 3,1798 (январь 2021 г.).

«Российский рубль обвалился, но не сильно, — замечает Лев Львовский. — В прошлом году курс уже приближался к отметке 80 российских рублей за доллар. Это не является критическим понижением».

Фото со страницы в Facebook Льва Львовского.

Если судить по графику торгов, то можно решить, что российский рубль сдерживают, благодаря интервенциям Центробанка РФ. Однако экономист не соглашается с таким мнением:

«В России давно отошли от практики искусственного поддержания курса рубля. Интервенции возможны, но только для сглаживания изменений. Для экономики РФ изменения на валютном рынке не столь значительны. Если рубль падает, значит, покупательная способность населения в отношении иностранных товаров снижается, а к российской продукции — возрастает. Граждане немного беднеют, но в целом экономике ослабление рубля вредит не сильно».

Обратная ситуация для Беларуси. Много госпредприятий страны закредитованы в иностранной валюте и государственные долги также измеряются в ней.

«В тоже время белорусский рубль не может не двигаться по траектории российского, поскольку РФ — наш главный торговый партнер. Если там наши товары будут стоить дороже, то их станут покупать меньше», — напоминает Лев Львовский.

Он подчеркивает, что изменения на валютном рынке произошли авансом — в ожидании санкций, которые могут быть наложены на Россию. Это значит, что ситуация может изменяться в зависимости от политических решений.

«Мягкие санкции будут иметь негативный эффект на российский рубль и экономику, но он будет небольшим»

«Традиционно на Россию накладывают не очень сильные санкции, так как Европа сильно зависит от поставок энергоресурсов, — продолжает старший научный сотрудник центра BEROC. — На днях было объявлено, что Германия выводит из эксплуатации половину своих АЭС. Что это значит? Она сама попадает в еще большую зависимость от России из-за энергоносителей».

На таком фоне экономист не ждет драконовских мер. Он признает, что мягкие санкции будут иметь негативный эффект на российский рубль и экономику, но он будет небольшим. То же самое касается Беларуси.

Если же обратить внимание на рынок нефти и газа, то там новости благоприятные для России. Так, цена одного барреля нефти марки Brent с поставкой в апреле превысила 97 долларов впервые с сентября 2014 года.

«Для Беларуси это хорошие новости, — комментирует Лев Львовский. — Ведь мы покупаем газ по низкой цене. Это делает наши предприятия более конкурентоспособными. С нефтью то же самое. Мы приобретаем сырье по специальной цене, а продаем нефтепродукты — по рынку. На этой разнице сможем заработать больше».

Однако обещает ли эта ситуация быть долговременной? Экономист напоминает, что конъюнктура может существенно измениться — начинаются переговоры с Ираном. А это значит, что в ближайшие недели или месяцы могут произойти поставки нефти на мировой рынок, что также повлияет на цену. Только на новостях о начале переговорного процесса цена за баррель упала на 5 долларов.

«Негативный эффект будет сопоставим с запретом транзита калия через Литву»

Еще одно важное обстоятельство — реакция Минска на признание Россией независимости «ЛНР» и «ДНР». Если Беларусь послушно этому последует, то риски для экономики из-за санкций Евросоюза и США увеличатся.

Но самым болезненным для белорусской экономики может стать реакция Украины. В ответ на признание «ЛНР» и «ДНР» она может отказаться от экономического сотрудничества с Беларусью, а негативный эффект будет сопоставим с запретом транзита калия через Литву, считает Лев Львовский.

«Для Беларуси Украина очень важный торговый партнер. Это более двух миллиардов долларов за счет экспорта нефтепродуктов. Однако Украина также заинтересована в этих поставках. То есть ситуация зависит от еще одного политического решения», — говорит экономист.

Теперь он рекомендует обращать внимание на новости из Украины. О решительных действиях может свидетельствовать, например, заключение договоров с нефтяными компаниями SOCAR (Азербайджан) или Orlen (Польша).

Беларусь постепенно оказалась в торговой блокаде

Если же смотреть на ситуацию глобально, то Беларусь последовательно лишается торговых связей и рынков сбыта. Литва запретила транзит калия, Эстония — нефтепродуктов. Теперь может возникнуть вопрос с Украиной.

Наша страна оказывается в торговой блокаде, с которой один путь — в Россию. Но там тоже не очень ждут, судя по реакции на калийный кризис.

«В случае потери украинского рынка белорусские нефтепродукты действительно особо некуда будет перенаправлять, — соглашается Лев Львовский. — Можно в Россию, но придется торговать с огромными скидками, почему местные игроки тоже не будут рады — им демпинг не очень нужен».

А вот с калием ситуация несколько иная. В мире удобрения востребованы, но критический вопрос с их транспортировкой. «Такое ощущение, что белорусская власть никак не готовилась к введению санкций и не ожидала от Литвы реальных действий, — считает экономист. — Все разговоры свидетельствуют о том, что логистические пути не подготовлены».

Ситуация также осложняется тем, что у России есть собственный производитель калийных удобрений. Речь о «Уралкалии», принадлежащем Мазепину, в адрес которого белорусская власть допускала обвинения в финансовой поддержке протестов. То есть отношения с потенциальным партнером не самые лучшие.

«Нужно, чтобы Путин предпочел «Беларуськалий», а не интересы российского крупного бизнеса. Это в теории возможно — в виде какого-то компромисса, — считает Лев Львовский. — Но ситуация очень непростая. В России белорусского конкурента не ждут с объятиями».

Напоследок экономист делает важное уточнение: варианты, приведенные выше, не учитывают дальнейшую эскалацию вокруг Украины. В случае прямых вооруженных столкновений сценарий для белорусской экономики будет намного хуже.

Читайте еще:

«Древесина не уникальное сырье, которое есть только в Беларуси». Экономист из Литвы — об угрозах Головченко

Львовский: Если за полгода не удастся начать транзит через Россию, то речь может идти о миллиарде убытков

Сколько предприятий придется закрыть и что делать с кошельками Лукашенко? Экономисты о реформах, которые ждут Беларусь

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера