«У нас нет связи, у нас ни раций нет, ничего», — рассказывает очередной взятый в плен российский солдат на одном из многочисленных видео, опубликованных украинской стороной с начала войны с Россией.

«Здесь связь не работает, ни на кого выйти не можем», — сообщает прикрепленный к российской армии офицер ФСБ своему коллеге по ту сторону границы.

Прошло всего три недели военных действий, а интернет уже заполнен фотографиями дешевых китайских раций, которыми вынуждены пользоваться российские военные вместо профессиональной техники, перехватами разговоров российских офицеров, которым приходится звонить друг другу по обычным телефонам, и свидетельствами пленных, рассказывающих, как не смогли вызвать подкрепление или найти нужную дорогу вследствие отсутствия коммуникации с окружающим миром.

Как пишет The New York Times со ссылкой на источники в армии США, из четырех российских генералов, уже убитых в Украине, как минимум один погиб после того, как противнику удалось засечь его местонахождение — благодаря звонку по незащищенной линии.

Источник расследовательской группы Conflict Intelligence Team в одном из российских соединений, участвующих во вторжении в Украину, подтвердил, что «российские военные в основном пользуются рациями гражданского образца и сотовыми телефонами».

Наконец, еще 26 февраля BBC опубликовало изложение голосовых сообщений, попавших в редакцию и которыми накануне российского вторжения в Украину обменивались, предположительно, глава Чечни Рамзан Кадыров и заместитель чеченской Росгвардии Даниил Мартынов. Мартынов рассказывает, что собирается «смотаться в Москву», чтобы взять «чистые украинские сим-карты» и «специальные спутниковые модемы».

Эксперт, с которым поговорило «Радыё Свабода», говорит, что проблема со связью между военными подразделениями и различными родами войск стала одной из основных причин, по которой в Украине российское наступление на земле фактически захлебнулось, а действия авиации со временем стали менее эффективными.

«Радыё Свабода» пришло к выводу, что в проблемах российской армии со связью виноваты и коррупция, и общая техническая отсталость войск, и фактор войны на чужой земле, где в руках противника находятся не только сотовые сети, но и кабельная связь, показавшая себя надежным запасным каналом.

Кто в лес, кто по дрова

Не только нехватка современных защищенных средств коммуникации, но и отчасти вызванная этим плохая координация между различными видами войск — одни из основных причин того, что российское наступление на украинской территории быстро захлебнулось, считает Станимир Добрев, независимый военный эксперт, специалист по телекоммуникациям, магистр наук Шеффилдского университета.

В интервью Радио Свобода Добрев пояснил, почему передовые российские отряды в первые дни войны часто оставались без связи и как это может свидетельствовать о том, что российское командование действительно рассчитывало на молниеносную операцию по захвату Украины.

«Еще до начала российской операции мы видели множество техники, используемой для защищенной передачи информации, например, подвижные радиорелейные станции Р-419 или антенный модуль Р-431. Но поскольку Россия отправляет вглубь украинской территории батальонные тактические группы, созданные из вооружений самых разных лет выпуска, от танков с 80-х годов до более современной техники, при наладке связи приходится ориентироваться на минимальные возможности старого оборудования. Если у вас в колонне есть старая техника и новая, то, чтобы иметь связь со всеми машинами, вам придется «опускаться» до самого низкого уровня и использовать старые радиостанции с предустановленными незащищенными каналами.

Я ожидал чего-то подобного до начала войны, но не в такой степени. У этих радиостанций небольшой радиус действия, около 4 километров, а российские батальонные тактические группы сразу зашли на гораздо большее расстояние от границы. При этом мы не видели, чтобы вместе с ними шла техника, которая может обеспечить защищенную связь с командным пунктом. Обычно это несколько машин-ретрансляторов, по дороге нужно ставить новые вышки связи, но мы видели их только на границе с Украиной.

Даже если бы вместе с войсками вглубь шли ретрансляторы, осталась бы еще одна проблема: вам нужны опытные операторы, которые умеют устанавливать ключи шифрования. Если вы вынуждены привлекать к операции даже солдат срочной службы, таких специалистов может просто не хватать.

Нужно также учитывать, что в первые дни российские войска передвигались очень быстро, и связисты могли просто не успевать за таким темпом: ведь нужно не просто установить ретранслятор, нужно найти для него подходящее место, чтобы он не попал в радиотень, и так далее. Косвенно это свидетельствует о том, что российские наступательные группы войск не рассчитывали долго оставаться в пути. Кроме того, данные, передаваемые по российскому оборудованию для защищенной военной связи, выпущенному до 2000-х годов, теперь могут быть дешифрованы с помощью более современной техники буквально в режиме реального времени».

По словам Добрева, на эти проблемы наложилась еще одна: недостаточная внедренность в российской армии современной автоматизированной системы управления войсками (АСУ).

«В США стандартом сейчас является система Blue force tracking. На каждом объекте вашей армии, движущемся, установлен GPS-трекер, и вы можете видеть на одном экране все их перемещения. Проблема в том, что к 2020 году в российских сухопутных войсках планировалось оснастить подобной системой только 45 бригад, но и этой задачи Россия не справилась.

Еще хуже обстоит дело с координацией между сухопутными войсками и авиацией. Аналогичная система для военно-космических сил России, «Перспектива-АСУ», по-прежнему только разрабатывается. У ВДВ — своя АСК, «Андромеда-Д». Она шире всего распространена и используется давно, потому что у ВДВ в этом смысле, как у элитных войск, всегда был приоритет. Нормальная координация между этими системами в российской армии не всегда работает».

Плохая организация и координация действий, говорит Добрев, это вообще одна из основных проблем российской армии, в которой наглядно проявляется ее отсталость.

«В начале войны российская авиация действовала довольно успешно, потому что позиции противника были ей хорошо известны. Сейчас это уже не всегда работает. Опубликованные в интернете документы, захваченные у пленных российских пилотов, показывают, что те действуют по старинке: совершают вылет, направляются в заданный район, пилоты работают по заранее выданным целям, затем возвращаются на базу. Если вдруг на земле какому-то российскому подразделению потребуется поддержка с воздуха или цель, например, система ПВО, успела изменить свое местонахождение, то пилот об этом может просто не узнать из-за отсутствия оперативной связи с землей.

Это должна быть платформа, которая обеспечивает постоянный защищенный обмен данными, причем не только голосовыми. Отсутствием у российских военных такой платформы украинская армия, судя по всему, неплохо научилась пользоваться, успевая быстро передвигать потенциальные цели с места на место. С подобными проблемами сталкивалась и американская армия во время войны в Персидском заливе».

Не все в порядке с защищенной связью и у российских спецслужб, чьи сотрудники также находятся сейчас в Украине.

8 марта глава Bellingcat Христо Грозев написал в твиттере о том, как Службе безопасности Украины удалось перехватить разговор двух офицеров ФСБ, в том числе одного прикрепленного к 41-й общевойсковой армии. В этом разговоре они обсуждали смерть российского генерал-майора Виталия Герасимова.

«Дима, по эровской не можем выйти на связь?» — «Да тут связь не работает, ни на кого выйти не можем», — отвечает «Дима».

«Эра» — это защищенный смартфон для военных, с помпой представленный в конце 2021 года. Проблема в том, пишет Грозев, что для работы ему нужна сотовая сеть 3G или 4G, а многие вышки сотовой связи были уничтожены во время бомбежек и обстрелов российскими военными. Но зачем? У Станимира Добрева есть объяснение.

«Сотовые сети по-прежнему контролируются Украиной, а значит, для украинских военных они по-прежнему остаются относительно защищенным от прослушивания средством связи. Украина сняла все ограничения на внутренний роуминг. Фактически любой украинец с сотовым телефоном теперь может выступать как информатор своей армии о перемещениях российских войск.

Кроме того, в условиях отсутствия специальных защищенных военных средств связи многие солдаты и офицеры поддаются искушению использовать обычные телефоны — они просто достают украинские сим-карты и звонят в Россию, позволяя украинским военным и разведке не только легко перехватывать содержание разговоров, но и определять местонахождение звонящего. В украинской армии, в свою очередь, есть еще одно преимущество — это обычная кабельная телефонная связь, которую россиянам очень сложно вывести из строя артиллерийскими или бомбовыми ударами или подключиться к ней».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?