О Минске, протестах и цензуре. «Люди из сферы культуры — это патриоты»

За участие в дворовом марше Александра получила 10 суток. Время в изоляторе она почти не вспоминает.

«Ожидание и реальность совсем не такие, как себе представляешь. Моя коллега, с которой мы оказались в одной камере, написала письмо, чтобы сохранить это время. Ведь первое, что хочется сделать, это взять телефон и сфотографировать происходящее. Описать это очень сложно. Условия плохие.

Отчасти я старалась как-то изменить реальность, представить, что мы находимся в походе и нужно просто выжить.

Я чувствовала себя, как человек без определенного места жительства. Те, кто живет на улице. Примерно так, но только в заключении», — говорит она.

Уезжать из страны дизайнер решила еще до того, как попала за решетку. Александра понимала, что в ближайшее время ничего не изменится.

«Я участвовала во многих инициативах, подписи собирала. Люди, выходившие с суток, испытывали небольшое разочарование. Казалось, что ты в меньшинстве. И защищать некому. Выходишь — и желания продолжать бороться просто нет», — говорит она.

В общем, творческим людям трудно работать в атмосфере несвободы. Они перестают видеть смысл в своей работе. Так произошло и у Александры.

«Нельзя было работать в определенных цветовых направлениях, использовать некоторые слова. Как правило, раньше мы ездили за границу, работали там, возвращались назад и понимали, что в нашей стране что-то работает не так. В 2010 году Беларусь нормально начала развиваться в сфере моды, были сделаны какие-то элементарные выставки, конкурсы, мы могли сотрудничать с Европой. Сейчас все пошло не так. Многие бизнесы закрываются.

В целом, думаю, что люди из сферы культуры — это патриоты. Для них важны корни, язык. И для меня тоже. В Вильнюсе мы не имеем каких-либо ограничений, поэтому продолжаем создавать одежду здесь.

Мне в плане традиций нравятся французы. Они остро и ревностно защищают свою культуру, ценности. Знают, что если поменяют, то исчезнет их основа. Европейские страны нас всегда поддерживали в плане развития нашей уникальной культуры. Можно было учиться у них и этот опыт привозит в Беларусь. И на нем развивать нашу культуру», — делится девушка.

О шоурумах и ценностях бренда. «Сама идея нашей коллекции с сердцем в том, чтобы у каждого белоруса был свой кусочек родины»

Еще перед началом пандемии Александра решила, что хочет не просто создавать одежду, чтобы закрывать потребности женщин, но и быть полезной обществу. Тогда она придумала свой бренд, название которого отражает основные цели, которые хочет достигать команда.

«Цифра 10 — дата моего рождения, к ней я подобрала мотивы, то есть задачи. Первый — не просто одежда, а эмоции. Здесь имеем в виду солидарность. Теперь мы наши сердца окрашиваем в синие и желтые цвета, поддерживаем Украину.

Второй мотив — популяризация белорусской культуры. В каждом изделии присутствует ручная работа, много вязаных вещей.

Также мы делали тематическую коллекцию, посвящали ее трем героиням: Марии Колесниковой, Нине Багинской и Марине Золотовой. Кто-то из них находится не на свободе, Нина редко разговаривает через интернет. В моей коллекции получилось, что все героини могут «говорить».

Третий мотив — экологичность. После изготовления у нас остаются кусочки ткани — мы решили, что будем термически их обрабатывать и выкладывать из них рисунки. Четвертый — помощь молодым талантам.

В будущем наша команда будет расти, и мотивы вместе с нами. Из запланированного — открытие магазина в Париже. Мы даже объявили на него сбор. Каждый желающий может купить «сердце добра», средства пойдут на открытие магазина. После на стене мы напишем имена людей, которые в этом участвовали, а также пригласим на открытие», — говорит Александра.

В Вильнюсе дизайнер открыла шоурум. Сначала она собиралась иногда ездить в Минск и там продолжать изготовление одежды, но быстро пришло осознание, что начинать нужно на новом месте.

«Не боялись, что не получится. У меня и моего директора есть определенный опыт. Здесь не конкуренция, просто все иначе. Самое сложное было выбраться из белорусско-российской реальности. Конечно, Беларусь за последние несколько лет схватила много, как и Украина. Но мы все равно остаемся закрытой страной, не можем перенять мировые технологии.

Сложно выходить за рамки ограничений, потому что нам всегда говорили не выделяться. Весь мир открыт, и надо было научиться быть таким же. Сама идея нашей коллекции с сердцем в том, чтобы у каждого белоруса был свой кусочек родины, память о доме.

Когда видишь на улице человека с таким сердцем, сразу понимаешь, что в этом есть что-то белорусское. Поскольку белорусы разъехались по всему миру, Мне хотелось их таким образом объединить, идентифицировать», — говорит она.

Шоурум, который был у Александры в Минске, остался. Он работает как творческая мастерская для встреч с клиентами, примерок.

«Там была наша культурная, социальная жизнь. В таком формате магазин работает и сейчас. Производство для минского шоурума в Минске, а для Вильнюсского — в Литве. Конечно, в Минске сейчас стараемся подбирать другую цветовую гамму. Хотя бело-красно-белые цвета мы всегда использовали не как знак оппозиции, а как знак солидарности.

Я лично выходила не против Лукашенко, а из-за происходящего. Шла не с кем-то бороться, а потому что многое не устраивало.

Вот, например, Ольга Кучеренко — моя коллега, а Роман Бондаренко — ее брат. Я бы не смогла смотреть Оле в глаза, сидя дома и делая вид, что ничего не произошло», — признается она.

О бизнесе, вкусах литовцев и коллекции в поддержку Украины. «Литовцы ценят работу и готовы платить за нее столько, сколько она стоит»

По словам Александры, открыть свое дело в Литве несложно. Просто нужно время, чтобы разобраться в законодательстве. Если есть проблемы, в решении их помогут консультанты.

«Все работает в электронном формате, прозрачно и открыто, — говорит она. — Если есть какой-то вопрос, ты можешь прийти в любой муниципалитет и задать его.

В Беларуси с администрацией у меня были натянутые отношения. Мне кажется, что в Литве проще вести бизнес.

Даже те же налоги. Можно зайти на сайт и посмотреть все декларации, задолженности, если они есть. Могу сказать, что налоги меньше, чем в Беларуси. И они высчитываются из чистой прибыли. У Беларуси такой возможности нет. Там нужно всегда платить налог от своего дохода. Не зависит, есть он у тебя или нет. Например, здесь сумма в размере 460 евро не облагается налогом. Выше — да. За что тут человек платит деньги? Налоги идут на медицину, благоустройство, власти думают, чем люди будут заниматься на выходных. Организовывают для них мероприятия за счет бюджета».

География доставок у Александры большая — США, Вьетнам, Карелия, страны Евросоюза. Одежду заказывают не только белорусы.

«Больше появилось покупателей, когда мы стали работать из Вильнюса. Гораздо проще заказать, оплатить, доставить», — замечает девушка.

В Вильнюсе Александра находится уже год. За это время она заметила, что вкусы литовцев значительно отличаются от белорусских.

«Они больше любят естественные цвета спокойной гаммы. Но мы их интересуем тем, что выделяемся на этом фоне. Им нравится качество наших вещей, ценности.

Литовцы ценят работу и готовы платить за нее столько, сколько она стоит. Нас, белорусов, обычно загоняли в рамки, что нельзя ставить большую цену.

Здесь ты не испытываешь неловкости за то, что просишь достойную оплату своего труда. Важно поставить такую цену, чтобы хотелось работать еще», — говорит она.

После начала войны Александра выпустила коллекцию в знак солидарности с Украиной, часть денег от продажи которой пойдет на гуманитарную помощь украинцам. Свитеры раскупили в первый день.

«Мы сделали желто-синие сердца, написали слово «Разам». Решили делать, что можем.

Вообще, в Литве приветствуется, когда ты реагируешь на какие-то события. Например, флаг вывесить на балконе — это уже что-то. Для нас было логично сделать такую коллекцию, высказать свое мнение, поддержать Украину.

Многие бренды выкладывали посты в социальных сетях с флагом. Мы тоже это сделали, потому что мы со всем миром и хотим поддерживать Украину. Выпустили небольшую линейку, которая понравилась людям и разлетелась. Теперь будем делать еще изделия, так как на них есть спрос.

Думаю, что одежда с хорошим делом останется в истории, будет людям напоминать об этом времени.

Кстати, первую медицинскую помощь мы уже доставили в Варшаву. Сейчас собираем нужные продукты питания, вещи для детей», — говорит она.

О культурном коде и возвращении в Беларусь. «Я скорее думаю не о том, когда власть изменится, а когда люди»

Александра уверена, что личный культуры код у белорусов есть. Просто он не раскрыт.

«В 2020 году перед выборами была выставка, которая этому была посвящена. Там показывали, как через нашу историю проходит красный цвет. В каждом веке что-то было. Просто у нас не дают культурный код популяризировать.

Теперь, когда вижу, что кто-то говорит на белорусском языке, сразу понимаю, что это интеллектуал. Видно, к какому культурному слою относится человек. Меня сейчас очень вдохновляет, что украинцы разговаривают на своем языке. Особенно блогеры, которые раньше писали на русском», — говорит Александра.

Возможность своего возвращения в Беларусь она пока не рассматривает. Ей комфортно жить в Вильнюсе.

«Я боюсь, что в Беларуси мне будет трудно сталкиваться с невежливостью, грубостью, неприличием, отсутствием своего пространства. Боюсь, что там осталось мало людей, которые мне близки по ценностям.

Я скорее думаю не о том, когда власть изменится, а когда люди. Нужно научиться защищать друг друга, ценить человеческую жизнь, продвигать себя как нацию, разговаривать на одном языке.

Без разницы, кто там будет у власти. Раньше нам было все равно, когда нас никто не трогал. Власть стала обращать внимание на людей — мы стали соприкасаться друг с другом. Мне бы хотелось, чтобы в обществе мы находились в комфорте».

«Наша Ніва» возобновляет сбор донатов — поддержать просто

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера