Херсон. Фото: Елена Костюченко / «Новая газета»

Херсон был занят российской армией 3 марта. Сначала город взяли в кольцо: были заняты окрестные села и аэродром Чернобаевка. Потом российские военные зашли в город.

Как брали Херсон? «Глупость или предательство, возможно, и то и другое», — говорит бывший губернатор Херсонской области Андрей Гордеев.

— Значит, у нас есть четыре линии обороны.

Первое — перешеек между Херсонской областью и Крымом, он весь полностью заминирован должен был быть. И мне, кстати, сказали, что за неделю до <…> его разминировали какого-то хера.

Дальше — погранцы, но задача погранцов не вступать в бой, а увидеть факт <…>, дать сигнал и отойти, отодвинуться и так далее. Потом уже идет наша оросительная система. Оросительная система — она проектировалась в Советском Союзе Министерством обороны и Министерством сельского хозяйства. Сама структура — как бы форма канала — не предусматривает его пересечения никаким видом транспорта. В любом случае это утруднение движения. То есть логика такая: взрываются мосты, они все останавливаются, и наша артиллерия <…>.

Потом третья линия обороны — это уже сама речка Днепр. До последнего держится Днепр, мост Антоновский, если что, он взрывается, и Херсон как бы вообще вне военных действий, моста нету, мы только охраняем линию воды. Хер его кто перейдет, тот Днепр. И последняя линия обороны — Каховский плацдарм. Идет эвакуация Новой Каховки, там выселяются люди и держится каховский плацдарм. Там делаются редуты, капониры. На все это отводится сутки. Вот эти сутки нам надо было остановить их на входе. Не получилось.

Действующий губернатор Геннадий Лагута, со слов сослуживцев, в первый день [спецоперации] положил ключи на стол мэру со словами: «Я в этом не участвую» — и уехал из региона.

Вместе с ним — в первый день спецоперации — уехало руководство полиции, прокуратуры, суды, чуть позже эвакуировались сотрудники СБУ.

За Антоновский мост через Днепр бои шли два дня. Мост пытались подорвать дважды, <…>. За другой мост Херсонской области — Генический автомобильный — отдал жизнь инженер отдельного батальона матрос Виталий Скакун, лично осуществивший подрыв.

Зеленский присвоил ему звание Героя Украины.

<…>

Тероборона — подразделение вооруженных гражданских для охраны общественного порядка стратегических объектов, аналог народного ополчения — была организована в Херсонской области еще в 2016 году. По словам Андрея Гордеева, перед подразделением не было поставлено задач, и после того, как сменился военком, в тероборону записались многие военные пенсионеры — чтобы получать зарплату вместе с пенсией.

— Началась <спецоперация>, а у нас ни одного блокпоста нету, ни одного! Все хотят что-то делать, никто не знает, что делать. Никем никто не управляет.

Я захожу к этому комбригу теробороны, говорю: «Дима, что такое?» Даже карты Херсона у него не было на столе. Понимаешь? Добровольцы прибегали в течение дня, стояли около военкомата, не знали, что делать.

К ним никто не выходил. В 7 часов вечера подвезли автобус, и их увезли в село на Днепрянское, где должна была быть база теробороны.

В 7 утра того же дня было совещание по обороне области. Комбриг говорит: «Ребята, <…>, мне нужен грузовик, забрать оружие со склада к себе на базу». Те говорят: «Все хорошо, жди, сейчас будет». Он звонит в 8 утра: «Где мой грузовик?» Говорят: «Подожди, сейчас будет». Якименко он звонил, замгубернатора по обороне. Звонит в 9 утра, звонит в 10 утра — подожди. А в 11 утра Якименко ему говорит: «Извини, обратись к мэру, потому что я вообще сейчас далеко, в эвакуации». То есть это в то время, пока он обещал транспорт, он просто убегал с администрацией вместе.

В 11 утра комбриг уже понимает, что у него нет машины. И он случайно узнает, что едет машина с оружием в Алешки — догоняет 59-ю бригаду, которую там разбили. Он говорит: «Я ее останавливаю и скидываю с нее 660 автоматов с боекомплектами». И все, она поехала. Хорошо, что хоть это взял, потому что машина не доехала, ее расхерачили на дамбе. И с этой машины выдают 400 автоматов в первый день добровольцам на Днепрянском. На Антоновском мосту идет бой. Надо взять под охрану мост — типа, все туда. И они пешком где-то километра три пошли, на этот Антоновский мост.

Пришли туда, там ночь уже была, глухая ночь. По ним <…>, они увидели кишки и как деру дали все! Где-то половину автоматов вернули, половина так, без вести пропала. Как и люди. Ну, в смысле, где-то залегли на дно, забоялись.

Это было ночью с 24-го на 25-е.

В итоге у него осталось 220 автоматов. У комбрига. Я им привез около 50 «мух» (РПГ-18 «Муха». — Ред.), тут же стоял автобус, погруженный с этими ребятами, кипеж такой. Мы пришли, багажник открыли, там «мухи» лежат. «Пацаны, можно у вас?» Комбриг говорит: «Да, возьмите». И мы, короче, половину «мух» им отдали. Они в целлофане. И там вот на кадрах [видео с погибшими бойцами теробороны] есть: они так в целлофане и лежат.

И их комбат завозит их в автобусах с коктейлями с этими и «мухами» в Сиреневый парк. Чтобы предотвратить наступление русских со стороны Камышан. Если бы люди были чуть-чуть подготовленнее, то этой бы трагедии не произошло. <…> Но люди были просто мясо. За идею. Только в Сиреневом парке погибло 36 ребят. Их <…>. Батюшка наш херсонский похоронил 67 ребят из теробороны, неопознанных, сам. Они просто как собаки, на 20 сантиметрах вот так глиной присыпаны, без гробов, без ничего!

Вот батюшка их всех пофотографировал, нумерацию сделал, сделал в телеграме закрытый чат. Победим, говорит, потом будем их всех доставать.

Сиреневый парк. Деревья повреждены пулеметным огнем. Место гибели 36 человек из теробороны Херсона. Фото: Елена Костюченко / «Новая газета»

Херсонский журналист Константин Рыженко рассказывает:

— Заместитель главы Облсовета просто публиковал такие, типа, веселые публикации о том, что все будет хорошо. И люди были в полной уверенности, что у нас есть территориальная оборона, что у военных есть какой-то хитрый план, что мы сейчас вот их заманим на какие-то ключевые подходы, закидаем коктейлями Молотова, потом из-за какого-то угла выглянут наши военные, <…>. Ну, такая как бы эйфория у людей, которые реально не были на <спецоперации>. Я тоже в какой-то мере в это верил, потому что я смотрю на опыт других городов. Там они притащили шины, мешки с песком, как-то держатся. Видно, что оказывают сопротивление. Я такой думаю: «Класс, а мы тоже!»

А в итоге оказалось, что тероборона собрали всего лишь 200 человек, в первый же день вывезли их куда-то, еще даже враг не перешел мост, дали им один автомат на пять человек, жменю патронов, и все, сказали: «Сидите, ждите». Ничего не происходило. Им там какие-то физические упражнения дают, чуть ли не отжимания и бег. Потом они сутки там просидели, приехали эти военные, говорят: «Слушайте, давайте уходите домой». Потом через два дня сказали: «Возвращайтесь».

Приехала одна маршрутка. 20 человек поместилось. Всем остальным сказали: «Все, идите домой».

Это было неофициальное народное ополчение.

Людям сказали: «Идите домой», люди поняли, услышали это как «мы сдаем город» и решили, что хрен вам, а не сдача города. Вот как-то так, типа, самоорганизовались. И погибли.

Как сейчас живет Херсон под оккупацией, читайте здесь. 

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера