Минск больше не двухмиллионник

Старший исследователь Центра новых идей Геннадий Коршунов выделяет два основных фактора, влияющих на сокращение населения.

«Во-первых, это пандемия. Статистика от Белстата указывает нам на последствия ковида, которые ранее не отражались в официальной статистике. Во-вторых, мы имеем дело с несколькими волнами миграции, которые произошли после событий 2020 года. При этом следует понимать, что значительная часть уехавших из страны никак не отразились в статистике Белстата», — отмечает эксперт.

Минск, 16 августа 2020 года

В сложившейся ситуации есть и свои особенности. Население в рамках всей Беларуси сокращалось и раньше, но в тоже время, за счет внутренней миграции в столице и других крупных городах оно увеличивалось.

За весь послевоенный период население Минска постоянно росло. Тенденция прервалась только в 2020 году. Тогда минчан уменьшилось на 10 тысяч человек. В 2021 году сокращение числа жителей столицы продолжилось, и Минск недосчитался еще 13 тысяч человек, после чего город потерял статус двухмиллионника.

Подобную ситуацию можно наблюдать и в других крупных городах, например, в Гродно и Бресте, которые раньше тоже стабильно росли.

По мнению Геннадия Коршунова, уровень влияния этих двух факторов существенно отличается в зависимости от региона.

«Ковид больше повлиял на численность населения на периферии. В малых населенных пунктах проживает больше людей старшего возраста. Там худший уровень медицины, чем в крупных городах, поэтому там мы можем отмечать именно фактор пандемии. Протесты, а значит и репрессии, в такого типа населенных пунктах если и имели место, то в небольших масштабах. Соответственно, эмиграционный фактор там оказывал меньшее влияние.

В Минске, наоборот, были серьезные протестные настроения, множество людей были вынуждены уезжать, опасаясь репрессий. Поэтому в столице наиболее важными факторами, на мой взгляд, оказались политический и экономический.

То же самое можно сказать и о Брестчине, где еще до выборов 2020 года были протесты, связанные со строительством аккумуляторного завода. Соответственно, там и репрессии начались раньше, чем по всей стране. В Гродно после выборов также было сильное протестное движение и репрессии, которые произошли после», — отмечает собеседник.

Плюс — именно жителям западных областей всегда было проще уехать из страны.

«В этих регионах было много людей с шенгенскими визами, многие имели карту поляка. У них традиционно больше связей с соседними государствами», — говорит специалист.

Происходящее Коршунов называет трагедией для страны и общества.

«Сейчас из страны уезжают те, кто должен был развивать ее, строить экономику, платить налоги. Эти последствия уже заметны в медицинской сфере. Да, в Беларуси и раньше наблюдалась нехватка медиков, особенно если говорить о регионах, но сейчас с медиками вообще беда. И дальше будет только хуже, мы все будем чувствовать это на себе», — считает эксперт.

Переписи обнаруживают сотни тысяч «утерянных» белорусов

Политолог, эксперт по вопросам миграции Андрей Елисеев отмечает, что данные Белстата касательно реальной численности населения Беларуси имеют низкую репрезентативность.

«В статистику Белстата хорошо попадают те, кто приезжает в Беларусь, а вот с учетом тех, кто выезжает, там все очень плохо. Согласно правилам, белорусским гражданам, отбывающим на ПМЖ в другие страны, необходимо в местном департаменте по миграции и гражданству получить паспорт со специальной серией (РР), а после стать на учет в белорусском консульстве за рубежом.

Конечно, большинство белорусов, меняющих постоянное место проживания, этого не делают, а потому их выезд не находит отражения в официальной статистике. По этой причине ежегодно происходит серьезный недоучет эмигрантов.

В результате видим, как переписи населения выявляли сотню, а то и несколько сотен тысяч «утерянных» белорусов (за 10 лет). По той же причине в официальных документах о миграции давно пошел ошибочный тезис, что Беларусь якобы имела положительное сальдо миграции», — отмечает эксперт.

Исходя из этого, в действительности население Беларуси за 2021 год уменьшилось на куда большую цифру, чем предоставил Белстат. По словам Елисеева, официальная статистика отражает не масштабы эмиграции, а превышение смертности над рождаемостью и уменьшение количества приезжающих в Беларусь иностранцев.

Чтобы приблизительно понять масштабы миграции из Беларуси, мы посмотрели статистические данные из Польши. По словам Елисеева, среди стран ЕС именно в Польшу уезжает около 90% белорусов.

«За период с августа 2020-го до конца 2021-го только на основании гуманитарной визы, в рамках программы «Poland. Business Harbour» и на основании международной защиты в Польшу перебрались 23 тысячи белорусов. Еще один важный момент — около 150 тысяч белорусов имеют карты поляка. Этот документ позволяет получать национальные визы и иметь доступ к рынку труда. Однако статистики, которая фиксировала бы, где больше времени проводят владельцы карт поляка, нет.

Значительная часть белорусов уезжает в Польшу по рабочим визам. Всплеск интереса к работе в Польше наблюдается с 2016 года, когда после девальвации российского рубля и экономического кризиса в Беларуси началась масштабная переориентация белорусов с российского рабочего рынка на польский. Если в 2015 году только около 5,5 тысячи белорусов зарегистрировались на работу в Польше по упрощенной схеме трудоустройства, то в 2016 году их было уже более 23 тысяч, в 2017 — уже 58 тысяч. И эти цифры продолжают расти», — говорит эксперт.

Полной статистики по трудовым визам и видам на жительство за 2021 год статистическое агентство ЕС пока не обнародовало. Поэтому, говоря о количестве белорусов, уехавших из страны в прошлом году, приходится руководствоваться неполными данными за 2021 год.

Светлана Тихановская в Варшаве. Фото Павла Кричко

Однако даже эти цифры впечатляют. Так, например, только Литва за 9 месяцев прошлого года выдала белорусам более 4 тысяч гуманитарных виз. А с августа 2020 года по февраль 2021 года 7 490 белорусов получили временный вид на жительство в Литве. Около 500 наших граждан получили ВНЖ в Латвии.

Мы входим в демографическую яму

Эксперт BEROC, доктор экономических наук Лев Львовский также отмечает, что данные Белстата лишь в малой степени отражают картину, связанную с эмиграцией. По его словам, в этой статистике быстрее отражаются показатели рождаемости и смертности.

«Именно высокая смертность и низкая рождаемость является важнейшим критерием, который оказывает влияние на статистику, публикуемую Белстатом.

Сейчас в детородный возраст входит небольшое поколение рожденных в 1990-х. Поэтому сейчас мы входим в демографическую яму, которая опасна тем, что примерно к 2050 году у нас количество пенсионеров на одного работающего увеличится в полтора раза. А у нас по-прежнему функционирует консолидированная пенсионная система.

Если не делать никакой реформы, то придется либо увеличить в полтора раза налоговую нагрузку, либо снижать пенсию».

По мнению эксперта, именно низкая рождаемость (1,38 ребенка на женщину), является нашей основной проблемой, которая влияет на демографические показатели, а высокая эмиграция ее только ухудшает.

Читайте также:

Эмигранты теперь будут платить коммуналку по полной. Но не все

В литовском посольстве образовалась очередь из 10 тысяч белорусских релакантов

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера