«Здесь решается не просто судьба Украины»

Евгений попал в Украину 8 марта, а 9-го уже появился в расположении теробороны. Его подразделение необычное — это интернациональное антиавторитарное подразделение.

Евгений в составе теробороны

Евгений в составе теробороны

— Здесь служат люди с анархистскими, неавторитарными левыми взглядами и те, кто им сочувствует. Большинство ребят — украинцы, на втором месте белорусы. Есть из России, Западной Европы и даже канадцы. Всего 50 человек. В том числе девушки с боевым опытом. Одна из них — военный медик, — рассказывает Евгений.

После того как наш собеседник был вынужден покинуть дом из-за репрессий, он стал готовиться к войне.

— Белорусская история показывает, что мирный протест не работает с обезумевшими диктаторами. К сожалению, в 2020 году у белорусов не было силового блока, который мог бы взять на себя сопротивление режиму. С момента, как я приехал в Польшу, я начал готовиться к войне. Судя по тому, как в белорусский батальон Калиновского организованно съезжаются мужчины, я был такой не один.

Расчет был на то, что силы потребуются, если в Беларуси снова вспыхнут протесты, как в августе 2020 года.

— Как только я услышал о том, что в Украине, возможно, начнется война с Россией, я понял, что я должен принять в ней участие. В Украине решается не просто судьба Украины, а всего региона. Если мы сможем победить российский империализм, есть надежды, что ситуация в Беларуси изменится к лучшему в ближайшее время.

Евгений с плакатом «Свободу Никите Уварову» у посольства России в Варшаве

Евгений с плакатом «Свободу Никите Уварову» у посольства России в Варшаве

Не служил в армии, но пришлось надеть военную форму

Пока в боевых действиях Евгению не пришлось участвовать. Обычно его день состоит из физических тренировок, теоретических занятий, караулов. Бывают ночные патрули.

— У меня нет боевого опыта. Я даже в белорусской армии не служил из принципиальных соображений. Ситуация изменилась, и пришлось надеть военную форму.

У Евгения часто спрашивают, как он мог отправиться воевать, если он анархист. Ведь это должно противоречить его взглядам.

— Как нам говорят: почему мы воюем за Украину? Не за Украину. Да, здесь много проблем, которые я как анархист критикую. Но в России ситуация во много раз хуже. Права украинцев и свободы, которые люди выбили в борьбе с государством на Майдане, до Майдана, все низовые структуры будут уничтожены, если Россия победит.

«Придется жить с чувством вины, если кого-то убью»

Пока что в расположении довольно тихо, но никогда не знаешь, что будет завтра. Возможно, придется убивать или просто не проснешься из-за удара ракеты. Осознание близости смерти, как своей, так и чужой, есть, отмечает Евгений.

— Я предполагал, что настанет момент, когда придется с оружием в руках отстаивать свои убеждения. Хотелось бы, чтобы этого вообще не было, но по-другому нельзя. Это ужасно. И мне жить с чувством вины, когда придется кого-то убить. Но чувство вины тоже будет, если я не буду находиться здесь и сейчас. За детей, умирающих в Мариуполе.

Больше всего боюсь, что в боевой ситуации могу сорваться и, например, добивать раненых противника. Для меня принципиальная позиция, что тех, кто сдается, ни в коем случае нельзя убивать. И никаких пыток.

Ехать в Украину было страшно, но находиться там оказалось легче, чем представлялось.

— В Варшаве часто плакал, когда читал новости из Беларуси. Теперь я воспринимаю все намного проще. Нет чувства вины. Я не был в ситуации, когда под ногами взрываются снаряды и кого-то из моих знакомых убивают. Поэтому не могу сказать, что со мной будет, если с таким столкнусь.

Украинцы часто не в курсе, что происходит в Беларуси

Отношение к белорусам, которые приехали воевать на стороне Украины, хорошее, говорит Евгений.

— На въезде в Украину эсбэушник проверял документы. Когда узнал, что я не живу в Беларуси после августа 2020 года, вопросов ко мне сразу не стало.

Евгений в Беларуси в августе 2020 года с плакатом «Белорусская рулетка»

Евгений в Беларуси в августе 2020 года с плакатом «Белорусская рулетка»

О том, что к белорусам стали относиться хуже с начала войны, Евгений, конечно, слышал.

— Я был одним из администраторов инстаграм-страницы акций белорусов Варшавы. Украинцы активно отмечали аккаунт и просили передать белорусскому правительству, что не нужно воевать с Украиной.

Тогда я понял, что большинство людей из Украины не в курсе, что происходит в Беларуси. И я описывал ситуацию, что мы в Варшаве не можем никак повлиять на правительство там. Потому что мы убежали от этого правительства. Я объяснял, что белорусы зарубежья принимают беженцев, собирают гуманитарную помощь, кто-то едет воевать. И никто из этих людей не пытался со мной ругаться.

Евгений с пониманием относится к эмоциям украинцев. Но к тем, кто, например, в Варшаве проявляет агрессию в отношении белорусов, у него один вопрос: «Почему вы не в Украине?» Там можно не только идти на фронт, подчеркивает собеседник.

«Гоните русских из дома»

Тому, как белорусский режим повел себя по отношению к Украине, Евгений совсем не удивлен.

— При этом я вижу, как Лукашенко пытается всячески избежать непосредственного участия белорусских солдат. Возможно, потому, что понимает, что тогда больше не будет второго кресла, на которое можно спрыгнуть.

Я хотел бы передать белорусам не терять надежду, готовиться к худшему и ждать лучшего. Все сейчас говорит о том, что в ближайшей перспективе мы будем жить в свободной стране, а все эти уроды понесут заслуженное наказание.

Есть у собеседника и послание к жителям его родного города, чьи военные помогают россиянам бомбить Украину.

— Гоните на *ер русских из дома! У меня на самом деле слов не хватает. Рядом с аэродромом живут мои родственники, которые, к сожалению, занимают противоположную позицию. Я часто переживаю, что, если будет лететь ответ, может пострадать мой дом.

Война перейдет на северный фронт

Самое тяжелое, что довелось видеть в Украине, — огромные очереди на выезде из страны.

Люди пешком выходят из Украины

Люди пешком выходят из Украины

— Бесконечный, огромный поток людей. В основном это женщины и дети. Многие люди с животными. Большинство практически без вещей. Я пока не видел трупов, но думаю, что хуже, чем эти очереди, я вряд ли что-то увижу.

А из позитивного — я веган десять лет и переживал, что, приехав в Украину, в лучшем случае стану вегетарианцем. Но у меня даже веганский сухпай есть. Возможно, завтра я буду есть тушенку, но теперь я очень рад.

Несмотря на войну, жизнь под Киевом кипит.

— Когда стою в карауле, вижу, как гуляют влюбленные парочки, дети играют в футбол, люди ездят на работу. Единственное, что на фоне этой кипучей жизни стоят мужчины в форме с оружием и не стихают сирены.

Ожидания насчет продолжительности войны в Украине разные: кто-то считает, что скоро все закончится, кто-то уверен, что это на годы.

— Я склонен думать, что это надолго. Для меня война не закончится в Украине, а перейдет на северный фронт. Белорусы же не просто так поехали воевать в Украину. Нам потом еще Беларусь освобождать, — заключил Евгений.

«Мы четко понимали, что не выживем». Белорусский доброволец Денис «Кит» рассказал про ад под Бучей

Боец, медик, фонд Żyvi, FreeShop Partyzanka… Большой репортаж о белорусах, которые помогают Украине

Погибший белорусский доброволец работал дальнобойщиком в Польше и оставил работу, чтобы защищать Украину

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?