Лешек Шерепка: поскольку основной расчет Лукашенко не сбылся, сейчас у него нет другого выхода, как надеяться на максимально длительное сопротивление украинцев. Фото: Яцек Турчик/ PAP

«Наша Ніва»: Что для Беларуси значит война в Украине в политическом смысле?

Лешек Шерепка: То, что происходит сейчас, видится мне необратимой границей, за которую зашла Беларусь Лукашенко. Ему будет очень сложно выкарабкаться из той ситуации, которая сложилась в последний месяц. Он пытается убедить мир, что не принимает участия в агрессии, делает вид, мол, для моей страны ничего не произошло. Но это полная чушь, на нее никто в цивилизованном обществе не ведется.

Взгляните в закрепленные документами нормы международного права. Там черным по белому написано: если даете разрешение агрессору использовать вашу территорию для проведения боевых действий, вы автоматически приравниваетесь к нападающему.

В чем была его мотивация? Скорее всего, Лукашенко ставил на краткосрочную войну, в которой Украина даже шанца на спасение не будет иметь.

После же российской победы был расчет получить бонусы за лояльность — газ, например, или денежную помощь и ослабление по кредитам. К тому же в геополитическом смысле ваша республика получала страну-близнец по соседству, с максимально добродушным отношением к России. А значит, и к Беларуси, что опять же дает надежду на всевозможные профиты.

Однако Лукашенко не учел, что война повернется к нему и Путину вот такой кровавой стороной, как получилось на самом деле. Долгосрочная, с огромным количеством жертв. И с каждым следующим днем боев его расчет и, соответственно, позиция как политика истребляется. Ведь вместе с международным правом он изменил еще и договоренностям, прочность которых гарантировал своим именем.

Как пример приведу договор между Беларусью и Украиной о сотрудничестве, дружбе и так далее. Документ датируется 1995 годом, подписанный Кучмой во время его визита в Минск. Третья статья звучит так: «каждая из сторон обязуется воздерживаться от участия в любых действиях, направленных против любой из сторон договора, а также допускать, чтобы использование территории любой из сторон ставило под угрозу их безопасность».

«НН»: Понимаете ли вы стратегию поведения аппарата Лукашенко? Ведь Беларусь воспринимается миром уже как аффилиат России. А это удар по амбициям главы независимого государства.

ЛШ: Поскольку основной расчет Лукашенко не оправдался, сейчас у него нет другого выхода, как надеяться на максимально длительное сопротивление украинцев. Ведь только в таком случае для Беларуси появится хотя бы небольшое пространство для политического маневра, какого-то торга.

Да, есть определенный «компенсационный» риск.

В случае тотального провала Путин может задуматься о политическом «аншлюсе» другой страны-соседки, меньшей и куда более зависимой от России. Однако это будут непропорциональные завоевания на фоне потерь в войне.

И Лукашенко это тоже понимает. Поэтому еще больше заинтересован в том, чтобы Киев держался.

После выборов 2020 года и совершенного насилия Лукашенко, чтобы остаться у власти, пожертвовал внушительным процентом своей политической силы. Поэтому и воспринимается сегодня преимущественно как нелегитимный президент с шаткой позицией. Очевидно, что ему нужен союзник — без поддержки России он бы за прошедшие полтора года не удержался в должности.

Поэтому Лукашенко будет отдавать часть самостоятельности в решениях, чтобы Путин его не оставил. И то, что российская армия сегодня чувствует себя на территории вашей республики как дома только подтверждает мое мнение.

Лешек Шерепка: Лукашенко намного больше советский человек, чем Путин, и куда больший апологет русского мира

Кстати, еще несколько лет назад утверждал: белорусская армия постепенно превращается в подразделы армии соседнего государства. Оно постепенно интегрировалось в западную группировку, подводилось под общие действия по противовоздушной обороне и так далее.

Теперь все прямо увидели, что ключевые решения принимаются над головами белорусских командиров, а территория страны превратилась в часть российской логистической системы. Поэтому, возвращаясь к идее «аншлюса» — зачем он, если и так, когда настала нужда, все работает на Путина?

«НН»: Что может предложить Лукашенко сегодня Западу, чтобы остаться на плаву?

ЛШ: На данный момент ничего.

Лукашенко намного больше советский человек, чем Путин, и куда больший апологет русского мира. Уверен: если бы он оказался в Москве и получил тамошнюю неограниченную власть, то совершал бы действия жестче, чем мы видим сегодня со стороны России.

Однако оговорюсь: если Украина закончит боевые действия с позиции силы в свою пользу, Лукашенко попытается снова вступить в игру с Западом. Он уже держит подобный маневр в голове — освобождение из тюрьмы Анжелики Борис тому подтверждение и сигнал. Однако постоянные провокации на границе и антизападные высказывания все равно выдают его суть.

Я знаю Лукашенко: сегодня он говорит одно, завтра другое. Поэтому белорусскому народу точно не имеет смысла верить ему на слово. Более того, проблемы России в войне — особенно если они будут умножаться — открывают окно возможностей для жителей вашей страны. Это кризисное для агрессора время следует использовать с умом и сделать все, чтобы белорусский народ выбрал себе легитимного лидера, а не играл с Лукашенко.

«НН»: Что для вас в дипломатическом и политическом смысле будет значить полное закрытие границы между Беларусью и Польшей?

ЛШ: Это реальная проблема для Беларуси. Смотрите, все время, пока Лукашенко находится у власти, он без остановки говорит о выгодном геополитическом положении страны. Мол, заработок на транзите гарантирован при хоть каких обстоятельствах. А теперь представьте, если эту пуповину, питающую республику, перережут…

Лешек Шерепка: В случае тотального провала Путин может задуматься о политическом «аншлюсе» другой страны-соседки, меньшей и куда более зависимой от России. Фото: Алина Габриэль-Каминска

С другой стороны, я не верю, что Запад до конца на это пойдет. Слишком много игроков вовлечены в процесс, слишком много стран зависят от функционирования этой артерии. Поэтому то, что в теории выглядит как летательное оружие против экономической стабильности системы Лукашенко, вряд ли превратится в практический рычаг для давления.

«НН»: Что ждет Беларусь в ближайшем будущем? К чему готовиться нам?

ЛШ: Нужно узнать результат войны. Именно она очертит судьбу и Лукашенко как политика, и судьбу страны как самостоятельного государства.

Если Украина исчезнет с политической карты, мы понимаем, что и Беларусь вряд ли останется самостоятельной.

Те же силовики, которые сейчас взвешивают шансы, кого поддержать, склонятся в российскую сторону, ведь Путин в качестве «собирателя земель» будет гораздо сильнее Лукашенко.

Если же Украина сохранит суверенитет, то здесь маховик, скорее всего, пойдет в обратную сторону. И на этой волне тот же Лукашенко попытается удержаться: мол, пусть себе с жертвами, но ведь я сохранил вам независимость и не пролил крови.

Выбор, разумеется, не самый приятный для белорусов. Но, повторюсь, теперь вы можете сами подкараулить и воспользоваться моментом, когда именно коллективная воля народа — при соответствующем единстве действий — станет определяющей исторической силой.

«Наша Ніва» возобновляет сбор донатов — поддержать просто

Лешек Шерепка: «Мы не хотим лишить белорусов национального сознания»

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера