Революционная: «Очень много людей будто исчезло»

Одним из самых сложных периодов для клуба TNT за последнее время, как и для многих, стало начало эпидемии коронавируса: тогда клуб вообще закрылся.

«После того как решили открываться заново, было непросто тоже. Мы сильно экономили на всем: работали сокращенным штатом и расписанием — сотрудников было на 50% меньше, чем обычно. Потихоньку все вышло почти на доковидный уровень: за то время, что мы не работали, люди, видимо, сильно соскучились по нам», — говорит представитель TNT Rock Club.

Фото: vk.com/tntrockclub

Собеседник надеется, что самый сложный момент текущего года для их учреждения уже пройден:

«Я имею в виду начало войны: с ней начался отток посетителей — сразу на процентов 70. среди наших неизменных гостей очень много людей будто просто исчезли. Предположу, что это связано с тем, что многие просто включают режим экономии. Ну и очень много людей уехало».

«Тепло может быть нашим спасением»

Потихоньку с публикой было то лучше, то хуже, но все равно по сравнению со спокойным периодом сейчас до TNT доходит 70% от былого количества посетителей.

«Что мы делаем с этим? Как и все, немного вынужденно подняли цены, но именно на те позиции, на которые поставщики их подняли. Ничего бездумно не делалось, ведь мы и так имеем проблему с гостями. Также запускаем в работу джазовые вечера — решили пробовать по вторникам. Дополнительно предлагаем 20% скидку на все меню в этот день. Возможно, это поможет привлечь людей», — рассказывает собеседник.

Он добавляет, что никакой стабильности, конечно, сейчас нет: новая неделя от предыдущей может отличаться кардинально. Планировать, выстраивать работу так, как делалось два года назад, сегодня невозможно.

Концерт Leibonik в TNT. Фото: vk.com/tntrockclub

«Все переживают за завтра, за счастливое завтра. Учреждений закрывается очень много, о нас такой речи пока не идет. Ждем весну и солнце, потому что уже последние выходные показали себя позитивнее прошлых, ведь как раз случилось потепление — и людей сразу больше. Тепло может быть нашим дополнительным спасением».

Октябрьская: «Сфера общественного питания переживает подобные времена, как с началом кoвидa»

Даша, сотрудница одной из кофеен на Октябрьской, занята в сфере общественного питания более пяти лет. Она с ужасом вспоминает время начала кoвидa, когда белорусы перестали выходить из домов, не говоря уже о визитах в кафе. Но 2022 год принес новые сложности.

«Когда только началась война в Украине, люди сначала приходили к нам, чтобы найти поддержку друг в друге, чтобы не оставаться в одиночестве. А потом большая часть гостей просто уехала, и вся сфера общественного питания в принципе переживает подобные времена, как при начале кoвидa. Цены выросли, зарплаты не растут — в итоге даже у тех, кто остался, попросту теряется возможность куда-то ходить. Процентов 35-40 гостей мы потеряли только с февраля, при том что это было не постепенно, а одним махом», — говорит девушка.

Даша отмечает, что это трудно дается даже психологически:

«Ты привык видеть много людей, детей, полные посадки, шум и смех. Смотреть на полупустой зал — очень тяжело. И ты понимаешь, что сам делаешь все возможное, чтобы так не было, но от тебя ничего не зависит в этом случае. И вот ты наблюдаешь, будто Минск стал пустым».

Улица Октябрьская в Минске. Фото: 34mag

Доставка, с которой они также сотрудничают, сейчас тоже переживает не лучшие времена: сначала ударили банковские санкции, а потом также уменьшилось количество заказов из-за того, что люди покинули страну.

«Мы стараемся сильно не поднимать цены, чтобы часть гостей все же могла к нам приходить. Используем маркетинговые ходы, рекламу, плюшки для посетителей — все, как и раньше, но интенсивнее, чем обычно.

Важно, что наше руководство делает все возможное, чтобы сохранить сотрудников. Люди на Октябрьской работают не один и не три года — это старый костяк, который рядом почти с начала открытия улицы.

Все любят это место и никуда не хотят уходить. Сегодня везде не самые лучшие времена, поэтому мы держимся друг за друга и в том числе во имя сохранения нашей любимой улицы никуда не уезжаем», — отмечает Дарья.

В целом сотрудники беспокоятся за саму улицу: многие кафе уже пережили волну репрессий ранее, после того как сделали выходной и выразили солидарность с рабочими в день анонсированной общенациональной забастовки 26 октября 2020 года. Тогда санэпидемслужба и другие инстанции завалили кафе проверками.

«Мы ждем лета с большой надеждой. Будем смотреть, как будут идти дела. Но для полного счастья тоже нужно, чтобы закончилось то говно, которое начала Россия. И хочется, чтобы сменилось руководство в нашей стране: как только это изменится, вернутся люди, которые были вынуждены уехать из Беларуси и скучают без нее. В тот момент Минск зацветет новыми красками и мы начнем дышать свободно», — резюмирует собеседник.

Зыбицкая: «Людям хочется абстрагироваться от новостей, поэтому они постепенно возвращаются в бары»

Владислав работает в сфере обслуживания около шести лет. Он также отмечает, что с началом войны количество клиентов в барах на тусовочных Зыбицкой и Интернациональной, в одном из которых он работает, ощутимо уменьшилось.

«С началом, как это правильно говорить… «специальной операции» со стороны России, дела стали идти намного хуже. У людей, видимо, не было попросту настроения и желания. Многие могли начать экономить. Появилась апатия и траурный настрой повсеместно. Но в последнюю неделю снова наблюдается рост движения в баре, увеличение продаж», — комментирует Влад.

Иллюстрационное фото. Источник: hata.by

Бармены в хорошей коммуникации со своими клиентами, особенно — постоянными. Но сейчас многих из них давно уже не было видно за стойкой.

«Не секрет, что большое количество посетителей бара — это айтишники, которые после своей монотонной работы хотят отвлечься. Многие, как я понимаю, уехали в Турцию, Грузию, Польшу. Вместе с компаниями и семьями. А именно они в основном делали нам выручку. В результате мы потеряли в районе 30% постоянных клиентов. Стоит отметить, что отток посетителей начался раньше — с 2020 года. Он был постепенный, и с февраля процесс ускорился», — объясняет собеседник.

Такая ситуация повлияла и на зарплаты сотрудников:

«Не буду раскрывать коммерческие тайны, но по зарплатам ударило сильно, стало меньше чаевых. Радует, что коллектив у нас дружный, нет текучки кадров: трудные времена мы переживаем вместе, поддерживая друг друга».

Влад отмечает, что барменам стало труднее работать из-за господствующего настроения людей и малолюдности. До 22-23 часов в барах вообще пусто: клиенты сначала присматриваются, где больше людей, и приходят туда, где будет более шумно и весело.

«Когда мы видим, что гостям скучно, стараемся это исправлять, задаем атмосферу, пытаемся как-то перейти в коммуникации на более тесный уровень. Работать стало труднее в этом плане. Следует также учитывать, что не у всех может быть одинаковая политическая позиция, и важно как-то стараться не выйти на конфликт на этой почве.

Но, конечно, трудно проживать несколько недель (и более) в таком состоянии. Людям хочется абстрагироваться от новостей, не думать о плохом, и они сами пытаются как-то развеселиться, хоть на минуту, поэтому постепенно начали возвращаться в бары. Бар с 24 февраля отменял всю рекламу, спецпрограммы с диджеями. Но сейчас мы понимаем, что как раз и должны помочь людям абстрагироваться от всего плохого», — добавляет бармен.

«Ситуацию осложняет аренда, которую, как правило, привязывают к евро»

Что касается цен, собеседник отмечает, что поставщики подняли цены на ягоды и алкоголь почти на 30%, и трудно сохранить давнишнюю маржинальность на определенные позиции по старым ценам.

«При этом бар почти удержал многие цены, повысив что-то всего на 5-10%, чтобы суммы не пугали людей (но это уже идет речь о позициях, которые сильно выросли в цене). Например, где есть малина, ром. Раньше малина стоила 10 рублей за килограмм, а сейчас 30, а для напитков свежих ягод нужно много», — объясняет Влад.

Иллюстрационное фото. Источник: tripadvisor.ru

Собеседник не видит ничего удивительного в том, что бары закрываются: так было всегда, до кризиса в том числе.

«Но сегодня ситуацию осложняет аренда, которую, как правило, привязывают к евро. Места с большой территорией, например, как Ayahuasca, что не так давно закрылись, не вывозят аренду. Могут же быть дни, когда вообще никто не придет. Или вот есть бары с акцентом на туристов, где курят кальяны, играет арабская музыка, танцуют девушки — у них тоже большие проблемы, ведь с границами проблема».

Говоря о будущем, Влад делает ставку на собственные напитки от каждого бара:

«Нас может ожидать бум бутлегерства — бары будут готовить собственные напитки — вермуты, джин и прочее. Половина закроется. В общем, Зыбицкая уже давно поделилась на два лагеря — надо разделять Зыбицкую и Интернациональную. В первом лагере может происходить грязь с более пьяным количеством людей, которые зачастую выпивают прямо на улице, устраивают дебош. Во втором — стараются придерживаться культуры».

Влад мечтает, что однажды кризис во всех сферах закончится:

«Надеюсь, мы придем к тем временам, когда люди смогут не заботиться о своем завтра. Единственным вопросом будет: в какой бар сходить с друзьями на шот, где потанцевать».

Минский диджей: «У каждого третьего — чемоданное настроение»

Алексей (имя изменено по просьбе собеседника) почти каждые выходные выступает в барах и клубах в качестве диджея. В долларовом эквиваленте после начала войны в Украине его зарплата снизилась.

«И если у меня еще она не совсем значительно снизилась, то от некоторых коллег из dj-сферы я слышал, что их подкосило очень серьезно».

Последние годы работы Алексей описывает следующим образом:

«До марта 2020-го все было достаточно весело и людно. Весной свои поправки внес ковид, значительно сократив количество и качество публики в учреждениях. Все продолжалось до середины лета. С середины июня и до начала предвыборных событий в августе, казалось, что все вновь набирает обороты.

Но после все мероприятия проходили в болезненной атмосфере подавленности. Я думаю, что нет нужды объяснять причины, почему так. К концу прошлого года на новогодние праздники люди снова начали собираться. Всего до середины февраля 2022-го тоже все было хорошо, на мой взгляд. А вот после 24-го количество посетителей значительно уменьшилось. Атмосфера приобрела оттенок растерянности».

Иллюстрационное фото

Алексей отмечает, что тенденция к закрытию в барах и клубах все это время сохранялась. Но главный образом закрывались места без четкой концепции и энергетики:

«Там, где есть хорошие организаторы, там все более-менее. Для меня это, например, мероприятия Саши Nerv Кузнецова, Артема Beverly Pills и происходящее в Dogma Club».

При этом диджей акцентирует внимание на том, что почти у каждого третьего знакомого — чемоданное настроение.

«Почти все мои близкие друзья уехали из Беларуси. Кто-то меняет сферу деятельности, изучает что-то новое — иностранные языки или дисциплину в IT».

Алексей надеется, что у его любимых мест получится себя сохранить, если только им еще не повысят аренду. Но развития сферы в лучшую сторону молодой человек не наблюдает: сейчас у всех стоит задача — выживание.

«Наша Ніва» возобновляет сбор донатов — поддержать просто

Сколько вакансий предлагают с зарплатой $500 и более? Интересные цифры

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера