Найти
25.04.2023 / 18:235РусŁacБел

Женщины в окружении Лукашенко: почему и что он им доверяет. Большой разговор с Альмирой Усмановой

В патриархальной системе лукашенковского авторитаризма правители-мужчины соглашаются на публичное унижение, а немногим женщинам при должностях отведена особая роль. Какая? «Наша Ніва» побеседовала с профессором Европейского гуманитарного университета Альмирой Усмановой.

«Верные Лукашенко мужчины — фиаско традиционной маскулинности» 

Режим Лукашенко, говорит профессор Усманова, представляет собой иерархическую гомосоциальную систему, которая определяется особым весом репрессивного аппарата, в котором доминируют мужчины. 

«Мужчины, обеспечивающие поддержку режима Лукашенко (силовики,пропагандисты, министры, руководители госпредприятий), с одной стороны, в своем поведении и методах управления и подчинения придерживаются правил, характерных для патриархальной гомосоциальной среды, а с другой, демонстрируют фиаско традиционной модели маскулинности, так как в рамках существующей системы подчинения их «агентивность» проявляется исключительно в выполнении приказов сверху. И это касается не только силовиков, но и всех чиновников. 

Отнюдь не случайно одним из слов, наиболее часто используемых в «официальном» вокабуляре Лукашенко и его подчиненных (мужчин), стало слово «наклонить», — отмечает Альмира Усманова.

«Я думаю, что проблема использования неприличного, тюремно-сексистского жаргона в официальной риторике режима — это тема для отдельного исследования. Об этом, кстати, писал в одной из своих статей еще в 2018 году Николай Дедок, сейчас опять политзаключенный», — говорит профессор.

Безусловное согласие мужчин-руководителей на публичное унижение, когда Лукашенко их песочит и это транслируют все государственные медиа, можно рассматривать как часть непубличного «соглашения» между Лукашенко и чиновничьим аппаратом. 

«Хотя сами они никоим образом не сомневаются в собственном «мужестве», которое отождествляется со «служением Родине», «патриотизмом» и, к сожалению, охотным участием в войне на стороне России. Здесь можно упомянуть в качестве одного из примеров российское рекламное видео службы по контракту, в котором снялся и белорус, — главный месседж которого: «Ты же мужик. Будь им», — рассказывает профессор.

Альмира Усманова. Фото: личный архив

«Белорусский союз женщин — симулякр гендерного баланса»

На протяжении всех 28 лет правления Лукашенко женщины были систематически исключены из процесса принятия важных политических решений, считает Усманова. Достаточно сказать, что сейчас среди министров только одна женщина.

А раньше если женщин и назначали на должности в правительстве, то это были посты министра информации, здравоохранения, труда и социальной защиты, но в целом они никогда не имели более 10% министерских портфелей.

Правительство Лукашенко регулярно отчитывалось перед ООН и другими международными организациями о значительном прогрессе в расширении прав и возможностей женщин. Почему для Лукашенко было важно убеждать международные организации в том, что в Беларуси на высоком уровне существует гендерное равенство?

Примечательно, что в конце 2020 года, в разгар политического кризиса, правительство приняло 6-й Национальный план действий по обеспечению гендерного равенства в Беларуси на 2021-2025 годы. Альмира Усманова считает, что для режима политика гендерного равенства была выгодной темой на международных площадках. 

В этих отчетах показатели «женского лидерства» обозначаются как высокие — на уровне 50%. Это отражает только низовой уровень: в местных Советах депутатов женщины составляют 48%.

В парламенте у них 34% мест, что выше среднемирового показателя в 22-24%.

Кажется, что цифры неплохие. В чем тогда проблема?

«Проблема в том, что белорусский парламент не самостоятельный орган, — объясняет Альмира. — Его основная «функция» — легитимировать решения Лукашенко и поддерживать имидж представительной демократии.

Так называемый Белорусский союз женщин — продукт советской модели политического участия женщин в общественной жизни, который должен представлять коллективное «мы» всех белорусских женщин на официальном уровне, — эффективно выполняет ту же декоративную функцию и действует как симулякр гендерного баланса в политической системе страны.

Одновременно он обеспечивает видимость массовой поддержки режима именно женщинами». 

Женщины в окружении диктатора

По мнению Альмиры Усмановой, главные женщины в окружении Лукашенко — Наталья Кочанова, Наталья Эйсмонт и Ирина Абельская. А также, до 2021-го, Лидия Ермошина. 

Они играют поддерживающую роль для режима, но не как личности, а как женщины, выполняющие гендерно-обусловленные политические функции, главной из которых является — коммуникативная.

Несмотря на в некотором смысле высокие должности, их присутствие в политическом истеблишменте имитирует участие женщин в государственном управлении, считает Альмира Усманова. 

На таких должностях (председатель Совета Республики, пресс-секретарь Лукашенко) при единовластном режиме правления женщины вообще не принимают никаких автономных политических решений. 

«Их основная функция — выступать в качестве посредниц в отношениях как с населением, так и с окружающим миром. Они сообщают о пожеланиях своего патрона и, соответственно, выступают не от своего имени. 

Лукашенко опирается на упомянутых выше женщин в своем государственном аппарате как на посредниц во всех случаях, когда ему нужно что-то скорректировать в своем публичном имидже, установить контакт с теми социальными группами, которые становятся слишком влиятельными критиками режима, или, наоборот, избежать прямой коммуникации с теми, с кем он по разным причинам не хочет встречаться.

Например, с политиками второго эшелона, с женщинами, представляющими политический истеблишмент в своей стране и с гостями его дворца в рамках организованных экскурсий, которые якобы представляют белорусский «народ».

Вспомним здесь недавний визит Оксилии Мнангагва, заботу о которой Лукашенко перепоручил матери своего сына Николая — Ирине Абельской.

Ирина Абельская (слева) и Оксилия Мнангагва (вторая слева)

В официальной риторике визит «первой леди Зимбабве» увязывался с развитием сотрудничества между Беларусью и Зимбабве в сфере здравоохранения, и не исключено, что какие-то новые сделки или дополнительные договоренности между двумя режимами могли быть заключены в рамках этого визита (в том числе и в других, публично не заявленных, сферах сотрудничества). 

Но, судя по всему, это был в первую очередь организованный на высшем уровне туристический вояж в рамках «обратного дара» (если использовать концепцию дара французского антрополога Марселя Мосса) — это был визит, от которого нельзя было уклониться после поездки всей семьи Лукашенко в Зимбабве. 

У Оксилии Мнангагва довольно характерная политическая биография, которая не сводится к статусу «третьей жены» нынешнего президента Зимбабве, но для Лукашенко она всего лишь чья-то женщина, которая не обладает, по его понятиям, правом на политическую субъектность. 

С точки зрения феминистской теории, здесь имеет место тройная дискриминация — african — woman — wife.

Такое посредничество, до событий 2020-го, было важным, когда он не может напрямую использовать свой репрессивный государственный аппарат и требовать какой-то другой способ принятия решений в режиме «мягкой силы», — рассказывает Альмира Усманова. 

Стоит отметить, что здесь важны не имена конкретных женщин в окружении Лукашенко, а функции, которые они выполняют, главная из которых — поддержание коммуникации (коммуникация в целом — это сфера женской заботы и работы) с различными ветвями власти и бизнесом. 

«А с недавнего времени и в отношениях с российским истеблишментом. Я имею в виду то, как заметно усилилось медийное присутствие Натальи Кочановой в провластных СМИ с малосодержательными мантрами в защиту властного режима и его политики», — говорит Альмира.

Наталья Кочанова (слева) и председатель Совета Федерации России Валентина Матвиенко

Роли условной «Кочановой» и «Эйсмонт» отличаются в своей функциональности: первая обеспечивает непубличную связь между прилукашенковским бизнесом и структурами госуправления, а также между исполнительной властью и законодательной (хотя они и так не разделены). 

Вторая отвечает за public face режима, а также за координацию коммуникации между СМИ и администрацией Лукашенко.

Наталья Эйсмонт дергает за ниточки аппарата пропаганды. Фото из социальных сетей

«О чем свидетельствует этот набор функций и именно такие формы присутствия женщин в кулуарах и будуарах авторитарной власти?» — задается вопросом профессор. 

«Здесь я хотела бы основываться на исследовании Бориса Кейли о поддерживающей роли женщин в субкультуре мафии. Я считаю эту параллель уместной, как минимум, по трем причинам.

Во-первых, в течение последних трех лет, когда стало «не до законов», а действия силовиков стали похожими скорее на действий бандформирований, чем на деятельность правоохранительных органов, характер режима стал очевидным для всех.

Во-вторых, о масштабах деятельности его «синдиката» мы можем судить на основании уже опубликованных расследований, включая политические убийства и множество серых и черных схем по получению прибыли в свои карманы, но многого мы еще не знаем. 

В любом случае роль женщин в этих коррупционных и криминальных аферах не следует игнорировать. А именно: потребность перевода активов на других людей, лучше всего жен и родственниц, которым можно доверить свои капиталы и рассчитывать на то, что их не коснутся санкции (например, бизнесмен Алексей Олексин часть активов оформлял на свою жену. — НН).

Ситуация женщин в окружении Лукашенко — не уникальная, а типичная. Их смело можно перечислять через запятую вместе с Людмилой Путиной, ее фондами, и с дочерьми Назарбаева», — анализирует Альмира Усманова. 

В-третьих, в мафиозной деятельности женщины обычно также обеспечивают стабильность и гибкость, добавляет она.

Исследовательница считает, что Лукашенко доверяет женщинам больше, чем мужчинам, по крайней мере в том, что касается посредничества в непубличной коммуникации.

Он рассчитывает на их приверженность: неготовность предать его ради своих личных интересов, а также боязнь конфликта с ним, невозможность повлиять на какие-то события и в политической жизни, и в финансово-экономической деятельности.

«Лукашенко в своем мировоззрении является наследником позднесоветского патриархата, — замечает профессор. — В Советском Союзе в первые годы после революции влияние женщин на принятие решений было значительным, но в середине 1930-х годов началась милитаризация экономики и политики, усиление тоталитарных методов управления, и в СССР не оставили места женщинам в руководящих органах.

Исключением, которое лишь подтверждает правило, стала сфера дипломатии как один из инструментов лоббирования на международной арене. Это случай известной социалистической феминистки Александры Коллонтай, которая несколько десятилетий занимала дипломатические должности, и женщин, представлявших СССР на международных форумах в 1960-е—1980-е. 

Этот пример из истории — еще одно подтверждение тому, что белорусский режим применяет ту же тактику, поддерживая на международных площадках тему гендерного равенства».

«Феминизм относится не только к женщинам»

«Я хотела бы верить, что после событий 2020 года многие из тех, кто до недавних пор сторонился феминистского движения, осознали, что феминизм касается не только женщин, но важен и необходим для всех, кто стремится положить конец системному физическому и символическому насилию, как в публичном пространстве, так и в частной жизни — от тюрем и армии до избирательных комиссий и государственной пропаганды, — говорит профессор Усманова.

— Система Лукашенко, построенная на нарушении прав человека, в наши дни совершает как физическое, так и символическое насилие в отношении всех граждан, будь то мужчины или женщины. Вся Беларусь сегодня превратилась в одну большую «исправительную колонию», где надзиратели ставят бесчеловечные эксперименты над «заключенными». Насилие стало своеобразной «нормой».

Без деконструкции патриархальных «норм» (как в публичной сфере, так и в частной) невозможно преодолеть авторитаризм и покончить с ним навсегда. Поэтому считаю, что феминистские идеи нужны всем, кто кто хотел бы построить свою жизнь без авторитаризма и патриархата», — считает Альмира Усманова.

Фото: личный архив

Читайте также:

 Фото с разбомбленным Мариупольским роддомом признали фотографией года по версии World Press Photo

Почему среди белорусок много сильных женщин и по каким причинам им бывает сложно найти партнера

«Для кого ты здесь красишься?» — «Для себя». Бывшая политзаключенная Ольга Класковская рассказала, каково это — следить женщине за собой в заключении

Nashaniva.com

Хочешь поделиться важной информацией
анонимно и конфиденциально?

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна
2
Ёсік/ответить/
25.04.2023
Усё так, спадарыня. Калі слухаеш баскава, гігіна, гайдукевіча з марзалюком, як яны ўдзячны Лукашэнку, як яны яму сьпяваюць оды, гледзячы на ўсіх гэтых аба.раных кароў, на гэтых зданяў у касьцюмах, не здзіўлюся, што ходзяць да яго і глэмаюць, што ніжэй пупа.
0
Гома сапiенс/ответить/
25.04.2023
Якая-якая гомасicтэма?
2
мар.гары.та/ответить/
25.04.2023
першае фота...
мой свекр неяк  уручыў кнігу свайму любімаму ўнуку  - "Мастер и Маргарита" са словамі - вось гэта кніга №1. а Біблію можна і не чытаць
Показать все комментарии
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
январьфевральмарт
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829