Найти
17.05.2023 / 22:386РусŁacБел

«В диктатурах законы — не то, на что обращают большое внимание, когда делят власть. И Беларусь не будет служить исключением в случае смерти Лукашенко»

Политический аналитик Европейского совета по международным отношениям и бывший сотрудник МИД Беларуси Павел Слюнькин порассуждал о том, что будет, когда Лукашенко умрет, и кто будет его преемником.

Больной Александр Лукашенко на Красной площади. Кадр видео

Павел Слюнькин рассуждал о Беларуси без Лукашенко в подкасте «Медузы» «Что произошло».

Как будет передаваться власть?

Новой редакцией Конституции предусмотрено два варианта перехода власти в зависимости от причины, по которой не стало действующего президента.

Павел Слюнькин отмечает, что на эти положения не стоит существенно обращать внимание. И напомнил о ситуации в Узбекистане.

«В авторитарных государствах законы — не то, на что обращают большое внимание, когда делят власть. И Беларусь не будет исключением. Известен случай с Узбекистаном, где после смерти Ислама Каримова переход власти произошел не в соответствии с Конституцией. Человек, который должен был получить власть, публично отказался. Возможно, у него не хватило аппаратной поддержки или желания, или поддержки просто силовых структур, которые могли бы защитить его стремление к власти», — отметил аналитик.

Поэтому аналитик не особо углубляется в правовые коллизии, которые есть в белорусском законодательстве. По его мнению, они не будут играть такой решающей роли, как другие факторы, которые наиболее важны и на которые будут опираться люди в Совете безопасности.

Ключевым фактором, отмечает Слюнькин, будет даже не их аппаратный вес и не близость к Александру Лукашенко, и даже не личные или семейные связи. Главное — их связи и поддержка Москвы.

«Учет того большого количества контроля процессов внутри Беларуси, что она получила (особенно за последние три года), указывает на то, что выбор Москвы и ее желание поддержать какую-то из кандидатур (или несколько кандидатур) и будут служить ключевым фактором, который будет доминировать при распределении полномочий», — говорит аналитик.

Слюнькин считает, что российские спецслужбы начнут над этим вопросом работать в самые первые дни, как только появится информация, что с Лукашенко что-то произошло. Они будут выходить на связь с чиновниками, которые потенциально могут рассматриваться Москвой как «наследники престола».

«Именно лояльность и гарантия поддержки из Москвы будет служить одним из факторов, который будет обеспечивать их новый номенклатурный вес при внутренних обсуждениях», — высказывает мнение Слюнькин.

Аналитик также упоминает еще один фактор, который нельзя оставлять без внимания. Это фактор личных амбиций. У силовиков, несмотря на большую зависимость от России, есть власть:

«Надо помнить, что так называемые элиты или белорусские бюрократы, которые находятся сейчас на вершине власти, они могут самостоятельно собраться и коллективно договориться (без участия Москвы) о том, кто будет руководить страной до выборов. Учитывая достаточно значительное количество переменных в этом уравнении, очень сложно гадать».

Кто возможный преемник?

Из тех, кому Лукашенко однозначно симпатизирует, аналитик называет Наталью Кочанову. Но, на его взгляд, нюанс здесь в том, что ее номенклатурное положение и вес обеспечиваются только ее лояльностью и симпатией со стороны Александра Лукашенко.

«Если Александр Лукашенко выпадает из этого уравнения, Наталья Кочанова, как та Золушка после 12-ти часов, остается ни с чем. У нее нет ни армии, ни силовых органов. И если она не станет ключевым ставленником Москвы, то у нее не будет поддержки оттуда»,

— говорит Слюнькин и подчеркивает, что не готов сказать, каким образом Кочанова будет обеспечивать свои амбиции.

Более очевидным вариантом аналитик называет премьер-министра. Он напоминает, что Роман Головченко имеет достаточно неплохие и тесные связи с семьей Александра Лукашенко и с определенными российскими группами. Он работал в системе военно-промышленного комплекса и был дипломатом.

«У него достаточно неплохие шансы стать преемником. К тому же он еще на протяжении последних трех лет не отличался какими-то очень сильными тоталитарными заявлениями. Учитывая, что формально в ведении аппарата правительства находятся и силовые ведомства, он может выглядеть как довольно симпатичная фигура для консенсуса белорусских элит и одновременно для России», — считает Слюнькин.

Третий блок — силовики. Это председатель КГБ, председатель Совета безопасности, министры обороны и внутренних дел.

Кто из них и в какой момент попытается использовать свой ресурс, находящийся в его ведении, для того, чтобы усилить свои позиции внутри диалога об обеспечении преемственности власти, аналитик не готов сказать. Он лишь замечает, что у них ресурсов на порядок больше, чем у всех остальных.

«Гражданские чиновники смогут балансировать влияние силовиков только за счет поддержки из России. Если такой явной поддержки гражданским лицам не будет, то я не уверен, что удастся избежать варианта, при котором силовики останутся у власти», — отмечает аналитик.

Павел Слюнькин не уверен, что Россия просто будет наблюдать и давать варианты белорусским чиновникам самим решать, кто будет преемником. «Я думаю, они будут напрямую участвовать в этом процессе. И, возможно, у них уже есть те кандидатуры, которых они будут поддерживать, или уже на этом этапе рассматривают как преемников и будут максимально помогать им».

Может ли стать преемником Виктор Лукашенко?

Аналитик отмечает, что если транзит будет запущен в относительно стабильной внутриполитической ситуации, то Виктор Лукашенко является одним из главных претендентов на пост президента. Он объясняет это тем, что наиболее успешные случаи транзита власти в авторитарных странах как раз при передаче власти детям. Тогда сохраняется и режим, и система.

«Александр Лукашенко, если анализировать всю его историю, хотел бы оставить власть внутри своей семьи. Он, в принципе, никому не доверяет. И это логично, если учитывать историю авторитарных режимов», — замечает Слюнькин.

Но аналитик подчеркивает, что в варианте, когда Александр Лукашенко уже не имеет возможности принимать решения, определяющую роль будут играть совсем другие факторы.

Какие шансы у оппозиции

Аналитик обращает внимание, что ответ на вопрос очень сильно зависит от общей конъюнктуры, которая будет в момент, когда не станет Лукашенко. От того, в каком состоянии будет находиться Россия, как будет развиваться война в Украине, как будет выглядеть ситуация внутри Беларуси.

Слюнькин считает, если Лукашенко не станет в ближайшее время, то шансы оппозиции взять власть минимальны.

«Но в перспективе не факт, что если Александра Лукашенко не станет, Россия будет такой же мощной или, как и раньше, иметь возможности определять политические процессы внутри других государств, а не будет находиться в состоянии борьбы за власть внутри страны», — замечает аналитик.

«У оппозиционного политика главный ресурс — популярность и готовность людей выходить на его поддержку, слушать его призывы и рисковать собой во время совершения каких-то действий. И в момент, когда Лукашенко не станет, план, о котором говорят демократические силы, покажет, есть ли какой-то ресурс и капитал у демократических политиков, чтобы они могли стать важным игроком в этом процессе.

Голос народа будет намного сложнее задушить силовым методом, чем это было в 2020 году просто из-за того, что сама система будет в какой-то момент дестабилизирована. Непонятно будет, чьи приказы выполнять. Именно здесь появляется потенциальное окно возможностей», — отмечает Слюнькин.

Вместе с этим аналитик не имеет однозначного ответа на вопрос, будет ли белорусское общество прислушиваться к призывам демократических сил.

«Если белорусы не смогут сами мобилизоваться, если они сами не будут, даже без призывов, пытаться что-то менять, хотя бы на уровне горизонтальной коммуникации друг с другом, как это было в 2020 году, то решение будет приниматься за них на фиктивных выборах», — прогнозирует Слюнькин.

Насколько нужно учитывать фактор России

Аналитик замечает, что социальные и политические процессы сложно предсказать. Об этом свидетельствует пример развала Советского Союза. Такого не предсказывал ни один из советологов. Но этот процесс состоялся. Также, как и падение Берлинской стены.

Сегодня неизвестно, как будет развиваться ситуация. Насколько Украина будет способна освободить свои территории? И к каким процессам внутри России это приведет? Поэтому вариант внутренней дестабилизации и ослабления России не является невероятным.

Слюнькин предлагает представить, что в войне победила Украина, что привело к внутреннему ослаблению и центробежным тенденциям в России, когда крупные элиты сконцентрированы на разделении власти. У этих элит в таких условиях не будет достаточно сил или желания заниматься решением белорусского вопроса.

В таком случае шансы на то, что в Беларуси запустятся демократические процессы, или хотя бы она станет на путь демократизации даже внутри прорежимных групп, которые сегодня поддерживают Александра Лукашенко, нельзя исключать.

«Пока это слишком сложно, чтобы стать реальностью», — замечает аналитик.

Какой знак может свидетельствовать о существенном ухудшении здоровья Александра Лукашенко

О том, что запущен механизм передачи власти, по мнению аналитика, могут свидетельствовать более частые появления определенного лица на публике, важных мероприятиях, встречах с Александром Лукашенко, делегирование ему определенных важных задач, выходящих за пределы его компетенции. Возможным свидетельством также могут быть изменения в законодательстве, которые будут усиливать позиции этого человека.

Павел Слюнькин также напоминает о таком новом органе власти, как Всебелорусское народное собрание (ВНС). Лукашенко может назначить во главе его вместо себя, как это предусмотрено новой Конституцией, другого человека. Что будет свидетельствовать, что он в нем видит своего преемника.

Или наоборот, Лукашенко решит остаться только во главе ВНС и оттуда контролировать нового президента. В таком случае появление каких-то людей на высоких должностях будет намекать на то, что кто-то из них потенциально будущий президент.

Аналитик считает, что пока Александру Лукашенко очень сложно представить, что кто-то другой будет принимать решения внутри Беларуси, пока он жив и может это делать сам.

«Весь его психологический портрет свидетельствует о том, что этот человек очень любит власть, не допускает никакой конкуренции и будет пытаться доминировать над политическим полем, даже если попытается из него сам себя в какой-то момент вывести. Его к этому подтолкнуть могут только действительно экстраординарные процессы, связанные с его здоровьем или чем-то другим. А вот чтобы он по своему желанию, находясь в состоянии управлять Беларусью и продолжать ее контролировать, решил, что пора уже на пенсию, то в это я не верю», — замечает аналитик.

Читайте еще:

Что может быть после Лукашенко? Возможные направления

Пропагандист Шпаковский написал программный пост: В ближайшие годы завершится эпоха Лукашенко

Арестович объяснил, почему не боится сценария с российским ставленником на месте Лукашенко

Nashaniva.com

Хочешь поделиться важной информацией
анонимно и конфиденциально?

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна
1
Народ/ответить/
18.05.2023
Ганьба, вы пойдзеце пад кулі? Не? То і маўчыце пра ролю народу ў гістарычным працэсе.
0
Горин/ответить/
18.05.2023
Только подкаст "Что случилось", а не "Что произошло")
0
даведка/ответить/
18.05.2023
Переводили с русского на белорусской и обратно на русский.
Показать все комментарии
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
январьфевральмарт
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829