Найти
05.11.2023 / 20:405РусŁacБел

«Передо мной остановился бус и вышли двое верзил». Оператор Тихановского, который остался на свободе, рассказал о преследовании команды

С момента задержания блогера Сергея Тихановского и некоторых других членов команды «Страна для жизни» после провокации на избирательном пикете в Гродно, прошло почти три с половиной года. Впоследствии многих из них осудили на сроки от двух до 18 лет колонии. Однако одному человеку из команды «Страна для жизни» все же удалось избежать уголовного преследования. Это один из операторов проекта — Константин Серегин.

Сергей Тихановский и Константин Серегин

Его задерживали на третий день после пикета, с первым видеооператором команды Артемом Саковым, но он, в отличие от коллеги, сумел скрыться. Третий оператор Вергилий Ушак, который в первый день в команде зафиксировал провокацию и задержание Тихановского в Гродно, его соратников и себя, после двух месяцев СИЗО покинул Беларусь. «Весна» поговорила с Константином Серегиным о поездках с Сергеем Тихановским на автодоме и их преследовании, задержании на квартире с Артемом Саковым и подпольной жизни в Беларуси до 2021 года.

«Начали понимать, что нам уже опасно ездить одним»

Константин Серегин до 2020 года профессионально занимался видеосъемками — он получил соответствующее образование в Академии искусств в Минске. Именно благодаря видеопроизводству он познакомился с Сергеем Тихановским.

«В начале 2020 года я снимал видеоблог одного бизнесмена в Витебске, который столкнулся с коррупцией в судах. Они пригласили Сергея Тихановского на прямой эфир. Так я познакомился с командой «Страна для жизни», в которой тогда был только сам Сергей и оператор Артем Саков. В то время они уже ездили по Беларуси и брали интервью у белорусов, которые высказывались на камеру, что им не нравится в стране».

Парень присоединился к Сергею и Артему в начале избирательной кампании весной — тогда они записали серию интервью с претендентами в кандидаты в президенты.

«Мы настраивали свет и эфир. У нас была многокамерная съемка. Потом я начал ездить с командой по всей Беларуси на автодоме. Но по сути мы успели так поездить лишь около трех месяцев».

Серегин отмечает, что прежде всего он сошелся с командой «Страна для жизни» в политических взглядах. Свою операторскую работу он выполнял на волонтерских началах.

«Мне было это интересно. Я также поддерживал политику смены власти. Я верил, что действительно что-то может измениться в стране. И я хотел в этом поучаствовать и помочь как-то. Эта вера во мне жила даже после выборов. Но надежда стала исчезать, когда начали жестоко ломать всех. Избиение, синие тела… Тогда стало понятно, что никаких изменений не будет. Я до последнего старался не уезжать из страны. Сколько мог — столько там и находился».

При этом Константин отмечает, что те три месяца работы в команде «Страна для жизни» в 2020 году всегда сопровождались преследованиями и запугиваниями:

Артем Саков, Константин Серегин и Владимир Неронский. Скриншот с видео с канала «Слуцк для жизни»

«Каждое утро, когда я созванивался с женой, я говорил фразу: «Ксюша, мне кажется, сегодня нас примут».

Это уже стало традицией. И с Сергеем мы тоже так шутили. И когда мы ехали на какие-то большие встречи с подписчиками, то мы уже знали, что по дороге нас будут встречать органы. Нас постоянно сопровождали сотрудники милиции и большое количество различных автомобилей. Сразу это было не так активно. Сотрудники в начале старались как-то прятаться и вести свою деятельность по слежке за нами более скрытно. Но чем дальше — тем было все более очевидно и открыто.

В какой-то момент мы начали вплотную подходить к этим серым машинам, в которых были сотрудники спецслужб, и снимать на камеру их лица. Я помню, как подошел так к одному, стал снимать его, а он сделал вид, что разговаривает по телефону, хотя на телефоне были картинки меню.

Я ему стучу в окно, мы на расстоянии 30-40 сантиметров, а он делает вид, что меня не видит. Это выглядело так глупо.

По Беларуси на автодоме мы начинали ездить втроем, а когда наше движение стало популярным, к нам присоединялись подписчики и зрители. Да и в какой-то момент мы начали понимать, что нам уже опасно ездить одним. Вот, например, Саша Аранович [в дальнейшем приговорен к шести годам колонии]. Это простой парень водитель. Его тогда вроде с работы уволили или что-то такое, и он сказал: «А я с вами буду ездить!» И он сразу на своем автомобиле без техосмотра везде ездил. Его столько раз штрафовали за этот техосмотр, что мы просто решили оставить эту машину. Так команда постоянно росла. И в том числе из-за того, что было просто страшно ездить одним».

«Люди, которые давали нам интервью, тоже начали попадать под репрессии»

Константин вспоминает, в команде постоянно обсуждали то, что герои их видео тоже попадают под преследование:

«Помню, как отбирали землю у фермера, уволили учителя и медика, который был недоволен системой и рассказал об этом нам. Люди, которые давали нам интервью, тоже начали попадать под репрессии. При этом наши герои всегда встречали нас очень душевно и тепло: старались накормить, обогреть, даже в баню предлагали сходить.

В этой сложной работе такие моменты помогали немного выдохнуть и перезарядиться. Я сейчас, насколько это возможно, слежу за героями наших роликов. Вот, например, за блогером Александром Кабановым, который сумел уехать потом».

«Помню, как-то говорил с Сергеем Тихановским, приблизительно в апреле, что вот мы ездим столько и непонятно, сколько времени нам осталось ходить на свободе, поэтому предложил, чтобы мы съездили домой и провели время со своими близкими. Мы хотели заехать на один день, но в итоге Сергей остался на два или три дня с родными», — с теплотой вспоминает Константин.

Константин Серегин снимает, как Сергей Тихановский берет интервью

Парень отмечает, что на тот момент — весна 2020 года — не было разговоров и даже не возникало мыслей о том, чтобы не доверять кому-то в команде или то, что кто-то из них может сотрудничать с органами:

«Вопросов к людям, которые рубят с плеча правду, не было. Доверие было к тем людям, которые были с нами постоянно и были активными. Помню, как мы познакомились с Дмитрием Фурмановым и его девушкой — к ним самим был уже интерес со стороны органов, но мы у них еще видео снимали.

Мне кажется, когда стало очень много подписчиков, которые ездили с нами, среди них могли быть те, кто так или иначе был связан с органами. Но до выборов, на мой взгляд, все же старались придерживаться правового поля и не выходить за него».

«Сотрудники ушли на протест, но слежка за нами продолжилась»

Сергей Тихановский с командой 5 мая 2020 года назначил встречу с подписчиками в Могилеве. Примерно за полтора часа до встречи автодом блогера в очередной раз остановили, однако самого Тихановского в нем не нашли. Там были Александр Аранович, Артем Саков, Владимир Неронский и Константин Серегин, который на тот момент был за рулем машины. Сотрудник брызнул последнему в лицо перцовым баллончиком и хотел задержать, но его отбили протестующие. Перед тем, как руководство сотрудников (Константин считает, что это был КГБ) дало команду уйти, один из них заявил Константину, что «взял его на карандаш».

«У нас тогда получилось уйти. После этого мы поехали к «Матери-328», где и остались ночевать. Там мы встретились с блогерами Сергеем Петрухиным, Владимиром Цыгановичем и Александром Кабановым. Оттуда я уехал около семи утра, а буквально через полтора-два часа к ребятам приехали.

Получается, после этого стрима в Могилеве сотрудники ушли конкретно на протесте, но слежка за нами продолжилась. Они знали, где мы находимся и утром пришли за нами. Тогда и разгромили автодом с ОМОНом, и его забрал хозяин. Я уже не помню, что тогда с ребятами было, но по-моему их задержали».

На следующий день задержали ютуб-блогера Сергея Тихановского на объездной дороге возле Могилева. Константина задержали 8 мая 2020 года:

«Я стоял на светофоре, передо мной остановился бус, из которого вышли двое верзил. Я тогда даже им не сопротивлялся, потому что меня просто бы переломили. В РОВД меня завезли на полу буса. Там меня сотрудники в форме хаки избили и дали подписать протокол.

Я попросил почитать, но получил сзади по ребрам и почкам коленом так, что мочился два месяца кровью. После этого доставили в ИВС Могилева, где я пожаловался на здоровье. Ко мне приехала скорая. У меня было такое состояние, было видно, что меня «попинали». Кроме этого, у меня заподозрили COVID-19. Опять же, мне повезло и меня забрали в больницу».

Сотрудник Октябрьского РОВД составил протокол по статье 23.4 КоАП (неповиновение законным требованиям сотрудника милиции) за то, что Константина около сотни могилевчан сумели отбить у милиционеров в Могилеве.

С 9 по 13 мая Серегин провел в Могилевской «лавсановской» больнице № 1. Константин лежал в больнице под пристальным контролем конвоя. После выписки сотрудники сразу же увезли его в суд, где за 15 минут назначили трое суток.

«Все, ребята, работает ОМОН»

29 мая 2020 года Константин с командой также был на площади в Гродно, где был пикет Светланы Тихановской по сбору подписей. Однако ему с Артемом Саковым сразу удалось избежать задержания.

«Ну и тогда получилось интересное стечение обстоятельств. Когда произошла провокация с рухнувшей женщиной и милиционером, и начались задержания, мы с Артемом отошли на другую сторону улицы в магазин за водичкой. Когда мы возвращались, то увидели Сергея, который крикнул: «Все, ребята, работает ОМОН». В это время я просто толкнул Артема за кусты, потому что всех начали крутить.

Было очень много милиции вокруг и было очень жестко. У нас получилось спрятаться за кустами и мы выпали из этой всей суеты. Потом мы быстро заскочили в случайную городскую маршрутку. За нами забежал какой-то мужчина в штатском — мы сразу с Артемом поняли, что это человек из структуры. Мы водителю сказали: «Давай-давай поехали!»

Очень не повезло парню — Вергилию Ушаку, — которого задержали в первый день в нашей команде. Он тоже хотел быть оператором с нами, но все так сложилось… У нас были стримы с камеры на канал «Страна для жизни» и на канал «Belarus12Stop» по телефону — на случай, если нас начнут задерживать, чтобы это было можно увидеть в прямом эфире. Так оно и произошло. Я с ним успел только поздороваться. Помню, у него были ботинки огромного размера и он немного нелепо выглядел, поэтому запомнил его.

«Мы единственные из нашей команды, кто остался на свободе»

Так мы уехали на маршрутке с той площади.

Но нам нужно было еще уйти от этого сотрудника в маршрутке. Мы сделали вид, что пропустили нашу остановку, и попросили остановиться на обочине. Так этот сотрудник уехал дальше.

Мы вытащили симки и через дворы добирались на квартиру знакомой Артема. Мы шли туда несколько часов. Но мы проходили через заправку, на которой были камеры видеонаблюдения. Да, наверное, они вычислили наше местоположение. На первом этаже нашего подъезда также висела камера. Через некоторое время сотрудники уже знали, в каком доме Гродно мы находимся, но не знали, в какой именно квартире. Выходные мы отсиделись на этой квартире.

В интернете мы прочитали, что всех задержали, и понимали, что мы единственные из нашей команды, кто остался на свободе. С собой у нас были какие-то винчестеры и избирательные списки с подписями людей. Мы знали, что вокруг дома дежурят сотрудники — весь дом просматривался. Они ходили звонили по квартирам, но мы не открыли. Я предлагал просто по-тупому выйти и побежать, но нас так бы сразу задержали».

Константин Серегин снимает Сергея Тихановского в Гродно. Скриншот прямой трансляции «Радыё Свабода»

Константин вспоминает, что в воскресенье вечером 31 мая сотрудники пришли в квартиру с хозяином, который открыл дверь своим ключом. Его с Артемом Саковым задержали.

«Мы с Артемом знали, что за нами придут, поэтому уже стояли одетые, собрали с собой зубную щетку и перекус. Сотрудники немножко обалдели от этого. Нас сразу вывели из квартиры и увезли в участок [Константин не запомнил, в какой именно РОВД его доставили].

В отделении нас с Артемом разделили. Меня продержали ночь. Я понял в тот момент: или сейчас я буду действовать, или поеду дальше, так сказать. Я достаточно агрессивно начал спрашивать у них, почему я задержан, что мне вменяется, почему не составляют протокол и т.д. Одного сотрудника так довел, что он чуть не начал за свое табельное оружие хвататься. В один момент он сказал: «Сейчас приду», и вышел из кабинета. Вместо него пришел другой сотрудник — клерк бумажный, который переводил документы и сидел в компьютере. Я начал его тем же путем «накалывать», но там я уже требовал, чтобы меня отвели к начальнику.

В итоге меня отвели к какому-то начальнику. Я думаю, что за счет того, что меня передавали от сотрудника к сотруднику, из-за чего следующий даже не знал, кто я такой и почему задержан, и их целью были избирательные списки, то они не знали, что со мной делать. Меня просто держали, а я начал требовать отпустить меня. Потом я добавил, что если они сейчас не составят протокол или не скажут, за что я задержан, то я просто встану и пойду. Когда я реально поднялся, то вы бы видели лицо этого сотрудника. И у меня как-то так получилось, что они меня реально отпустили. Мои действия как-то все-таки сработали.

Когда я утром уходил, то увидел Артема последний раз на свободе — он сидел на втором этаже. Как только я вышел из участка, то растворился пулей. Я был без денег, телефона и документов. Я уговорил маршрутчика отвезти меня в Минск. После этого достаточно долго скрывался.

Мне кажется, что целью были списки, поэтому мне это сыграло на руку тоже. Но, если честно, то я до сих пор не понимаю, как я оттуда выбрался. Это какой-то сюр. Наверное, меня бог уберег».

«Меня сразу бы задержали во время пересечения границы»

После этого, как рассказывает Константин, его искал участковый и просил прийти для дачи показаний по неизвестному делу. До октября 2021 года Константин оставался в Беларуси, при этом старался еще снимать видео для белорусских исполнителей, о политзаключенных:

«Я понял, что это колокольчик, поэтому поменял телефон и квартиру. Потом начали приходить к моей теще: то вызвали меня для дачи каких-то показаний, то сутки досиживать. Но в это время я успел снять фильм «Беларус» о тогда еще политзаключенном Алексее Кудине.

Когда в Могилеве меня отбивала толпа протестующих, то сотрудник сказал: «Серегин, я тебя запомнил и взял на карандаш, поплатишься за это». Это была прямая угроза. Он не представлялся, но я понимал, что это комитетчик [сотрудник КГБ].

И это мне потом действительно откликнулось, так как они коренятся во всех ветвях системы. У моего ребенка были проблемы со здоровьем. В Боровлянском госпитале ему хотели сделать химиотерапию без диагноза. Сказали, что хотят посмотреть, как будет себя вести обнаруженная опухоль. При этом угрожали лишением родительских прав, если мы откажемся от операции, хотя это было нашим правом. Тем более, они хотели сделать это без официально поставленного диагноза. Я понял, что это все не просто так. Это все сложно, но мне не давали возможности лечить ребенка.

Было время, когда я у ребят в деревне жил четыре месяца. Даже был случай, когда я был у тещи в глухой деревне, где даже дороги не чистят, приехала патрульная машина. Видимо, по сигналу телефона увидели. Я тогда убежал в лес. Они спросили у жены, где искать меня, но она ответила, что я якобы уехал в Минск и оставил телефон.

Вот тогда я уже понял, что у меня большие проблемы с органами. Но последней каплей стало то, что был начат процесс по лишению родительских прав из-за отказа от операции без диагноза.

Константин со своим сыном

Решил, что надо выбираться из Беларуси с семьей. Мы долго искали, как выехать, потому что официально это невозможно было сделать — меня сразу бы задержали при пересечении границы. Мы нашли человека, который помог нам перебраться в Украину в октябре 2021 года. Через неделю после этого тещу начали посещать сотрудники и искать меня. После выезда ко мне возникли какие-то вопросы в налоговой, хотя до этого все было хорошо. И до сих пор продолжаются звонки, визиты людей в штатском, какие-то повестки. Я даже не знаю, какая структура и по какому поводу меня вызывает».

Сейчас Константин Серегин находится с семьей в одной из безопасных стран Европейского Союза.

Nashaniva.com

Хочешь поделиться важной информацией
анонимно и конфиденциально?

Клас
24
Панылы сорам
6
Ха-ха
6
Ого
6
Сумна
20
Абуральна
12
06.11.2023
мой быушы микра-шэу
с его слов
ходил на все митинги, убегал от омона (а ему больше лет, чем мне. не суть) прятался в подъздах, сидел и все такое...

но )
как минимум 3 раза после того слетал за разный океан... тадададам

как жэ так?)
1
макака/ответить/
06.11.2023
если кто-то думает, что в русских есть какой-то элемент культуры
нет
нет в них никакого элемента культуры

как в прочем и в любом другом народе
1
жена макарона/ответить/
06.11.2023
нет в них никакого элемента культуры ну вот как-то так
Показать все комментарии
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
мартапрельмай
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930