Найти
18.11.2023 / 18:5713РусŁacБел

Что стало с российскими памятниками, которые империя ставила в национальных провинциях

Практика монументальной пропаганды известна издавна, хотя наиболее впечатляющих масштабов она приобрела в тоталитарных государствах. К ней обращался и российский режим, возводя памятники в честь деятелей своего имперского пантеона на землях подневольных народов. И сегодня Москва придерживается той же практики, даря городам бывшей империи Пушкиных и Невских. На исторических примерах разбираемся, как долго простоят такие памятники после падения империи.

Российские монументальные «подарки» сегодня и вчера. 

До второй половины XIX века памятники знаменитым деятелям в Российской империи почти не выходили за пределы двух столиц, Петербурга и Москвы. Да и здесь их были считанные единицы, поставленные в честь императора-реформатора Петра I, выдающихся полководцев Суворова, Кутузова, Барклая де Толли или народных героев русской истории — Минина и Пожарского. Памятные события и места чаще отмечались триумфальными арками, обелисками и храмами. 

В середине века в Европе разгорается «Весна народов», оживляются национальные движения и начинается активное нациостроительство. Не обошли стороной эти процессы и россиян. Если раньше увековечивались лица, укреплявшие государственную власть и расширявшие границы, то сейчас к ним добавились и вполне светские личности, возвеличивающие национальную культуру. Так, во второй половине ХІХ века появились не только памятники императору Николаю I и императрице Екатерине II, но и поэту Пушкину и баснописцу Крылову.

Памятник Петру I в Петербурге. Фото: Wikimedia Commons 

Правда, национальные движения в это же время оживились и в национальных провинциях, в чем российский царизм абсолютно не был заинтересован. Кроме насилия, подавления восстаний, введения многочисленных запретов и цензуры, которые должны были сдержать эти процессы, использовалась и «мягкая сила» — монументальная пропаганда. К ней можно отнести как пропаганду через архитектуру, когда в национальных центрах строились огромные православные храмы или местная архитектура перестраивалась на русский манер, так и пропаганду через памятники лицам, закреплявшим представления, что русское царство здесь навсегда.

Главнейшим антагонистом российской власти была непокорная Польша, которая даже полностью, казалось бы, покоренная оставалась головной болью для царизма.

В отличие от многих других народов под царской властью, это была уже зрелая нация, которая имела свой хорошо разработанный язык, культуру и прочно держалась другой, католической веры. Поляки мечтали только о том, как бы вырваться из пут и возродить свою государственность.

Поэтому совсем не случайно, что в столице Польши монументальная пропаганда была использована в полной мере.

Наибольшее количество российских памятников в Варшаве связано с подавлением восстания 1830-1831 годов, которое в империи называли «польский бунт». 

Памятник семи генералам на Саксонской площади в Варшаве. Фото: Wikimedia Commons 

В десятую годовщину начала «бунта», 29 ноября 1841 года, на Саксонской площади был открыт памятник семи генералам. Шестеро польских генералов и один полковник были убиты повстанцами за отказ нарушить присягу российскому императору и присоединиться к освободительному движению. Поляки памятник терпели, но в народе о нем слагали едкие частушки.

Во время Первой мировой войны поляки требовали уничтожить памятник, но германские власти, оккупировавшие Варшаву, не позволяли им этого вплоть до 1917 года. Разрешение было получено только когда Николай II отрекся от престола.

Открытие памятника Ивану Паскевичу перед Наместническим дворцом в Варшаве. 1870 год. Фото: Wikimedia Commons 

Работа над следующим идеологическим памятником затянулась из-за смерти автора. Над памятником душителю восстания 1830 года Ивану Паскевичу, который после победы был поставлен наместником Царства Польского и именовался «князем Варшавским», работали еще с 1857 года, но закончить его смогли только в 1870-м. За это время российскими войсками было подавлено очередное «польское восстание» 1863-1864 годов, и памятник выглядел как ответ на это событие.

Что интересно, поставили его перед Варшавской резиденцией Паскевича, Дворцом наместников, где планировалось поставить совсем другой памятник — Юзефу Понятовскому. Племянник последнего монарха Речи Посполитой сражался против российской армии во времена восстания Костюшко и в рядах наполеоновской армии, но заказанный у датского скульптора Бертеля Торвальдсена, подражавшего конному памятнику Марку Аврелию на Капитолийском холме, памятник был отлит в чрезвычайно неудачное время — в 1832 году, как раз после подавления очередного восстания.

«Трофейный» памятник Юзефу Понятовскому на террасе Гомельского дворца Паскевичей. Фото: Wikimedia Commons 

Памятник изъяли, а после в качестве трофея подарили Ивану Паскевичу, который перевез его в свою родовую резиденцию в Гомеле, где он простоял вплоть до 1922 года.

Как и в случае с памятником семи генералам, поляки не стали долго церемониться с монументом своему душителю, убрав его в том же самом 1917 году. Остатки памятника были переплавлены в 1920-е годы.

Демонтаж памятника Ивану Паскевичу в 1917 году. Фото: Wikimedia Commons 

Но на этом история не закончилась. Согласно Рижскому договору с Советской Россией, закончившей советско-польскую войну, Польша добилась возвращения из Гомеля памятника Юзефу Понятовскому, местом для которого была выбрана Саксонская площадь. Постамент памятника российского душителя Паскевича был использован для строительства памятника борцу за освобождение от царской власти.

Памятник Юзефу Понятовскому перед Президентским дворцом в Варшаве, где когда-то стоял бронзовый Паскевич. Фото: Wikimedia Commons 

После Варшавского восстания нацисты чисто из мести планомерно истребляли исторический центр города. Памятник Понятовскому, как символ стремления к освобождению, был взорван. Но после войны Дания подарила полякам точную копию произведения своего выдающегося мастера, которая в 1965 году была поставлена перед бывшим Дворцом наместников, на том же месте, где стоял памятник Паскевичу. Состоялся монументальный реванш во всей его красоте.

Во времена независимости поляки уничтожили и российские памятники в честь взятия Варшавы и победы царских войск в битве при Грохове, также связанные с подавлением восстания 1830 года.

Александро-Невский собор на Саксонской площади в Варшаве. Фото: Wikimedia Commons 

Рассказывая о памятниках, невозможно, однако, миновать огромный Александро-Невский собор, поставленный в самом центре города, на Саксонской площади. Идея его строительства принадлежит варшавскому генерал-губернатору Иосифу Гурко, который, к слову, происходил из белорусского рода. Он в своей записке императору Александру III аргументировал необходимость его возведения тем, что новый храм «свидетельствовал бы своим внешним видом и внутренним содержанием о величии господствующей Церкви в Русском государстве». 

Строительство шло достаточно долго: заложенный в 1894 году храм был завершен в 1900 году, но отделка растянулась еще на 12 лет. Для его строительства на Зеленую площадь (ныне площадь Домбровского) был перенесен Памятник семи генералам. Россияне отмечали в соборе свои государственные праздники, юбилеи победы в войне 1812 года и 300-летия дома Романовых. 

Строительство огромной православной церкви в псевдорусском стиле посреди сплошь католического края было явным плевком в национальную честь поляков.

Саксонская площадь в Варшаве в 1919 году. Фото: Wikimedia Commons 

В 1915 году, перед приходом немецкой армии, из Варшавы было эвакуировано русское население вместе с православным духовенством, а из собора был вывезен иконостас и наиболее ценные детали внутреннего убранства. 

После восстановления польской государственности в 1918 году разгорелась дискуссия о том, что делать с этим памятником российского владычества. Кто-то предлагал перестроить его на костел, кто-то-в мемориал мученичества польского народа. Но большинство было категорично за единственный вариант — уничтожить это оскорбительное напоминание о столетии неволи.

Разборка собора в 1925 году. Фото: Wikimedia Commons 

Заступиться за храм было некому, но одним из немногих, кто выступал против сноса, был тогдашний сенатор от белорусского меньшинства Вячеслав Богданович, человек с пограничным белорусско-российским сознанием.

«Достаточно пойти на Саксонскую площадь и посмотреть на обнаженные купола полуразрушенного собора. Не говорите, господа, что он должен быть разрушен как памятник неволе. Я бы сказал, что, пока стоит, он является лучшим памятником для будущих поколений, который поучает их, как надо уважать и беречь свою Родину; разобранный же будет памятником — позорным памятником нетерпимости и шовинизма!» — возмущался Богданович.

Разборка собора в 1925 году. Фото: Wikimedia Commons 

Величественный собор уничтожали медленно, мраморные плиты были использованы в отделке варшавских зданий, яшмовые колонны были перевезены в усыпальницу маршала Пилсудского в Кракове. И даже в этом уничтожении снова возникает белорусский след — мозаичные панно перевезли в Покровский собор в Барановичах, где хранятся до сих пор. Позаботился об этом другой тогдашний сенатор от белорусов Алексей Назаревский, который как раз сам происходил из Барановичей. Он, кстати, тоже имел такое же пограничное белорусско-российское сознание, как и Богданович.

На территории сегодняшней Беларуси значительных российских памятников почти не было. Культурным и политическим центром Северо-Западного края оставался Вильнюс, он же воспринимался властями как главный польский центр вне царства Польского. Из-за этого монументальная пропаганда нашла наибольшее отражение именно здесь.

Памятник Екатерине II в Вильнюсе. Фото: Wikimedia Commons

Идея памятника в честь российской императрицы в Вильне появилась по случаю столетия присоединения края к империи. Правда, работы над монументом Екатерине II, которая и реализовала три раздела Речи Посполитой, начались немного позже юбилейной даты. За работу взялся знаменитый виленский скульптор Марк Антокольский. Памятник поставили в 1902 году на Кафедральной площади. На одной из сторон постамента был высечен известный девиз «Отторгнутое возвратихх«, под которым понималось возвращение Россией «русских» земель Речи Посполитой. 

Памятник Екатерине II в Вильнюсе. Фото: Wikimedia Commons

На открытие памятника в 1904 году были приглашены известные землевладельцы Виленской, Ковенской, Гродненской и Минской губернии. Это привело к грандиозному скандалу среди знати. Если из Виленской губернии были почти все, то Эдвард Войнилович и Александр Скирмунт своим влиянием сделали так, что от Минской губернии не приехал совсем никто. 

Тех, кто присутствовал на открытии памятника, прозвали «катериняжами», что стало синонимом предателя. Так, Константин Скирмунт, будущий министр иностранных дел Польши, был вынужден публично каяться за этот поступок в салоне Элизы Ожешко. 

Не повторяя ошибки, допущенной в Варшаве, в 1915 году, при приближении немецких войск к Вильне, русские демонтировали памятник и эвакуировали куда-то вглубь России, где его следы потерялись.

Открытие памятника графу Михаилу Муравьеву в Вильнюсе. Фото: Wikimedia Commons

Но первый российский памятник в городе был посвящен еще более одиозной для края фигуре. Еще в 1890 году начался сбор средств на памятник, который должен был увековечить личность местного душителя «польского бунта», генерал-губернатора Михаила Муравьева-Виленского. Под уже готовую скульптуру местными художниками, академиками Иваном Трутневым и Василием Грязновым был спроектирован постамент. Местом расположения была выбрана Дворцовая площадь (впоследствии переименованная в Муравьевскую) перед генерал-губернаторским дворцом.

Памятник заложили в 1897 году, а торжественное открытие состоялось в ноябре следующего. Проекту придавали общегосударственное значение. Он широко освещался не только в виленской, но и в петербургской прессе. 

Памятник Михаилу Муравьеву в Вильнюсе. Фото: Wikimedia Commons

Еще накануне установки памятника в русских патриотических кругах писали, что против памятника «действует двойная враждебная сила — польской злости и русской измены, которые подали друг другу руки на гибель России». Сам памятник превратился в объект протестных акций.

«Иду на Дворцовую площадь в серый дом, что напротив сквера с памятником Муравьеву-вешателю. Возле памятника прогуливается взад и вперед городовой. Я вспомнила, что мне рассказывали об этом памятнике. В старину не было здесь городового. Он появился после одной штуки, которую выкинула виленская молодежь.

Набрали ребята в бойне потрохов и кишок, ночью облепили ими памятник с головы до ног, а на постамент вылили несколько бутылок валерианки. Слетелись со всего города собаки к потрохам, а коты на запах валерианки. И что там творилось у подножия памятника, можно себе представить!

С тех пор городовой днем и ночью стережет этот памятник», — вспоминала Павлина Меделка.

Об охране возле российских монументов вспоминал и Змитрок Бядуля в стихотворении «Виленские памятники»:

«Помнікаў два —
Мураўёў, Кацярына.
Пры іх дзень і ноч
Стаіць варта —
Ад птушак гарэзных
Гарэзных людзей.
Гарадавыя пры іх
Нерухомы, як мармур,
I пышны пагрозлівы мармур
Вартуюць як скарб».

Скорее всего памятник Муравьеву, как и памятник Екатерине II, был эвакуирован в 1915 году и так же потерялся, но существует и другая версия, что польские власти превратили его в городской общественный туалет.

Памятник Пушкину в Вильнюсе. Фото: Wikimedia Commons

Во время между этим государственными памятниками российские власти поставили в 1899 году и памятник поэту Александру Пушкину. Он был торжественно открыт в 1900 году в присутствии Григория Пушкина, сына русского классика, жившего под Вильнюсом в имении Маркучи — теперь это район города. Сквер рядом с Кафедральным собором и горой Гедимина, где был поставлен бюст, стали называть Пушкинским. 

Пушкин повторил судьбу памятников императрице и генерал-губернатору. 

Для памятника композитору Станиславу Монюшко в Вильнюсе использован постамент памятника Пушкину. Фото: Wikimedia Commons

Постамент, однако, обрел новую жизнь. Его перенесли в сквер возле костела Святой Екатерины, поставив на него бюст знаменитого композитора Станислава Монюшко, который сохранился до сих пор.

Другим балтийским столицам, Риге и Ревелю (сегодня Таллин), российские власти подарили в 1910 году полнофигурные памятники императору Петру I, который когда-то через шведские на тот момент Ливонию и Эстляндию прорубил «окно в Европу».

Памятник Петру I в Риге. Фото: Wikimedia Commons

Стоит отметить, что немцы, господствовавшие в этих краях, против российской власти не восставали, а лютеране в империи не знали того гнета, который был против католической церкви. Поэтому властями здесь не отдавалась дань памяти особо одиозным душителям, а населением городов новые памятники не воспринимались открыто враждебно. Прибалтийские немцы активно участвовали в сборе денег на монументы.

Из Риги, которая, как и Вильнюс, в 1915 году оказалась на линии фронта, памятник решили эвакуировать. Местные власти сопротивлялись этому решению, но в конце концов скульптура была погружена на судно «Сербина», которое ходило под английским флагом. Кайзеровский эсминец, проплывавший через Маонзундский архипелаг, однако, потопил грузовой корабль с ценным грузом.

Революция положила конец не только царизму, но и немецкому господству в Прибалтике. Новые национальные республики, Латвия и Эстония, уже не так лояльно относились к российским хозяевам, которые поддерживали засилье немцев в крае.

Восстановленный памятник Петру I на парковке в Риге. Фото: Wikimedia Commons

В 1928 годы латыши приняли решение снести пустой постамент, что и было сделано в 1931 году. Почти на том же месте был воздвигнут Памятник Свободы, который чудом пережил советские времена. Но материал постамента памятника Петру I также нашел применение — его гранит в 1937 году был использован для создания монумента защитникам Риги, так называемого «Судрабкалныньша» в Иманте.

В 1934 году памятник по частям все же подняли со дна моря. В советское время к нему никакого интереса не было. Восстановлен памятник был только в 2001 году. Предприниматель Евгений Гомберг, который проспонсировал восстановление, поставил его на парковке своего предприятия. В 2020 году он, по согласованию с рижскими властями, перевез памятник на территорию возле своего особняка в Юрмале.

Открытие памятника Петру I в Ревеле (Таллине). 1910. Фото: Wikimedia Commons

Эстония, которая в 1919 году отстояла свою независимость в победоносной войне с Россией, перенесла памятник Петру I с главной площади столицы на территорию дворца Кадриорг, построенного по приказу императора. Но уже в 1922 году памятник был демонтирован, постамент под ним разрушен, ноги бронзового Петра переплавлены на эстонские центы, из бронзовых рук отлит памятник эстонским школьникам — участникам Освободительной войны.

Фрагмент без рук и ног, который оставался от Таллинского памятника Петру I в 1930-е. Фото: Wikimedia Commons

Оставшийся бюст был перенесен к домику Петра, где просуществовал до начала Второй мировой войны. Во время войны, скорее всего, он был переплавлен немцами для нужд фронта. 

Коренным образом отличается судьба памятника, который сегодня украшает центральную площадь финской столицы.

Памятник Александру II в Хельсинки. Фото: Wikimedia Commons

По итогам войны со Швецией Россия в 1809 году получила в «вечное владение» всю Финляндию. На этой территории было создано Великое Княжество Финляндское с чрезвычайно широкой внутренней и внешней автономией от империи. Чего-то подобного добивался Михал Клеофас Огинский, который в 1811 году предложил императору план возрождения Великого Княжества Литовского в составе России.

Открытие памятника Александру II в Гельсингфорсе. 1894 год. Фото: Wikimedia Commons

Хотя привилегии были сохранены, российское правительство опасалось реваншистских тенденций в Швеции, а потому в итоге царские власти сделали ставку на финский народ.

Особенно это проявилось во времена правления Александра II, проводившего в империи значительные социальные реформы. Пока в 1863 году в Северо-Западном крае, который так и не получил автономии, подавляли очередное освободительное восстание, в Финляндии в официальное делопроизводство был введен язык большинства — финский.

Памятник Александру II на Сенатской площади в Гельсингфорсе. 1896 год. Фото: Wikimedia Commons

В этот же год в Гельсингфорсе по инициативе императора с целью разработки конституции было проведено первое заседание сейма, который до этого долгое время фактически не собирался. В результате окончательно была сформирована система сейма, наделенные демократические привилегии, начали появляться политические партии.

Вполне естественно, что когда в 1881 году Александр II был убит белорусским революционером Игнатием Гриневицким, в Финляндии пожелали увековечить память монарха. Несмотря на то, что сбор денег на памятник и конкурс состоялись вскоре после убийства, открыт памятник на Сенатской площади Гельсингфорса был только в 1894 году. 

Аллегория «Закона» как одного из достоинств российского царя. Фото: Wikimedia Commons 

На церемонии открытия присутствовало около 30 000 человек, многих из которых направили сюда триста городов и сельских общин.

Постамент с фигурой царя-освободителя, выполненной финскими скульпторами, окружали аллегорические скульптуры, которые символизировали основные направления благотворного влияния российского монарха на Финляндию: соблюдение закона и правопорядка, развитие науки и культуры, процветание земледелия, мир.

В дальнейшем к памятнику в знак протеста возлагали цветы, когда российские власти отбирали финские привилегии или усиливали политику русификации. Но отношение к Александру II оставалось исключительно позитивным. Во время революции 1917 года горожане защитили памятник от матросов Балтийского флота, которые пытались его снести.

Памятник Александру II перед собором в Хельсинки. Фото: Wikimedia Commons

После провозглашения независимости высказывались отдельные мнения, что следует уничтожить памятник российского владычества, но они не нашли широкой поддержки. Фашистское Лапуаское движение угрожало перед президентскими выборами, что уничтожит памятник как напоминание о российском владычестве, но эта угроза была высмеяна в СМИ, где предложили заодно уничтожить в Турку замок и собор, как напоминания о шведском владычестве. 

Памятник оставался стоять в центре Хельсинки даже во времена кровавой войны с Советской Россией. В 1942 году студенты университета требовали заменить царя на статую Свободы. Но бронзовый Александр II остается стоять на своем месте до сих пор.

Памятник Александру II в Минске, который то ли был также эвакуирован в 1915 году в неизвестном направлении, то ли уничтожен в 1917 году коммунистами. Сегодня на его месте сквер за ратушей.

В других частях империи царская власть довольно быстро сменилась на советскую, которая сносила памятники не оглядываясь на отношение национальных элит к конкретным лицам, а из-за идеологического несоответствия с коммунистическим видением. В скором времени царские памятники заменили советские, которые в тоталитарном государстве насаждались в промышленных масштабах и часто не имели ни художественной ценности, ни хоть какого исторического обоснования. 

Та же самая политика проводилась в подчиненных после Второй мировой войны странах Европы.

После распада советского государства Россия постепенно вернулась к «мягкой силе», даря памятники или спонсируя их возведение на территории бывших сателлитов. Пантеон изменился, явных угнетателей, конечно, пришлось исключить, чтобы уменьшить раздражение у местных национальных сил, но их место заняли Александры Пушкины и Александры Невские.

Памятник российскому флотоводцу Федору Ушакову в Херсоне до и после российской оккупации 

Как долго простоят эти бронзовые фигуры в Беларуси после падения российского режима — на этот вопрос история дает довольно конкретный ответ. И мы уже видели, как российские власти, как когда-то навсегда со своими памятниками покидали Вильнюс, теперь навсегда покидали Херсон, прихватив своих бронзовых Суворовых, Ушаковых и Потемкиных.

«Наша Нiва» — бастион беларущины

ПОДДЕРЖАТЬ

Читайте также:

«Дань уважения нашим братьям россиянам». В Минске открыли памятник Александру Невскому

В Киеве демонтировали памятник Пушкину

Активисты узнали, кто и когда снес памятный знак в честь восстания 1863 года в Гродно

Ф. Раубич

Хочешь поделиться важной информацией
анонимно и конфиденциально?

Клас
78
Панылы сорам
3
Ха-ха
2
Ого
7
Сумна
4
Абуральна
16
0
Боже,яко воно кончено/ответить/
21.11.2023
максимка,ты ещё и мамкин дохтур? Запросто эдак диагнозы через экран ставишь. Ты зачем из-под своей колхозной телеги вылез? Брррысь назад,ватник!
0
Железный Дровосек/ответить/
24.11.2023
Максим Дизайнер
А других вариантов нет? Или плитка или чужой истукан? В Южной Корее реку восстановили вместо автомагистрали:есть и куча других решений. Какое нах… отношение к Минску имеет  этот истукан,шизайнер?
15.04.2024
Дзякуй, цікава было пачытаць. У Гародні, дарэчы, як і ў Варшаве, разабралі вялізны праваслаўны сабор.
Показать все комментарии
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
мартапрельмай
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930