Найти
17.11.2023 / 17:513РусŁacБел

«Мне бы хотелось, чтобы существовала образовательная система без привязки к определенной стране». В чем плюсы школьного онлайн-обучения?

Вероника год назад переехала в Грузию с сыном, который на тот момент окончил пять классов. Ранее бобруйчанка делила обучение и воспитание ребенка пополам, вместе с его отцом. Но сейчас мужчина — политзаключенный в Беларуси, и все заботы о подростке легли на собеседницу издания «1387». Как она решила вопрос с обучением сына в чужой стране, который и без того был травмирован переездом и ситуацией с папой? Вероника говорит, что спасением стала онлайн-школа: «Пока мы сделали выбор в пользу спокойствия, психологического и эмоционального комфорта».

Иллюстративное фото: Julia M Cameron / pexels.com

Сейчас Руслан, сын Вероники, учится в шестом классе, скоро ему будет 13 лет. Его мать говорит, что в начальной школе мальчик был на домашнем обучении.

«Мы учили сына самостоятельно, вместе с его отцом. Просто поделили те предметы, которые были, — кто что больше понимает, знает и любит. И так совместно обучали ребенка. Мы разошлись, поэтому сын часть времени жил со мной, часть — у своего папы. Так мы разделили и обучение, и воспитание на двоих.

В пятый класс Руслан пошел в оффлайн-школу. Ведь мне было страшно, что мы не сможем учить его каким-то специфическим наукам, вроде химии и физики, которые сами не достаточно хорошо знаем. Но, как показала практика, это не так сложно в школьной программе, которая существует. Об этом еще расскажу позже.

И вот, судьба сложилась так, что в прошлом году мы с сыном уехали в Грузию. Возник вопрос — как выбрать ему школу?»

Вероника говорит, что на первый взгляд в Грузии школьный вопрос кажется простым, так как есть русскоязычный сектор, куда можно пойти детям, и для них это не будет слишком большим стрессом. Но с другой стороны — этих школ не так много.

«Сейчас в Грузии для малышей создается довольно много классов и начальных школ. А для старших — нет, поэтому у тебя есть вариант пойти в государственную русскоязычную школу, без всякого выбора. То есть ты просто идешь туда, где есть места. Школа может не подходить тебе территориально, или само здание может не нравиться, но выбора никакого нет — ты просто идешь в русскоязычный сектор школы, где есть места», — объясняет Вероника. 

На какие факторы обращала внимание женщина, когда изначально выбирала оффлайн-школу? Во-первых, она знакомилась с образовательной программой, насколько она может быть гибкой, и будут ли у ребенка знания.

«Однако было еще много «но», — замечает Вероника. — Это физическая доступность школы, так как мне хотелось, чтобы сын сам мог туда ходить, и чтобы это не занимало у него много времени. Также я всегда смотрю на здание школы, чтобы в нем было комфортно ребенку, ведь у него есть особенности в здоровье. Для него особенно важно, чтобы в школе не было влажно, холодно. Это, безусловно, важно для всех, но если у тебя нет выбора, ты соглашаешься на то, что есть. А для меня такие ситуации очень дискомфортные.

Конечно, можно пойти учиться платно, но такие школы очень дорогие. И тут для меня встал вопрос: если есть возможность выбирать платное обучение, то почему мы не можем обучаться где-то в другой стране, например, в британской онлайн-школе?»

Вероника начала искать варианты и интересоваться, могут ли белорусы выбирать платное онлайн-обучение в других странах, кроме русскоязычных. И она столкнулась с проблемой, что даже когда ищешь информацию о европейских или американских онлайн-школах, там очень много российских посредников.

«Получается, что ты все равно проходишь через российскую систему поступления. А мне хотелось бы, чтобы существовали белорусские посредники, с которыми можно поступать в зарубежные школы.

В итоге мы так и не нашли хороший вариант. Поэтому для меня сейчас очень актуальны все эти вопросы — кто бы мог помогать в подобных ситуациях, какая организация — белорусская или европейская», — рассуждает собеседница.

Сейчас сын Вероники учится онлайн — в белорусско-украинской школе.

«Есть много вопросов к этой школе, но с другой стороны — это тот вариант, который сейчас для нас более или менее удобен. Там есть знания и довольно комфортная ситуация для сына. Ему не нужно куда-то далеко ездить на занятия, поскольку учится онлайн, нет дополнительного стресса.

Отмечу, что Руслан подросток, у которого сейчас очень сложное время, он не имеет возможности видеться с отцом — ведь тот политзаключенный в Беларуси. В связи с этим у сына большие переживания, которые сильно на него влияют. Поэтому мне хотелось сделать как можно больше, чтобы лишний раз не травмировать его.

А что касается образовательной системы — они отличаются в разных странах. Трудно сказать, что здесь она лучше. Мне кажется, не совсем правильно сравнивать.

Здесь, скорее, основной вопрос в том, чего мы хотим для наших детей? Например, чтобы белорусский язык был основным в обучении и переходил в академическую среду? Или мы хотим, чтобы ребенок учился по-английски, и дальше у него было больше возможностей? То есть зависит от того, чего мы хотим.

И если мы приезжаем в другую страну, Можем ли получить то образование, которое хотим? Или — можем избежать всех этих границ, если есть онлайн?»

 

Иллюстрационное фото: Karolina Grabowska / pexels.com

 Вероника рассуждает, почему, если есть возможность работать удаленно, не может возникнуть и новая система онлайн-образования? Чтобы дети, без зависимости от того, в какой стране находятся, могли учиться в хороших школах. Получать образование и дипломы других стран.

«У меня много вопросов и мыслей на этот счет. И основное — почему мы должны выбирать только какие-то русскоязычные школы в онлайне, а не англоязычные. Почему вообще не может появиться определенная международная образовательная система, куда могли бы приходить дети, которые хотят так учиться?

Разумеется, это будет подходить не всем. Ведь очень важно для каждого ребенка решать индивидуально, как он будет обучаться — онлайн или оффлайн. Семейная это будет или классическая система образования.

Поэтому для меня важнее не сравнивать системы образования, а иметь возможность выйти вне системы какой-то страны и самостоятельно выстраивать свой образовательный план.

Ведь впредь для нас с сыном встает еще больше вопросов: где учиться дальше, какой будет диплом, куда он с ним сможет пойти? Или это опять будут ограничения из-за того, что не учились в определенной стране в общеобразовательной системе. Но это все для меня вопросы на будущее…

Пока мы сделали выбор в пользу спокойствия, психологического и эмоционального комфорта. Теперь больше сил может уходить на дополнительное образование и самообразование», — отмечает Вероника.

Собеседница рассуждает на тему прежних страхов перед онлайн-образованием.

«Раньше я говорила, что боялась специфических предметов — химии, физики. Но на практике все оказалось проще, и если у сына что-то в онлайне не получается, мы просто садимся рядом, ищем нужные занятия на ютубе, просматриваем, вместе обсуждаем. Сегодня действительно хватает технологий, которые позволяют эту школьную программу изучать самостоятельно. Сейчас больше вопросов к мотивации, выстраиванию индивидуального подхода. И вообще чтобы дети понимали, зачем они учатся, что они хотят изучать, где им будет интереснее развиваться, и так далее.

Опираясь на пережитый опыт, еще раз отмечу, что мне очень хотелось бы создать какую-то другую образовательную систему. Которая не будет привязываться к стране, а больше — к разным вариантам образования. Чтобы она могла быть на любом нужном языке, а ученики сами выбирали определенные предметы.

Вроде университетов, которые больше расширили возможности, и сегодня в онлайне ты можешь получать высшее образование в разных странах.

Почему так не делают школы? Когда ты можешь выбирать себе любую из них, без привязки к стране.

Я много думаю о такой системе образования, без границ. Это интересно и этим могли бы даже белорусы заняться. Вижу, как много делается в направлении формального, неформального, дополнительного образования — и для подростков и для взрослых, то есть потенциал есть.

Единственное, что я с грустью всегда отмечаю, как дети наши быстро растут и не все успеют поучиться в новой системе образования. И я понимаю, что сын скорее закончит школу, чем что-то в этой сфере изменится», — резюмирует собеседница.

Читайте также:

Историк: Учебники от прокуроров — еще одно звено цепочки деградации белорусской системы образования

Беларусь заметно поднялась в рейтинге владения английским языком

«Около 60% занятий идет по-русски, 2% — по-белорусски». Спросили ректора ЕГУ о харассменте, стипендиях и демократии

Nashaniva.com

Хочешь поделиться важной информацией
анонимно и конфиденциально?

Клас
2
Панылы сорам
0
Ха-ха
0
Ого
0
Сумна
2
Абуральна
2
0
Вероятный /ответить/
17.11.2023
Калі б сярод невероятных лідэраў былі дзяржаўныя дзеячы з нацыянальным мысленнем, гэтая праблема была б вырашана ў першы год. 
0
гоблен/ответить/
17.11.2023
Можно ли уточнить, дражайший? З. Позняк - лидер с нацмышлением?
0
Вероятный /ответить/
18.11.2023
[Рэд. выдалена]
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
мартапрельмай
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930