Найти
18.11.2023 / 14:4231РусŁacБел

Нужно раз и навсегда прекратить рассуждения о «возвращении Вильнюса» — Рудковский

Белорусам важно понимать, что конкретно вызывает тревогу у литовцев и работать, чтобы уменьшить напряжение в наших отношениях, которые исключительно важны для будущего наших народов, пишет в своей статье для «Нашай Нівы» философ Петр Рудковский.

Литовский флаг на демонстрации белорусов-эмигрантов в Вильнюсе. Фото Офиса Светланы Тихановской

Это было задолго до полномасштабной агрессии России против Украины и до событий 2020 года. Не было тогда массовой миграции белорусов в Литву и не было причин для дискриминирования нас по паспортному признаку. Зато было перезахоронение останков повстанцев 1863-1864 годов в Вильнюсе (ноябрь 2019 года) — событие с простора исторической памяти, сопровождавшееся участием сотен белорусов с бело-красно-белыми флагами. 

В рамках личных интересов в декабре 2019 года просмотрел как-то литовские ресурсы и случайно наткнулся на статью «Кто и зачем пропагандирует литвинизм»», опубликованную на сайте alkas.lt. Автор статьи по имени Римгаудас Дилюс рассуждает там об опасности белорусского «литвинизма» из-за его попытки «присвоить» наследие Великого Княжества Литовского (ВКЛ). Но самым интересным было то, что написано в качестве «постскриптума», где автор рассказывает о впечатлениях от своего недавнего путешествия в Беларусь. 

«Литвинизм уже на каждом шагу»

«Где-то 120 км от Вильнюса — рассказывает Дилюс — за Кревом, за рекой Березиной, примерно 80 км от Минска, по левой стороне есть поселение с прекрасным литовским названием «Didžioji Dainava», «которое сейчас, конечно же, записывают как «Большая Дайнова». (…) Так вот — продолжает автор — теперь слово «Дайнава» в этом названии вандалы (на дорожных знаках в обе стороны) испачкали краской и осталась только «Большая».

Тот факт, что было испачкано слово «Дайнава» и что это было сделано на обоих знаках, действительно выглядит как нечто большее, чем обычное хулиганство. Здесь мог быть идеологический мотив. Если да, то кем и во имя чего это могло быть сделано? Для кого-то, кто десятилетиями наблюдает идеологические баталии в Беларуси, наиболее вероятной версией покажется, пожалуй, то, что кто-то из русскомировцев, возмущенный «мягкой белорусизацией», «торможением интеграционных процессов» и ростом симпатии к ВКЛ, решил таким вот образом «отомстить» литовскому слову, которое было напоминанием о совместной истории белорусов и литовцев в ВКЛ.

Пусть себе это всего лишь допущение, но представьте мои ощущения, с которыми я читал дальнейшие размышления господина Дилюса, где он — не в качестве допущения, а с полной уверенностью — утверждает, что за этим актом вандализма стоят белорусские «литвинисты». «Дайнова — пишет автор — вызвала гнев наиболее упорных литвинистов, совершивших этот акт вандализма, по-видимому, потому, что она полностью неискажена, так как славяне произносят ее без искажений».

Далее — больше: «Этот факт свидетельствует, что (…) сами литвинисты, когда видят литовские топонимы, понимают, что их теория высосана из пальца, так как литовские топонимы полностью отвергают тезис о славянскости этой земли со времен образования Литовского княжества».

Далее — еще больше: «Нельзя исключать, что такие акты вандализма будут только увеличиваться. Не исключено, что могут быть попытки изменить названия топонимов. Например, переименовать «Жвирбли» в «Воробьи»[Vorobji] и т.д.». И здесь автор приводит параллель с политикой Кремля в Калининградской области, где балтские названия были заменены на российские (от себя добавим, что не только балтские). 

Завершается этот драматический постскриптум просто депрессивно: «Так вот, мерзость литвинизма уже на каждом шагу. Ждем продолжения. Будем ли терпеливо ждать и наблюдать?»

В этом постскриптуме сконцентрированы наиболее серьезные недоразумения вокруг белорусского национального возрождения, которое в литовских публикациях нередко появляется под названием «литвинизм». Мол, «литвинисты» — это радикальные славянофилы, которые носятся с идеей уничтожить все балтские следы на своей территории и готовы заполучить в качестве топонимов российские новообразования, заменив традиционные балтские названия. То, что может быть как раз наоборот, что балтский субстрат может восприниматься как ценность для исторической памяти «литвинистов», здесь даже не рассматривается.

Серьезность и масштаб недоразумений

В тот далекий 2019 год я не придал этой публикации особого значения. Сама статья была опубликована на нишевом ресурсе, а наиболее едкие выпады в адрес «литвинизма» появились в качестве постскриптума. И только через два-три года, когда в рамках проекта «Литва — Беларусь. Диалог о прошлом « начал мониторить литовскую медиасферу на предмет восприятия белорусского взгляда на ВКЛ, осознал серьезность и масштаб недоразумений. 

О «стремлении белорусов завладеть историей Литвы», о том, как белорусские гиды до слез доводят литовских туристов «агрессивным переписыванием истории», о том, как хозяин сувенирного магазина в Гродно «заглядывается на литовские земли» — все это пришлось мне прочитать не на нишевых национал-консервативных ресурсах, а на мейнстримных и либеральных, таких как Delfi.lt или 15min. Еще до миграции белорусов в Литву и до российской агрессии.

То, что тема «литвинизма» взорвалась в текущем году и заполучила неприятные для белорусов формы — это вещь досадная, но закономерная. Недостаток литовско-белорусского диалога, намеки некоторых белорусов на «возвращение Вильнюса», плюс огромный миграционный прессинг на такую небольшую страну, как Литва — все это ведет к росту антибелорусских настроений в литовском обществе. 

Нарратив об «угрозе литвинизма» появился не на пустом месте

Можно здесь много рассуждать о том, что литовцы могут и должны сделать, чтобы уменьшить напряжение в наших отношениях, но более продуктивным будет подумать, что мы можем сделать в этом направлении. Не входя в детали литовско-белорусских недоразумений (об этом будут отдельные публикации), обращу внимание на два момента.

1. Литовский нарратив об «угрозе литвинизма» появился не на пустом месте. «Потеря Вильнюса невосполнима. Потеря национальной столицы дезорганизует нацию» — писал Позняк в концепционной брошюре «Белорусско-российская война», изданной в 2005 году. И далее, в императивном ключе: «В мыслях каждого белоруса должно жить понимание величины потери и осознание необходимости возвращения белорусской столицы [Вильнюса]». 

Можно иметь разное отношение к Позняку и разные взгляды по поводу его «маргинальности» или «влиятельности». В данном случае это не имеет особого значения. Сам факт того, что территориальные претензии к Литве озвучивались в некоторых концепционных работах белорусских возрожденцев, является достаточным основанием, чтобы вызвать беспокойство со стороны любого литовца, который любит свою Родину.

Более того, намеки на «возвращение Вильнюса» не ограничиваются брошюрой Позняка, а то и дело озвучиваются в разных средах и в разных формах. Подтверждением тому является печально известный инцидент, произошедший в августе текущего года в одном из вильнюсских кафе, когда один белорус начал доказывать литовскому офицеру запаса, что литовцы — это выходцы из Каунаса и Жемайтии, а весь Вильнюс и восточная часть Литвы принадлежат Беларуси. 

2. Есть миграционный прессинг и проблемы с «автохтонными» славянами. В течение последних трех лет количество граждан Беларуси в Литве увеличилось более чем в три раза — с 17,7 тыс. в 2020 году до 61 тыс. в октябре 2023 года. Миграция из Украины еще больше, к которой добавляется, хотя в гораздо меньшей степени, миграция из России, Ближнего Востока и других стран. 

Кроме того, у литовцев все еще свежи воспоминания о баталиях с местными поляками, которые в 90-е годы неоднозначно отнеслись к литовской независимости и долгое время выступали с идеей «возвращения Вильнюса» Польше. В такой ситуации у многих литовцев включается оборонная реакция и желание сдержать рост славянского присутствия в стране. Важно учитывать эти обстоятельства в диалоге с литовцами. 

Литовцы все еще на нашей стороне

Да, пусть не все, но многие литовцы на нашей стороне, включая в деле ВКЛ. Во всей этой полемике вокруг «литвинизма» наиболее существенной информацией является то, что сами литовцы взялись за работу по преодолению предубеждений среди своих соотечественников. Незадолго после августовского инцидента в ночном кафе литовское Общественное телевидение LRT сделало несколько интервью с белорусскими и литовскими экспертами. Основной месседж этих материалов сводился приблизительно к следующему: ВКЛ — совместное наследие литовцев и белорусов, территориальные претензии среди белорусов маргинальны, а то, что белорусы обращаются к ВКЛ, свидетельствует о европейском выборе белорусов. 

Директор Института Великого Княжества Литовского Рустис Камунтавичюс пошел еще дальше. В недавней статье на сайте gudija.lt он заявил, что в Литве есть одна такая теория, которую можно назвать литувизмом. Эта теория — говорит он — утверждает, что ВКЛ было Литовским государством, что вклад русинов и других народов в ВКЛ ничтожен, что Вильнюс всегда был литовским городом и что Витис/Погоня должна принадлежать только литовцам. Вот это и есть литувизм, — говорит Камунтавичюс, остроумно намекая на параллелизм между белорусским литвинизмом и литовским литувизмом. Мол, если литвинизм — это угроза, то такой же угрозой надо признать и литувизм.

Сложно представить более эффектный способ нейтрализации многих выпадов в адрес белорусского литвинизма, чем путем указания, что среди литовцев широко распространен его аналог. Там — «литвинизм», здесь — «летувизм», как первое, так и второе выполняет функцию национального нарратива с подобными дискурсивными приемами и схожим отношением к фактологической базе. Добавлю, что эта статья Камунтавичюса была перепечатана другими литовскими ресурсами, включая alkas.lt, где до сих пор публиковались преимущественно алармистские статьи о белорусском «литвинизме».

Подытоживая, подчеркнем следующее. Есть немало проблем в белорусско-литовских отношениях, но шансов на их преодоление еще больше. Литва — это демократическая страна, а в условиях демократии любая экстрема обычно встречается с интеллектуальным и политическим противодействием. В такой ситуации от нас требуется ни много ни мало — серьезно и ответственно относиться к уязвимости близкого нам народа, особенно если проживаем на его территории. Надо раз и навсегда прекратить бессмысленные рассуждения о «возвращении Вильнюса», а сосредоточиться на возвращении Беларуси и углублении литовско-белорусского диалога. Потенциал для этого есть.

Читайте также:

«Наибольший вклад в нагнетание делают люди, которых подозревают в сотрудничестве со спецслужбами. Например, Карач или Цепкало»

«Этот процесс должен приветствоваться в Литве». Литвинизм: взгляд из Вильнюса

Почему литовцы боятся литвинизма

Проблема «литвинизма» не может стать политической, потому что белорусам не тесно в пределах своей страны — историк Пашкевич

Публикация подготовлена автором в рамках проекта «Литва-Беларусь. Диалог о прошлом» (Lietuva-Baltarusija. Dialogas apie praeitį), реализуемого совместно с Институтом истории Литвы (Lietuvos istorijos institutas (istorija.lt)) при поддержке Министерства иностранных дел Литвы.

Nashaniva.com

Хочешь поделиться важной информацией
анонимно и конфиденциально?

Клас
44
Панылы сорам
10
Ха-ха
8
Ого
0
Сумна
4
Абуральна
12
3
Обосрался/ответить/
19.11.2023
Литовцы не начали протестовать а мы уже как перед Бондаревой - обосрались со страха
1
Ерома/ответить/
20.11.2023
Якія літоўцы. савсем здурнел што ля
0
Ігрэк/ответить/
19.12.2023
Матылёк, ня вельмі вы гісторыю ведаеце. З такім посьпехам можна і ў Тураў ці Пінск сталіцу перанесьці. Чаго ўж там! Калі і пераносіць сталіцу зь Менска, то ў Наваградак. І горад ня новы, і першая сталіца нашай цэнтралізаванай дзяржавы - ВКЛ. А не асобна - феадальны ўдзел.
Показать все комментарии
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
мартапрельмай
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930