Найти
23.11.2023 / 20:327РусŁacБел

Свобода слова за пределами диктатуры. Могут ли белорусы критиковать политику Запада?

После политических протестов 2020 года сотни тысяч белорусов из-за угрозы репрессий оказались за рубежом. Многим из этих людей грозило тюремное наказание только за то, что они воспользовались своим правом на свободу выражения. Но имеют ли они такое право в тех безопасных государствах, где живут сейчас? Бывает, что человеку, который высказывается о каких-то проблемах жизни в той стране, где он оказался, спасаясь от преследования, отвечают: «Что же ты там живешь? Возвращайся обратно в Беларусь!». Об этой проблеме на Ostwest.space рассуждает журналист Виталий Цыганков.

Виталий Цыганков на Дне Воли 25 марта 2023 года в Варшаве. Фото из личного архива автора

Не каждая критика — «российская пропаганда»

Недавно я чуть не совершил стратегическую ошибку. Общаясь с хозяйкой квартиры, которую снимаю в Варшаве, я восторженно начал доказывать, как хорошо жить в Польше (если, конечно, закрыть глаза на те трагические обстоятельства, из-за которых я вынужденно нахожусь за пределами Беларуси). Звучало это примерно так: «В нашем районе на окраине города полно магазинов, ресторанов, есть бассейн, парк, детская зона, спортивные площадки, много самых разных деревьев, все красиво и чисто. Когда идешь по центру Варшавы вечером, все светится, в клубах и ресторанах полно людей, столько новых современных зданий, новые музеи, памятники…»

Еще не договорив эту хвалебную тираду, я понял, что попал не на ту целевую аудиторию. «Жизнь страшно подорожала, яйца подорожали, масло подорожало, транспорт ходит плохо, проценты банковские растут, PIS строит диктатуру», — взволнованно говорила Регина, и я подумал, что сейчас моя вежливая и доброжелательная хозяйка повысит мне оплату либо вообще выставит из квартиры.

Слушая ее максимально критические размышления, я начал осторожно оглядываться вокруг, со страхом проверяя, не спряталась ли где-то в кустах съемочная группа российского или белорусского телевидения. Которая снимает наш разговор, чтобы выдать в эфир сюжет с титрами «Польская пенсионерка объяснила беглому журналисту, как на самом деле трудно жить в Варшаве».

Это, конечно, шутка.

Но совсем не шутка то, что когда белорусы (или в самой Беларуси, или за ее пределами) начинают критиковать какие-то реалии по западную сторону от границы, находятся люди, которые начинают их обвинять в «распространении нарративов российской пропаганды».

«Работа на российскую пропаганду» — это еще не самое страшное, что можно услышать в соцсетях в ответ на рассуждения о западных реалиях. Самое досадное — это когда человеку, который высказывается о каких-то проблемах жизни в той стране, где он сейчас оказался, говорят: «Что же ты там живешь, возвращайся обратно в Беларусь». При том нередко такое говорят людям, о которых точно известно, что вернуться они не могут, так как сразу будут арестованы.

Неужели те, кто такое произносят, не замечают, как это звучит? — позорно, по-совковому и очень тоталитарно. В этом, если говорить откровенно, проявляется та самая рабская психология — «не выпендривайся, молчи и одобряй нового хозяина». Только вид с другого ракурса.

Когда поляки выходят на многотысячный митинг против своего правительства, когда они жестко критикуют состояние демократии и государственной прессы в своей стране — они меньше всего думают, что об этом скажет российская пропаганда.

Когда французские желтые жилеты выходили на митинги и даже вступали в столкновения с полицией, то последнее, что их интересовало — как это покажут на белорусских государственных каналах.

Когда американцы снимают и публикуют в твиттере реально ужасающие кадры улиц с наркоманами Лос-Анджелеса или Филадельфии (ну просто кадры фильмов про зомби-апокалипсис!), то они меньше всего думают, что завтра эти кадры использует белорусская пропаганда.

И если украинские журналисты вскрывают коррупцию и бардак в своей стране, ведущей войну с агрессором — то они помогают своей стране победить, а не дают «материал» для программы Соловьева.

«Почему я должен сравнивать с Беларусью? Может, сравним с Сомали?»

Помню, друг — белорус, который живет в Варшаве уже лет с десять — жаловался мне на жизнь в Польше, на инфляцию, на внезапное повышение ставок кредитов по ипотеке, на те же «яйца и масло». Я тогда ему говорю: «Слушай, в Беларуси большинство продовольственных товаров по тем же ценам, а иногда и дороже. Одежда же в Польше дешевле и выбор лучше. При том что зарплата в три раза больше. Грех жаловаться».

«А почему я должен сравнивать с Беларусью? А может, сравним с Сомали? Или с КНДР? Радоваться, что не голодаю? Что в мою квартиру не вломится ОМОН?», — довольно резко ответил он.

Логично. Люди быстро привыкают к хорошему и лучшему. Сколько раз наблюдал, как, оказавшись на Западе и, соответственно, начав зарабатывать западные деньги, человек очень быстро переставал сравнивать их с зарплатами в Беларуси. Получив доход в десятки раз больше, чем имел в Беларуси (это возможно было в 1990-е, когда в Беларуси зарплата составляла около 50 долларов), человек считал свою новую западную зарплату довольно «средней», а то и «маленькой» — по сравнению с зарплатами других жителей этой страны.

В принципе, это же вечный аргумент, которым можно «бить» и белорусов в Беларуси — пока вы хорошо питаетесь, имеете жилье и тепло, в Африке люди голодают, в Бангладеш живут по 10 человек на 20 метрах, где-то не имеют доступа к нормальной воде… Всегда на Земле найдется кто-то, кому хуже нас. Но люди каждый день не думают о том, как им «повезло». Они воспринимают свой нынешний уровень как норму, и относятся к нему довольно критично, находя даже в самой состоятельной и успешной жизни недостатки.

Живя постоянно или временно на Западе, белорусы в той или иной степени естественно проникаются теми же проблемами, которыми живут «местные». А тем, кто живет в Беларуси, это может покажется далеким от их бед и даже вызвать раздражение.

День Воли 25 марта 2023 года в Варшаве. Фото из частного архива автора

Это «наш», «мой» Запад

Живя до 2021-го в Беларуси, я постоянно высказывался на «Радыё Свабода» и в своем фейсбуке на «западные» темы: о выборах в США, о феминизме, поднимал универсальные вопросы — от политкорректности до свободы слова, от мигрантов до мультикультурализма. Я не чувствую и никогда не чувствовал, что это далекие или чужие для меня проблемы.

Во-первых, я видел, что все эти темы вызывают самую неравнодушную и горячую реакцию у моих читателей, подавляющее большинство которых на то время тоже жили в Беларуси. Надо сказать, что политически и общественно активные белорусы имеют довольно широкие взгляды на мир, не зацикливаются исключительно на местных проблемах.

Во-вторых, живя в Беларуси, я давно ментально чувствовал себя частью именно западной цивилизации; «их» проблемы были и есть для меня «моими» проблемами, которые откликаются, кажутся наиболее существенными, требуют рефлексии и размышления. И это те сферы жизни, где иногда идут новые и неожиданные процессы, где изменения настроений общества по некоторым вопросам происходят буквально за несколько лет. (А по другую сторону интеллектуальной картины — наши белорусские «вечные» и неизменные вопросы. Конечно, 2020 год многое всколыхнул, изменил общество — но экзистенциальные проблемы остались теми же. Я иногда горько иронизирую, что можно ничего нового не писать, а просто перепечатывать свои же тексты 20-летней давности о языке, России или диктатуре.)

И конечно, каждый раз, когда получаешь реакцию в стиле «А почему это вас интересует?», хочется ответить: «А действительно, почему меня интересует жизнь во всех ее проявлениях? Почему меня интересуют главные проблемы и пути развития человечества, которые (по крайней мере, в наше время) формируются и рождаются на Западе? Почему меня интересуют те темы, которые так или иначе через некоторое время придут и к нам, в Беларусь?»

Как-то увидел в фейсбуке реплику одного белоруса, что Запад уже не тот, что он слабеет и меняет свою сущность. Можете представить себе, как на него набросились прогрессивные комментаторы. Диапазон реплик и оскорблений был самый разнообразный, не стоит его здесь повторять. Да что там какой-то неизвестный человек — не меньше хэйта и оскорблений в свой адрес может получить и известный политик (например, Зенон Позняк), когда критически высказывается о тех или иных западных реалиях.

Между тем, об «упадке» (воображаемом или действительном) Запада пишутся книги, статьи, публицистические и научные работы — и вовсе не только в консервативной, а и в полностью мейнстримной, либеральной прессе. В отличие от некоторых «политкорректных» тем, как раз судьба западной цивилизации обсуждается довольно смело и всесторонне. Интересно и то, что, согласно многочисленным социологическим исследованиям, в США наименьший уровень американского патриотизма сегодня наблюдается именно среди молодых сторонников Демократической партии.

Белорусы — чемпионы по бегу на скорость добровольной ассимиляции?

Есть еще один аспект, еще одна причина стремления переехавших быть «тише воды».

Это желание как можно скорее стать образцовым членом нового общества — что, по мнению многих, должно включать максимальную и безусловную лояльность (даже если от тебя ее особо и не требуют).

Это вечное желание быть святее Папы Римского, стать большим поляком, чем сами поляки, и более патриотичным американцем, чем сами американцы. Идти на митинг националистов на День независимости Польши и кричать «Польша для поляков!» — это очень по-белорусски.

В принципе, мы же не одни такие. В тех же США большинство эмигрантов особо не боятся ассимиляции — итальянцы, ирландцы, немцы, шведы, поляки не создают своих политических лобби, так как не очень беспокоятся за свою историческую родину. А самые сильные лобби как раз у тех наций, у которых есть основания волноваться — евреи, армяне, греки.

По этой логике как раз белорусам нельзя быстро ассимилироваться, становиться «как все» — так как и сейчас и, возможно, еще какое-то время нам предстоит иметь в западных странах свое активное лобби с сильной национальной идентичностью.

А пока что — в своем желании угодить «местным» многие белорусы даже готовы делать то, что от них и не просят.

Кажется, литовцев никогда не интересовало и не беспокоило, как в белорусском языке называется Вильнюс. Но вот уже некоторые бегут впереди поезда, чтобы понравиться литовцам: «А давайте будет говорить Вильнюс». «Понимаю, что сегодняшняя идея заменить Вильню в белорусском языке на Вильнюс возникла от желания угодить литовцам за счет самопринижения», — пишет Сергей Дубовец на «Свабодзе».

Давайте дискутировать на равных

Запад меняется не всегда в лучшую сторону — хватает процессов, которые не могут (в частности, у меня) не вызывать непонимания и неприятия.

Появляется негласная тенденция об определенных вещах не говорить. Этого невозможно было представить в 1990-е. Тогда нас убеждали, что любые темы нужно обсуждать, что только полная открытость может помочь найти правильные решения.

Мы хотели вести свою страну на Запад не только из-за его материальных благ, но из-за свободы слова и мысли, из-за прав человека и верховенства закона.

Наблюдаю последние лет с 25 за американской прессой, и растет впечатление, что некоторые СМИ уже не ставят своей целью максимальный широко информировать людей, предлагать им различные точки зрения, дискуссии, а просто играют на стороне «своей» политической идеологии и «своей» политической силы. Наблюдается парадоксальная связка новых технологических компаний с политиками и СМИ в желании контролировать информационную повестку дня и игнорировать то, что не соответствует нужному нарративу.

Как результат — доверие к СМИ, как показывает социология, в США радикально уменьшилось; журналисты в массовом сознании из одних самых уважаемых и даже героических людей (в 1990-е) превратились преимущественно в недалеких и циничных, негативных героев.

Но ведь это только моя версия и мои личные наблюдения. У других людей к Западу совсем другие, иногда противоположные претензии. Одни не принимают незаконную миграцию, другие, наоборот, требуют еще большей свободы передвижения. Одни сетуют на политкорректность и сужение свободы мысли, другие заявляют, что там и так «слишком много разрешено».

В любом случае можно констатировать, что привлекательность Запада и, соответственно, идея вступления Беларуси в Евросоюз за последнее время не становится более популярной, держась вот уже три года в районе 23—27 процентов.

И это проблема: как для нас — тех белорусов, которые хотят видеть свою страну в европейских структурах, так и для Запада.

И решать эту проблему можно и следует диалогом. Не в стиле «мы говорим, а вы нас слушайте», а в стиле «давайте дискутировать на равных».

Может, кто-то скажет — мол, что вы, люди из страны, в которой царит диктатура, можете посоветовать европейцам и американцам? Интересно, что когда-то подобное отношение преодолевали и восточноевропейцы, которые лишились советского господства и вливались в западные структуры. Также в определенных кругах была тенденция относиться к ним как к представителям не самых развитых обществ, которые не могут ничего полезного предложить жителям стран с давней и развитой демократией.

Хотя, мне кажется, в нашем белорусском варианте это, мягко скажем, недоверие скорее исходит от самих белорусов. То самое: «А кто ты такой, чтобы высказываться?». И в этом проявляется советский (ставший постсоветским) конформизм — «знай свое место», «тебе больше всех надо?», «всяк сверчок знай свой шесток» и уйма других банальных «мудростей».

Сиди тихо, не рыпайся, радуйся, что тебя приютили, помолчи и бесконечно благодари своему новому месту жительства.

Однако… Возможно, сегодня Западу не так и нужны наши хвалебные оды — возможно, ему как раз нужен наш нестандартный, спокойный и порой критический взгляд со стороны. Может, мы, белорусы, способны увидеть что-то такое, что не видят «местные» (понравилось мне это слово!), которые давно свыклись с определенными реалиями и воспринимают их как должное.

Все же мы имеем уникальный опыт жизни в диктатуре, благодаря которому некоторые вещи мы воспринимаем более остро, и можем усмотреть угрозу там, где ее не увидят люди, которым повезло знать о диктатуре только из фильмов и книг.

Читайте также:

Цыганков: На самом деле формула была такая — «мы свою страну им, белорусам, не отдадим»

Виталий Цыганков: Моя внутренняя Эллочка-людоедка и мемы в мессенджерах

Бизнес-идея «Грибное счастье»

Nashaniva.com

Хочешь поделиться важной информацией
анонимно и конфиденциально?

Клас
23
Панылы сорам
1
Ха-ха
3
Ого
1
Сумна
3
Абуральна
2
24.11.2023
неплохая стать! впервые в независимой прессе поднимается тема того.... что оказывается на Западе критиковать политику и местный быт нельзя почему то)) там оказывается все такие турбо-патриоты....
причем в независимой прессе принято ругать тупой турбо-патриотизм РФ..... но никак не патриотов Запада)) какие то двойные стандарты.. но патриоты то одинаковые))
но автор страдает -детской болезнью поклонения европейскости и демократии)) забывая что кроме некоторых высших сфер . есть простой быт и жизнь реальная... никому не нужна демократия без бабла.... и вот многие наши поездив не видят разницы между РБ и Польшей например
часто отношения даже нормального не видят... 
то что автор считает .. что бывшие соц страны (польша литва латвия) преодолели то что к ним отноосятся свысока западнее...... очередное заблуждения)) ух как завидуют и брыздут слюной в бельгии видя дорогие авто из польши или латвии)))
вообщем - бытие - определяет сознание... то что я хотел сказать
24.11.2023
Свободу мыслей, слава богу, пока ограничивать нигде не научились. А права свободно их озвучивать никогда ни у кого не было и не будет. Всегда кого то зацепишь за живое, и с этим надо считаться. Даже в самом свободном обществе есть табуированные темы.
24.11.2023
Трызненне! І вось чаму, цытую: "I promise to completely give up all loyalty to leaders and governments of other countries where I was a subject or citizen before. " Кропка!
Показать все комментарии
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
мартапрельмай
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930