Найти
26.09.2022 / 20:31 13

«Жена считает, что ехать не стоит». Остающиеся в Беларуси айтишники рассказали, почему не уехали

С 2020-го в Беларуси начался активный отток сотрудников IT-сферы, а после начала войны в Украине он увеличился в несколько раз. «Наша Нива» нашла айтишников, которые остаются в стране, и узнала, почему они не уехали и как война отразилась на их работе и рынке.

«Если бы мы были вдвоем, без детей, думаю, что уже бы уехали»

Алексей (имя изменено) работает в небольшой IT-компании. Основная причина, по которой мужчина со своей семьей не решается на переезд, — двое детей.

«Им 14 и 12 лет. При переезде будет вопрос со школой. Очень хочу, чтобы они получили хорошее образование.

В этом плане, например, Польша выглядит более-менее привлекательно.

Дети своих мыслей по поводу эмиграции не высказывали. Вся ситуация в стране их нервирует, конечно, они знают, что происходит.

У нас в школе неплохие учителя, с волной идеологии мы не сталкивались. Я даже у детей спрашивал, был ли урок с Лукашенко 1 сентября, ответили, что нет.

Думаю, что дальше это все будет нарастать, система развалится или просто станет невыносимой», — говорит он.

Так как компания, в которой работает Алексей, маленькая, возможности для релокации нет. Руководство не против, чтобы их сотрудники переезжали из Беларуси, но делать это придется самостоятельно.

«И тут возникает проблема с получением визы, — говорит он. — Ехать, например, в ту же Грузию мы не хотим, так как считаем, что там низкого уровня образование.

Еще одна причина — финансовое положение. Цена на аренду квартир даже в Польше достаточно большая, а нам нужна трехкомнатная. В Беларуси у меня своя квартира. Согласитесь, что это довольно комфортно. И если, например, жена будет долго искать работу, то для меня эти расходы будут ощутимы.

Есть вариант перейти работать в другую большую компанию. Один мой знакомый так переехал. Нашел должность в EPAM. Его записали достаточно быстро в посольство, там IT-специалистами занимается некая отдельная служба. Но пока на это не решаюсь».

Алексей говорит, что в технических моментах их работа после 2020-го и начала войны особо не изменилась.

«Стал только недоступным ряд программ. Это означает, что теперь платить за них нужно с карты иностранного банка. Также есть сервисы, которые недоступны, но это некритично», — объясняет он.

Алексей считает, что сейчас в связи со всеми событиями непросто решить, оставаться или стремглав бежать. Для семьи все же важно наличие своей квартиры.

«Жена считает, что ехать не стоит, не знает куда, — говорит он. — Наверное, все, кто остался в Беларуси, сейчас в растерянном состоянии, потому что риски очень возросли в связи с мобилизацией в России. Даже если будет виза, то при объявлении военного положения выехать из страны будет тяжело. Если бы мы были вдвоем, без детей, думаю, что уже уехали бы.

За последние несколько дней многое случилось, поэтому думаю, что руководство нашей компании будет поднимать вопрос о возможном переезде. Ведь в случае начала каких-то военных действий в Беларуси может случиться так, что некому будет работать».

Если семья решится на переезд, то скорее всего выберут Польшу.

«Кажется, что там к белорусам всегда будут хорошо относиться. Не хочется повторить судьбу немцев в США, которые бежали и оказались в фильтрационных лагерях», — подытоживает Алексей.

«Есть уклад жизни, который мне пока нравится»

Анастасия (имя изменено) работает в большой IT-компании. Девушка пока что не готова к переезду, она не видит своей жизни в другой стране.

«Компания предоставляет возможности для переезда. Не чувствую, что могу сделать такой шаг, ведь нужно будет приложить много сил для обустройства жизни в другой стране», — объясняет она.

На вопрос, как изменилась ее работа после начала войны, Анастасия отвечает, что «все так, как и было».

«Мой режим абсолютно не изменился, со сложностями не столкнулась. Зарубежных заказчиков, готовых работать с Беларусью, стало меньше.

В целом ситуация в Беларуси меня пугает. События и в стране, и рядом с ней происходят плохие.

Может быть, поехала бы в какую-нибудь развитую европейскую страну, ведь для меня важна хорошая инфраструктура.

Здесь у меня остается семья, друзья, знакомые не из сферы моей работы. Есть уклад жизни, который мне пока нравится и много мест, которые люблю», — рассказывает она.

«Зарплата при релокации остается такой же»

Матвей (имя изменено) работает в большой IT-компании. В Беларуси парень остается, потому что за свою зарплату он может довольно комфортно жить. В Европе у него так не получится.

«В какой-то европейской стране за аренду жилья, за досуг нужно будет выкладывать гораздо больше. Также у меня здесь налажен быт, круг общения. Считаю, что намного удобнее оставаться здесь.

Был в Грузии месяц, там мне не нравилось обслуживание, сервис, жилье. Сейчас думаю поехать посмотреть Турцию», — говорит он.

Компания предлагала Матвею релокацию в Литву, но от такой возможности он отказался.

«Зарплата при этом практически остается такой же, они давали только визу при условии трудоустройства в Литве, — рассказывает парень. — Переезд в эту страну я не рассматривал, потому что тогда надо бы осваивать литовский язык. Его изучение, обустройство жизни, такая же зарплата — все это неподходящие для меня критерии. Также в Беларуси есть офис, а в Литве нет».

В работе Матвея за последние полгода ничего не изменилось.

«Заметно, что на офисе намного меньше людей стало, все куда-то релокнулись. Рынок изменился, вакансий стало меньше. Ряд компаний провели массовые увольнения тех, кто не захотел уезжать, появились свободные разработчики, но спрос на тех, кто остается в Беларуси, очень упал.

Инвестиции в белорусское IT сильно падают. Ключевые компании-гиганты уходят из Беларуси. И это влияет на рынок. Также перестали приходить какие-то интересные стартапы, белорусские проекты ориентируются сейчас на европейский рынок», — уверяет Матвей.

Парень говорит, что оставаться в Беларуси ему тревожно, но в какую конкретно страну релоцироваться, Матвей не знает.

«Компания предлагала релокацию в Казахстан, Кыргызстан, Индию»

Маргарита (имя изменено) работает в большой IT-компании. Она остается в Беларуси, потому что жить постоянно в Европе не хочет.

«Переезжать не хочу, мне в Беларуси нравится. Хотелось бы открыть визу, путешествовать.

Компания предлагала релокацию в Казахстан, Кыргызстан, Индию. Конечно, в эти страны ехать совсем не хочется», — говорит она.

В работе Маргариты ничего, кроме проектов, за это время не изменилось.

«Те, кто из России и Беларуси, не могут работать на европейских проектах. Поэтому нас всех сейчас переводят на внутренние проекты либо на арабские.

Оставаться, конечно, страшно, но и уезжать не хочется», — подытоживает она.

Читайте также: 

«Попробуем собрать белорусов как нацию в одно большое комьюнити». Айтишники создали «Цифровую Беларусь»

За белорусских айтишников решил побороться и Кыргызстан

Работал официантом, а потом без курсов переучился на программиста и зарабатывает около $3 тысяч

Nashaniva.com

Хочешь поделиться важной информацией
анонимно и конфиденциально?

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна
0
По / ответить
28.09.2022
Рэдакцыя, каменты рэжаце?
0
Максим Дизайнер / ответить
28.09.2022
Хотя я у своего знакомого узбека один раз спросил, а почему он в Лондоне не остался, где учился. Так, как он красит волосы, ни одна баба в мире не покрасит. Сказал: "А что я там забыл?Скучно" и т.д.
0
Кош / ответить
28.09.2022
Янка-музыка, вы ж рэгулярна наведваецеся ў Беларусь, гэта іншая справа.
Показать все комментарии
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ JavaScript пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ...
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
2021 2022 2023
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30