— Светлана, Вы участвовали в большом количестве конкурсов. Какой из титулов греет душу больше всего?

— Все титулы для меня дороги. Но каждый год 18 марта, в день финала «Мисс Беларусь-1998», я достаю корону, надеваю её, смотрю в зеркало и вспоминаю конкурс. Пролистываю фотографии, ведь тот день перевернул мою жизнь. Потом, в 1999 году, была «Мисс Европы» в Ливане, на этом конкурсе я уже вошла в пятерку. Посчастливилось мне поучаствовать и в шикарном конкурсе «Мисс СНГ», где я стала первой вице-мисс. Категория Мисс плавно перешла в Миссис. Я входила в тройку на конкурсе «Миссис Вселенная», участвовала в конкурсе «Миссис земной шар» в 2017 году. До сих пор болею конкурсами красоты, никуда не деться, ведь я этим интересуюсь уже 23 года. Я никогда не мечтала о карьере модели. Так получилось, что, когда стала учиться в университете, там был кружок моделей «Юниарт» при факультете искусств. Туда ходили все высокие девочки вуза. Мы ездили на какие-то показы в Минск, Витебск, участвовали в конкурсе дизайнеров. Однажды мы поехали в столицу, и там мне предложили попробовать себя на кастинге для первого конкурса красоты «Мисс Беларусь». Я прошла в финал, подготовка к нему проходила на протяжении полугода. А так как университет меня не отпускал на этот срок, пришлось ездить в Минск и обратно в Гродно каждую неделю. Очень тяжело было налаживать отставание по учёбе. Одна преподавательница сказала мне такую фразу: «Прыгажуня i разумнiца ў адным твары не можа быць», я её запомнила на всю жизнь. А когда победа случилась, и меня показали по белорусского телевидению, она меня поддержала. Что интересно, сейчас мы прекрасно с ней общаемся.

— А еще благодаря конкурсам красоты Вы нашли свою любовь…

— Да, когда я в 2000 году вернулась домой с конкурса «Мисс мира», обо мне очень много писали. Как раз в то время будущий супруг приехал из Москвы к своим родителям в Гродно и увидел на столе газету с моей фотографией и интервью. Заинтересовался, а затем нашёл по толстому жёлтому телефонному справочнику мою девичью фамилию, всего таких было семь, стал по всем номерам звонить и нашел, уговорил встретиться. Потом так получилось, что меня университет отправил в Москву на Международную конференцию студентов и аспирантов, там мы снова встретились с будущим супругом и поняли: нам суждено быть вместе.

— Расскажите о самых интересных моментах с конкурсов…

— Каждый конкурс необычен. Поездка на «Мисс мира» была вообще фантастическая. Всех красавиц сначала собрали в Лондоне на неделю, а потом мы отправились на Мальдивские острова. Я ведь до этого не была на море, и я благодарю Бога, что оказалась в таком райском месте. На один из конкурсов Школа красоты дала национальный костюм и платье для финала, остальной гардероб нужно было собрать самой. У меня не было больших возможностей, так как семья самая обыкновенная: мама — учительница, папа — работал в типографии инженером. А тут прислали список нарядов на нескольких листах. Платья вечерние — 10 штук, коктейльные — 15, купальники — 7… И вот там я увидела, как к конкурсам нужно готовиться. Например, у Мисс Венесуэлы была команда из 10 человек, в которую входили и визажисты, и стилисты. У неё было пятнадцать чемоданов нарядов. А я только с двумя приехала.

— С какими сложностями приходиться сталкиваться в индустрии красоты?

— Проблемы были с английским языком, ведь в школе я учила французский. Конечно, на каждом конкурсе к группе участниц был представлен переводчик, но одно дело — напрямую отвечать членам жюри, а другое — через переводчика. И я выучила английский, в том числе благодаря многочисленным путешествиям. После конкурса «Мисс Европа» меня пригласила в Америку одна семья, которая болела за меня, я у неё жила три месяца, вот тогда пришлось выучить язык в совершенстве. К сожалению, работа в fashion-индустрии требует того, чтобы оставить семью: график работы ненормированный, все показы проходят вечером и ночью. У меня классическое воспитание: правильная жена, мама, отработала, пришла домой — дети должны быть накормлены, уроки сделаны. Мне нравилось учиться и в университете, но все сессии и зачёты выпадали на время, когда был очередной конкурс. Бывало так, что в самолёте лечу в Минск и пытаюсь читать лекции по математическому анализу на несколько страниц, доказательства теорем. Сложно было. Понятно, что ни о каком красном дипломе речь не шла.

— Какие сегодня каноны красоты? На что в первую очередь обращают внимание члены жюри?

— В каждой стране свои представления о женской красоте, но на международных конкурсах жюри придерживается стандартных критериев: длинные густые волосы, европейский тип лица, большие выразительные глаза, широкая белоснежная улыбка, длинные прямые ноги. Высокий рост является несомненным плюсом. Ум и свободное владение английским языком придадут девушке уверенности в победе. Главное, женщина должна быть ухоженной — умеренный макияж, чистые волосы с легкой укладкой, здоровая кожа и зубы, приятный запах, правильно подобранный гардероб.

— Многие, наверняка, удивляются, что Вы работаете в Москве учителем. За что любите свою профессию?

— Меня устраивает, ведь я воспитываю троих детей и нужно им уделить внимание. Я пробовала работать в офисах, но в условиях Москвы это просто невозможно, на семью не остаётся времени. Да, сейчас с учениками бывают сложности, но я умею находить к ним подход. Они говорят, что, я не занудный учитель, хотя и строгий, объясняю очень понятно. Бывает, с перемены захожу на урок, а у них на экранах телефонов я с короной на голове. И они: «Светлана Владимировна, а мы вас нашли!» (улыбается). Видно, что гордятся мной. Бывает, забалтывают меня: «Расскажите про конкурсы», чтобы урок не проводить (улыбается).

— Как вам кажется, вы кто для своих детей — подруга, мама, учитель? Какие у вас с ними отношения?

— Старший сын вырос до 190 сантиметров, и мы с ним смотримся теперь как пара (улыбается). Я ему больше как подруга, стараюсь какие-то советы давать, но не напрягать, не лезть в его жизнь. И даже с ним время от времени советуюсь, к примеру, по тому, какую выбрать одежду. А с младшими иногда надо родителя включать, но я стараюсь не быть строгой.

— А какое место Вы обязательно посещаете, когда приезжаете в родной город Гродно?

— Знаете, каждый раз, когда я здесь бываю, еду к 12 часам к Пожарной каланче и слушаю, как играет трубач. Хоть и звучит музыка секунд 20, но я получаю огромное удовольствие от неё. А старые улицы! Гродно ведь старше Москвы на 28 лет! Представляете, насколько он пропитан историей! Мне очень нравится читать материалы на историческую тематику, энциклопедии, узнавать, кто жил у нас, ходил по гродненским улицам.

— Может, у Вас остаётся время на какое-нибудь хобби?

— Я уже несколько лет собираю кукол в национальных костюмах, обязательно привожу их из тех стран, где побывала. У меня в коллекции их уже около ста. Получается, что на одних полках дома стоят короны и висят ленты, которые мне давали в качестве трофеев на конкурсах. А на других —целая коллекция кукол (улыбается).

Клас
0
Панылы сорам
0
Ха-ха
0
Ого
0
Сумна
0
Абуральна
0