2020: ковид и эмиграция

«Чысты кіт» успешно работал в Беларуси до 2020 года.

«В 2020 году у нас было около 150 тысяч рублей месячной выручки, на нас работали около 120 клинеров, 5-7 менеджеров. Коронавирус особо не помог, но и не обвалил работу, — рассказывает Иван. — Сложными месяцами были март-апрель 2020 года, так как пандемия только начиналась, все боялись, люди отказывались от контактов с другими, соответственно, отменяли заказы.

Некоторые клининг-компании рекламировали «антивирусную уборку», но мы таким путем не пошли — стыдно. Мы понимали, что ситуация ударит по бизнесу, но всегда честно общались с клиентами. Поэтому сами говорили им, что лучший вариант пока не общаться ни с кем, в том числе с клинерами, а если хотите нас поддержать, то закажите сертификат на уборку, используете его после.

Также мы внимательно отслеживали, как государство будет помогать бизнесу во время пандемии. Много знакомых жили в других странах, там государство помогало. А у нас тогда еще премьер Румас обещал, что вот-вот, и что-то будет, что правительство готовит какой-то проект помощи бизнесу, но ведь мы не получили ничего.

При этом вся аренда в Минске традиционно была привязана к доллару и евро. Когда валюта начала расти, мы пытались договориться о каких-то скидках с хозяевами помещений, просили привязать аренду к рублю. Ответ был однозначный: нет. Интересно, что сегодня в Минске те же люди уже идут на уступки, готовы даже привязать цены к рублю, я это знаю. Это показатель того, насколько серьезен кризис.

Также сложно было в августе 2020-го, когда отключали интернет, у нас не могли заказывать услуги. Но ведь уже сентябрь, октябрь оказались топовыми месяцами, мы сильно выросли, не было спада. Почему так — не знаю, не могу объяснить.

Что касается клиентов, то в Беларуси, безусловно, это были те же айтишники. Да, некоторые уезжали. Но, по нашим ощущениям, действительно массовая миграция из Беларуси началась только сейчас, с конца февраля 2022 года».

Несмотря на осенний рост, говорит Иван, в 2020 году он понимал, что ничего хорошего в ближайшее время ожидать не стоит. К тому же Шило высказывался в соцсетях, до выборов был в инициативной группе Бабарико, собирал подписи, даже попал на Окрестина после одного из маршей, провел за решеткой 6 суток. 40 суток сидел и отец Ивана, известный солигорский активист Владимир Шило.

Поэтому в октябре 2020-го Иван уехал из Беларуси.

«Раньше мы задумывались о бизнесе в других странах, но с сентября 2020-го было четкое понимание, что нужно делать это прямо сейчас. Ведь бизнес в Беларуси — это вовсе не актив, ты не можешь ничего планировать.

Были мысли открыть клининг-компанию в Польше. Мы что-то для этого делали весной 2020 года, что-то летом, но в сентябре уже точно решили переезжать в Польшу и работать там: я вышел с суток и почти сразу пошел делать визу. Также купили билеты на октябрь, занялись поиском жилья.

Позже я решил продать свою часть бизнеса. С декабря 2020-го я к белорусскому офису отношения больше не имею».

2021: Варшава и Краков

Ранее Иван уже пытался открыть клининг за границей — в Киеве. Но денег эта попытка так и не принесла:

«В 2019 году мы запустились, но во время кoвидa в Киеве был настоящий лoкдаун: все закрыто, не ходил транспорт. И Украина не богатая страна, поддержки бизнеса там не было тоже. Это очень повлияло, в Киеве в итоге мы так ничего и не заработали».

Новую попытку решили осуществить в Польше, так как Иван и его брат Илья ранее учились там, жили несколько лет, знают язык, понимают особенности страны.

«Сейчас белорусский паспорт, может, и проблема, но до войны в Польше были очень хорошие условия, даже не связанные с политикой. С белорусским паспортом можно было открыть свой бизнес онлайн в течение недели, единственное требование — иметь на счету сумму в злотых эквивалентную 1100 евро.

Плюс до войны была программа «Poland. Business Harbour», которая позволяла открыть в Польше аналог белорусского ИП. Это было уникально, так как давалo возможность вести бизнес без обязательного польского паспорта или документов ПМЖ», — говорит Иван.

Сначала запустились в Варшаве — все же столица, много населения, больше клиентов. Мудрить с названием не стали, просто перевели на английский. 

После добавился Краков, также большой город, второй по населению (почти 800 тысяч жителей). Там партнером стал друг Ивана.

«Первые месяцы, честно скажу, мне даже казалось, что все развалится. Но через несколько месяцев оказалось, что все работает, что все наши знания и опыт можно применять и в других странах.

В Варшаве я понял, что фактически делаю то же, что делал в Минске — а денег получается в два раза больше. Я был просто впечатлен, когда это понял,

— рассказывает Шило. — Белорусский бизнес часто упрекают, что он какой-то неказистый, но это нормальный бизнес, реально. По польским меркам белорусы очень стараются, причем в Беларуси еще и очень требовательные клиенты. Это хороший полигон, хорошая тренировка для бизнеса, так как зарабатывать в Беларуси сложнее, чем в других странах».

Чтобы запустить компанию в Варшаве, было потрачено около 15 тысяч евро, в Кракове — около 4 тысяч евро. Большинство из этих денег пошли на рекламу в интернете.

«Это очень небольшие деньги, потому что мы еще работали сами и бесплатно. Все, что мы могли делать сами, мы с братом делали, не получая денег в течение нескольких месяцев. Уборкой не занимались, но нанимали людей, сами отвечали на вопросы клиентов, решали конфликты с клиентами, сами настраивали рекламу. Брат занимался техническими моментами, а я сидел в офисе — абсолютно один в течение первых четырех месяцев.

То же и в Кракове — там первые месяцы наш партнер занимался всем возможным, не получая заработка.

Весной 2021-го мы начали что-то зарабатывать, вышли в ноль. Где-то в начале лета вернули те 15 тысяч евро, что вкладывали», — говорит Иван.

Сегодня его клиенты — обычные жители Варшавы и Кракова. Сервис не ориентируется на мигрантов, но среди польских клиентов хватает и белорусов:

«Иногда видишь людей, которые когда-то заказывали у нас уборку в Минске, потом заказывали в Киеве, а теперь они же заказывают в Варшаве. И много минских клиентов перебиралось в Киев, теперь они переезжают в Польшу».

Клинер может заработать 1000 евро в месяц

Клинеры работают по принципу, похожему на «Убер». На фиксированной зарплате их не держат, хочешь — бери заказы, сколько выполнишь, столько и заработаешь.

Поляков среди клинеров почти нет, в основном это украинцы, белорусы, молдаване и грузины.

Если человек будет работать ежедневно по 7-8 часов, он может заработать около тысячи евро, говорит Шило.

«Это 4,5-5 тысяч злотых. Для клининга это ок. Если ты приехал в Варшаву без диплома, без английского языка, не знаешь польский, то это не самая плохая работа. Я понимаю, что это не такие и большие деньги, не собираюсь утверждать, что клинеры купаются в золоте. Но это достойная компенсация за физический труд», — считает он.

В Минске заказ на уборку однокомнатной квартиры у «Чыстага кіта» стоит 49 рублей. В начале 2020 года это было около 24 долларов, в конце марта 2022-го — уже только 16.

В Варшаве цена выше: та же услуга будет стоить 130 злотых, это около 30 долларов.

«И наши цены ниже, чем у конкурентов, поэтому мы хорошо растем», — отмечает Иван.

По его словам, найти работников в Варшаве было проще чем в Минске, так как в Польше много трудовых мигрантов. В Беларуси же их фактически нет.

«Сейчас нам и искать не надо — в наш офис стоит очередь людей, которым нужна работа. Мы даже не можем удовлетворить все заявки, просто не имеем столько заказов», — говорит Иван.

Запустить бизнес в Берлине обойдется в 80 тысяч евро минимум

После Польши братья Шило решили покорить Германию. Сейчас они занимаются открытием компании в Берлине, даже переехали туда жить.

Старт в Германии более сложный.

«Открыть банковский счет в Германии непросто.

Здесь у банков хватает клиентов, никто не будет за тебя бороться, как в Варшаве. И если ты приходишь с белорусским паспортом, чтобы открыть в Германии дочернюю компанию польской фирмы, то реакция такая: «Что??? Может, есть хоть какой немецкий документ? Нет? Тогда сорри». Паспорта многих стран здесь можно верифицировать онлайн, но белорусский — нет. В банках смотрят на тебя косо.

И в итоге один из банков открыл счет, но взял с нас тысячу евро только из-за наших белорусских паспортов, объяснив, что нужно провести дополнительную проверку. И это еще было до войны! Сегодня, наверное, нам бы просто отказали,

— говорит Иван. — И сроки здесь совсем другие по сравнению с Польшей. Больше бюрократии, больше документов, больше бумаг, все немного сложнее — даже не потому, что мы белорусы, а потому, что здесь так это делается. Мы ждем около двух месяцев просто регистрацию. Анонсировалось 6-8 недель, но все что-то проверяют».

Кроме того, что-то вроде франшизы работает в Риге. Партнеры там местные, Иван и Илья дают сайт, настроенную систему для заказов, за это берут процент.

Бизнес приносит 20-25 тысяч евро в месяц

Пока не запустился бизнес в Германии, деньги братьям Шило приносит Польша.

При запуске в Варшаве было около 40 заказов в месяц. Сейчас около 90 заказов ежедневно только в Варшаве, около 40 — в Кракове. На компанию работают 165 клинеров в Варшаве, 65 в Кракове, плюс менеджеры — всего около 250 человек.

«В Варшаве мы самая крупная клининговая компания, которая убирает квартиры. Есть клининговые компании, которые убирают после строительства, там бывает и по паре тысяч работников. Но если говорить об уборке квартир, то самые крупные — это мы.

Сейчас на польский рынок пришла швейцарская компания, которая имеет большие деньги, открывающая филиалы по всей Европе. Это угроза для нас, вся Варшава в их рекламе, но пока даже они не больше нас.

Из тех, кто был до нас или открывался вместе с нами, мы выросли больше всего», — подчеркивает Шило.

По его словам, компания сегодня зарабатывает в Польше около 20-25 тысяч евро в месяц:

«И это мы работаем здесь чуть больше года. Для понимания — эти цифры в 2-2, 5 раза больше тех, которые мы зарабатывали в Беларуси, проработав там несколько лет. Но почти все, что мы сейчас зарабатываем, мы откладываем на бизнес в Берлине.

Нам нужно заработать тысяч 80 евро, чтобы там нормально запуститься. И 80 тысяч евро — это минимум, это снова придется экономить, много делать самим. Из этой суммы около 70% пойдет на рекламу на старте, со временем, конечно, на рекламу расходы будут меньше».

Сначала была боязнь, что в Германии будет сложно найти работников, признает Иван, но теперь стало понятно, что вакансии будут закрыты беженцами из Украины.

Что изменилось, когда началась война

Клининг братьев Шило — это польская компания, они официально зарегистрированы в Польше и платят там налоги.

«Но в Польше можно посмотреть, кто владеет компанией, какое у владельцев гражданства.

И нам иногда пишут комментарии: «Не заказывайте в этой компании, это белорусы, они платят налоги Лукашенко и поддерживают диктатуру». Мы объясняем, что это не так.

Плюс мы поддерживаем и людей, и инициативы, например, в Киеве остались некоторые клинеры, которые работали на нас. И сейчас мы стараемся их поддерживать деньгами. Иногда в рабочем чате видишь, как люди готовят коктейли Молотова, плетут военные сети, да и просто подбадривают друг друга… И мы понимаем, что наша компания им ничем не обязана, но в этой ситуации правильный шаг — помочь им хотя бы материально.

Тем киевским клинерам, которые уехали в Польшу, мы даем работу здесь, в Варшаве.

Также мы бесплатно убираем полякам квартиры, куда люди населяют беженцев, мы переводим деньги ЗСУ. Я не считаю, что мы просто себе белорусы и это не наша война. Мы в том числе несем ответственность за нее», — считает Иван.

Также в Польше изменилось отношение к русскоязычным и белорусам, отмечает Иван:

«Варшава сейчас заполнена украинцами, они просто повсюду. Поляки же, когда слышат русский язык, могут подойти и спросить, откуда ты. На улице такого не будет, но я приезжал недавно в Варшаву, зашел с друзьями в бар. И там подошли, поинтересовались, я объяснял свою позицию, что не поддерживаю войну. Как правило, все в таких случаях заканчивается хорошо, после все братаются со словами «Путин — х*йло!», но таких случаев в баре может быть с десяток за вечер.

Также знаю от своих знакомых: белорусам в Польше могут пробить колеса в машине, их могут не обслуживать в кафе. Да даже моего отца, который живет в Польше с документом беженца, не заселили ни в одну гостиницу в Люблине. Все отказали, увидев в документах, что он белорус.

Была история, когда к нам пришли устраиваться клинерами мать и дочь, обе белоруски. Они рассказали, что до того убирали офисы в Варшаве — и их уволили, так как они белоруски. А они обычные небогатые люди, очевидно, что не бенефициары лукашенковского режима.

Или у нас работает женщина с белорусским паспортом, которая до того жила в Киеве, ее муж там остался воевать. И сейчас у нее тоже проблемы, так как некоторые клиенты не хотят, чтобы у них убирались клинеры с белорусским паспортом. Даже когда им объясняешь, что не все так просто, клиенты упираются: нет, я не хочу, чтобы у меня убирала белоруска, потому что я поддерживаю Украину!

Может, после поляки поймут, что это не очень правильные вещи. Ведь да, Беларусь виновата, но каждый конкретный случай нужно рассматривать отдельно.

В Берлине такого нет, может, из-за того, что народ пережил свою коллективную травму, теперь они не хотят гнобить других. А может и из-за того, что от Германии эта война все же дальше, чем от Польши».

Недавно Иван написал в Фейсбуке: «До 2020 я жил в каком-то таком идеальном мире, где твоя жизнь (личная, карьера, даже общество вокруг) может только улучшаться, а все что ни делается — то и впрямь к лучшему. После были сомнения, теперь я в ах*** и оцепенении».

Несмотря на все успехи в бизнесе, в таком же состоянии он и по сей день.

«Я все не могу поверить до конца, что это действительно война. У меня в Украине много знакомых, мои родственники сейчас воюют там, защищают свою страну. И для меня все это просто шок».

«На войне было спокойнее, чем в сегодняшней Беларуси». Как беженка из Минска открыла бизнес в Киеве — и потеряла все

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера