Андрей Швед и Александр Лукашенко. Скриншот из видео

Руководитель Народного антикризисного управления Павел Латушко считает, что Беларусь сейчас ждут еще более сильные репрессии.

«У нас еще до этого совещания были данные из достаточно надежных источников, что в последнее время над Кубраковым собираются тучи. И Лукашенко не исключает возможности снять Кубракова с поста министра внутренних дел. В связи с этим даже называлась фамилия Карпенкова.

Что не так с Кубраковым? В Беларуси протестная активность продолжается, даже во время нахождения российских войск.

Кубраков на том же совещании 19 апреля

Проводятся диверсии, люди выходят на акции, работают по-прежнему киберпартизаны. Все это показывает, что силовики до конца не контролируют ситуацию, соответственно возникает страх, что протесты при благоприятных условиях могут стать более активными. А это для Лукашенко недопустимо: теперь он должен показывать Путину два главных момента: что вполне лоялен России и что полностью контролирует ситуацию в Беларуси. Если хоть один из факторов не срабатывает, Путин может задуматься о замене Лукашенко.

И после этого совещания надо отметить, что Лукашенко действительно очень критично относится к Кубракову, как и ко всей силовой системе в принципе. На этом совещании мы увидели, что Лукашенко дает сильный сигнал Шведу: Генпрокуратура сегодня может контролировать любую силовую структуру. И важно то, что эту функцию отдали не КГБ и Тертелю, а именно Шведу.

Также важный момент: на совещании присутствовали «молодые» представители силового блока, полковники и даже подполковники, что нетипично», — отмечает Латушко.

«Здесь надо не забывать о сильном российском лобби в белорусском силовом блоке. Генерал Вольфович — это личность влияния Кремля,

он очень активно общается с директором ФСБ Патрушевым, — отмечает Латушко другой важный для понимания нюанс. — Вольфовичу помогает заместитель Павел Муравейко, они вместе работали в Генштабе и теперь Вольфович привлек его за собой в Совет Безопасности. Лицом, также представляющим интересы «русского мира» является Карпенков, который когда-то работал в Службе безопасности Лукашенко, откуда был уволен с негативом, решение о его увольнении принималось на уровне самого Лукашенко. Карпенков в последнее время расширяет свое влияние в МВД, продвинул своего человека — Бедункевича — на пост главы ГУБОПиК.

Также по словам Лукашенко видно, что он имеет информацию о настроениях — а люди недовольны, причем как в обществе, так и в силовом блоке.

Я общался с бывшим высокопоставленным руководителем из белорусской системы, он говорил, что даже некоторые генералы КГБ критикуют сегодняшнюю политику Лукашенко. И если такая информация есть у нас, то, безусловно, она есть и у самого Лукашенко. Системного сопротивления ему может и нет, но настроения действительно не самые радостные.

Участие в войне подрывает потенциальную стабильность и может привести к изменениям во власти — это волнует силовиков. Ведь начинаются мысли: а что же тогда будет с ними?» — отмечает Латушко.

Еще важный момент: на совещании прозвучали слова Лукашенко о малой раскрываемости по экстремистским статьям. Система сама придумывает эти статьи, но вот не хватает наказаний. И то, что мы увидели на следующий день после совещания — массовые задержания независимых профсоюзников — это как раз ответ силовиков Лукашенко. Они таким образом показывают: мы работаем, мы активны, будем наказывать и наказывать. Поэтому нас ждет «ренессанс репрессий»,

своими словами на совещании Лукашенко фактически простимулировал новую волну обысков и задержаний».

Что касается Шведа как нового фаворита и возможного преемника, то Павел Латушко такую версию исключает.

Читайте также: «Ждем более серьезных шагов». Источники в дипкорпусе о письме Макея

«Лукашенко никого не поставит преемником, я не верю, что он когда-то сам уйдет с должности и посадит в свое кресло другого. Ведь потеря контроля автоматически приведет к тому, что Лукашенко придется бежать из страны. Поэтому я вижу только два варианта смены власти: это делает Россия (что не соответствует интересам белорусов) либо это делают сами белорусы», — рассуждает Латушко.

«Швед один из двух—трех силовиков, которые всеми своими действиями демонстрируют, что готовы репрессировать даже больше народу, чем от них требуют»

Политический аналитик Артем Шрайбман не имеет инсайдов по причинам и итогам совещания и ограничивается наблюдениями:

«Объяснения возможны самые разные: может быть Лукашенко получал сообщения о недостаточной лояльности некоторых силовиков, например, в Следственном комитете. Возможно, он недоволен тем, что закрывался больший процент дел, чем ему бы хотелось… Мы же можем видеть только те дела, которые заведены — а когда прокуратура присылала в СК, условно говоря, триста снимков, а дела завели только по сотне из них?

Может и МВД сейчас кажется недостаточно активным в деле репрессий?

Объяснений может быть много и мы не имеем четких критериев и индикаторов, чтобы определить, какое из этих объяснений более вероятное. Пока не произойдут изменения, напрямую связанные с итогами этого совещания, говорить что-то конкретное очень рано.

Поэтому сказать точно, кто там и чем недоволен, очень трудно. Но ясно, что есть такие силовики, кто взялся за репрессии с энтузиазмом еще полтора года назад, и те, кто недостаточно энтузиазм проявляет.

Из сегодняшней линейки силовиков Швед один из двух—трех, которые всеми своими действиями демонстрируют, что целиком и без сомнений готовы репрессировать даже больше народу, чем от них требуют. Два других, наверное, Карпенков и Тертель.

Определить фаворита мне трудно, все же Кочанова чаще встречается с Лукашенко и допущена ближе, тому же Шейману Лукашенко явно доверяет не меньше. Поэтому здесь мерить этот фаворитизм трудно. Но если Лукашенко на совещании говорил, что теперь «Генпрокуратура будет следить», то естественно, Шведу он сейчас доверяет больше, чем некоторым силовикам. Поэтому, наверное, Швед и был назначен вместо менее активного Конюка, и пока Лукашенко не разочаровался в этом назначении.

Но мы же понимаем, что это все — не вечно. Сегодня Швед в фаворе, завтра ветер изменится и его репрессивный активизм может больше не быть активом. Бывают моменты, когда такими вот «ястребами» нужно жертвовать ради других процессов.

Поэтому я бы не делал пока далеко идущих политических выводов насчет Шведа. Ведь политическая роль таких людей будет видна тогда, когда в страну вернется политика, пока же они все функционеры под Лукашенко. И пока Лукашенко не уходит со сцены, все может измениться в любой момент. Пока мы видим, что Швед на вершине этого репрессивного течения и, полагаю, это естественно, ведь Генпрокуратура последний год как раз занимается этими делами о генциде белорусов, раскопками, признанием всех террористами и так далее. Очень активна и инициативна, по крайней мере по сравнению со Следственным комитетом.

Что касается преемника Лукашенко, то я не вижу теперь возможности догадаться, на кого Лукашенко поставит. Это, само собой, не будет либерал, но я бы не спешил говорить, что у слишком инициативных силовиков будет больше шансов попасть в преемники. Ведь Лукашенко в первую очередь будет нужен лояльный, послушный и контролируемый преемник, а человек с нотками политических амбиций, активный, также же будет восприниматься надежным не на 100%».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера