Все фото: BBC

Корреспондент BBC посетила деревню и увидела все собственными глазами.

Российские войска вышли с севера Украины в начале апреля, но минометные и гранатометные обстрелы Сеньковки продолжаются. До вторжения там находилось чуть более 200 человек. Теперь их осталось всего несколько.

Дом Нины Малянок находится у дороги, по которой шли российские войска, когда началось вторжение в Украину — дороги на Чернигов и Киев.

Во дворе Нининого дома торчит хвост ракеты, выпущенной утром 24 февраля, в день начала войны.

«Я слышала, как она приземлилась на моем дворе. Повсюду был огонь и дым. У меня погас свет. Я вскочила с кровати и выбежала из дома», — сказала Нина.

Следующие несколько дней, прячась в подвале, она слышала, как над головой летают самолеты, ездит тяжелая техника, звучат взрывы.

8 марта к ней домой пришли российские тележурналисты в сопровождении российских солдат.

«Здесь все снимали, и снаряды, и все. Мне сказали, что Украина сама на себя нападает. Потом кому-то в Россию отправили номера с ракеты, и тут же получили ответ, что это их», — сказала женщина.

Много таких ракет разбросано по деревне. Эксперты, которые видели изображения ракет, сказали ВВС, что они могут нести кассетные бомбы, запрещенные в других странах мира из-за разрушений, которые они вызывают.

Даже после вывода российских войск Нина не чувствует себя в безопасности.

«Страшно так жить, но я привыкла к своему дому, куда пойду? Слышу обстрелы. Я могу показать российский блокпост со своего двора», — сказала она.

Ее дом, как и другие в деревне, видно из России. Их войска видят, во что они стреляют.

А Лидия Белоусова второй раз в жизни видит танки у своего порога.

Она родилась в 1930 году и хорошо помнит Вторую мировую войну и немецких солдат, пришедших в их деревню.

«Наши солдаты, как отступали, предупредили, что те придут. Поэтому мы скрылись. На рассвете они с лошадьми и техникой были на наших улицах, секли наши огороды из пулеметов. Но массовых обстрелов не было, как сейчас, ‒ вспоминает она. — Тогда я могла убежать. Теперь я старая. Больше не могу».

«В войне нет ничего хорошего, — говорит Лидия. — Что нам осталось после последней, Второй мировой войны?»

Обстрел ее пугает, но она не хочет покидать дом, где прожила большую часть жизни.

Перед вторжением России в Крым в 2014 году открыли трехсторонний пограничный пункт пропуска и провели фестиваль единения на месте, где сходятся границы стран и где до сих пор стоит памятник дружбе между ними под названием «Три сестры».

«Чуденый был фестиваль. Мы, россияне, белорусы праздновали вместе. Приезжали отовсюду, важные люди», — вспоминает она.

Покойный муж Лидии был белорусом.

«Три страны дружили годами, мы навещали друг друга, женились. Сейчас все закончилось».

Родственники и друзья по разные стороны границы теперь разобщены как ментально, так и физически. После 2014 года пересекать границу людям со всех сторон стало труднее. Сейчас это невозможно.

Михаил Дудко (крайний справа) — один из немногих, кто остался в деревне

Два брата, сестра, племянники Михаила Дудко живут в России. Много лет он с ними не виделся. Теперь он не может их понять.

«Мне сестра сказала, что мы начали войну. Но у нас не было этого намерения. Эта Россия вторглась к нам. Я хочу, чтобы моя семья думала самостоятельно, смотрела на ситуацию самостоятельно», — сказал он.

Нина Маленок рассказала, что перестала общаться со своим братом, который живет в Беларуси.

«Он говорит, на вас напала Америка, а вы вините Россию. Он находится всего в пяти километрах от границы, и он не верит, что происходит на самом деле, — сказала она. — Вот почему я хочу вычеркнуть его из своей жизни».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера