Белорусы привыкли смотреть Олимпиаду по отечественным телеканалам. Фото: insidethegames.biz

О чем на самом деле речь?

Международный олимпийский комитет каждые два года проводит игры — и заранее продает права на их демонстрацию в медийном пространстве. Происходит это через тендер: вещателям, заинтересованным в показах, присылаются условия сделки. Например, технические параметры, которым необходимо соответствовать, количество часов, обязательных к показу в прямом эфире, дополнительные логистические затраты и так далее. Плюс объявляется денежная стоимость пакета — то есть сумма, которую нужно заплатить непосредственно за права.

В феврале 2022 года МОК объявил тендер на зимние состязание 2026 года, которые состоятся в итальянском Кортина-Д'Ампеццо, а также летний турнир — 2028 в американском Лос-Анджелесе. Права можно было приобретать на распространение трансляций как в определенной стране, так и в нескольких государствах. К тому же, при желании, компоновались предложения по эфирам как в ТВ-пространстве, так и на интернет-платформах. Заявки принимались до 25 апреля, после чего МОК должен был рассмотреть все предложения и выбрать наиболее привлекательные из них.

И в чем проблема?

Через девять дней после начала тендера на сайте МОК в объявлении появилось дополнение.

Согласно тексту, продажа прав на распространение «картинки» на территории Беларуси и России приостанавливалась. Обосновывалось решение ссылкой на заявление исполкома МОК относительно нарушения руководством России олимпийского перемирия из-за военного вторжения на территорию Украины. Беларусь же с соседкой-агрессором шла в сцепке, так как поддержала нападение.

Но спорт, если верить той же олимпийской хартии, вне политики! Беда вот в чем. Основным и неизменным вещателем игр на территории нашей страны была и остается Белгостелерадиокомпания. Она напрямую связана с властью.

Политика стала неотъемлемой частью спорта даже во время Олимпиад. Карикатура: Чед Кроу

Политика же Александра Лукашенко, еще несколько месяцев назад возглавлявшего Национальный олимпийский комитет, вызвала возмущение большинства спортивных организаций и ассоциаций. МОК «культуру отрицания» поддержал, поэтому тендерное заявление от Беларуси «аннулировал» заранее.

И что, играм на наших экранах конец?

Не все так однозначно. Дело в том, что Олимпиада только выглядит престижно: рейтинг просмотров турнира очень низкий. Спасают игры отдельные виды спорта вроде легкой атлетики и финалы в командных играх — баскетболе и волейболе, к примеру. Все остальное даже фоном просматривается аудиторией так себе: на 30 процентов достойного контента, как говорят телевизионщики, приходится 70 процентов проходного. И это прекрасно понимают все: МОК, вещатели, спонсоры…

Олимпиада — это не столько коммерческий, сколько социально-политический проект. Коллаж: Майя Латроп / Кларион

При этом расходы на показ любой Олимпиады просто космические.

Например, китайская компания CCTV потратила 465 млн евро на показ четырех олимпиад, с 2014 по 2020 год. Американцы из NBC пожертвовали 5,49 млрд евро на приобретение олимпийских прав с 2022 по 2032 год. Тогда как МОК суммарно заработал 4,5 млрд долларов за продажу медиаправ на Игры-2018 и 2020.

Таким образом очевидно, что приобретение разрешения на показ Олимпиады — это не коммерческий, а более социальный проект. И исключительно за счет спонсоров или рекламных доходов цены на медиаправа не покрыть. Поэтому так или иначе государство в любой точке мира принимает участие и в сделке с МОК, и в распространении контента непосредственно во время соревнований. И терять рынок сбыта, даже по политическим причинам, никто из руководства олимпийского движения не захочет — слишком уж большие деньги стоят на кону.

То есть МОК может пойти на уступки?

Это как минимум. Формулировка о запрете слишком уж вариативна. Приостановка тендера на продажу прав под территории России и Беларуси не означает отказа, запрета или полного исключения региона из списка потребителей контента. Да, пока заинтересованные лица не смогут удовлетворить спрос. Однако что мешает это ограничение снять, скажем, через месяц-два?

Компании, которые раньше выступали вещателями в этих странах, МОК давно знакомы. Технические требования выполняли не раз, как зимой, так и летом. Государственные гарантии по оплате также вряд ли вызывают вопросы — останется только проработать детали рублево-валютных конвертаций в условиях санкций.

На что это вы намекаете?

Компания, приобретающая эксклюзивные права на показ того или иного соревнования, может одновременно и обсудить перепродажу контента (полностью либо части) третьей стороне. А та, в свою очередь, тоже способна продлить цепь — стоит только условия согласовать. Соответственно, любая страна легко выступит посредником между МОК и «запрещенными территориями», чтобы репутация международного комитета не пострадала.

Есть варианты и более сложные. Вроде создания или регистрации ОТТ-платформы и переноса контента туда — «Беларусь 5 Интернет» уже двигается в этом направлении. Примеры «Мегого», «Евроспорта» или «Сетанты» позволяют понять, как это работает. С развитием сети и широким выбором девайсов своих пользователей олимпийский контент не только не потеряет, но и прирастет. Тем более, здесь тоже можно работать «в складчину»: иностранных партнеров попросить права приобрести, а дальше войти в долю — как по вещанию, так и по разделению финансового бремени.

А если МОК любую перепродажу прав белорусам запретит?

Тогда мы все вспомним 2002 год — и историю показа футбольного первенства мира. Тогда белорусское ТВ не приобретало права, так как рассчитывало «по-братски» получить их в подарок от российских коллег. Однако владелец прав на регион, компания «Кирхмедиа», такую операцию запретила.

За неделю, остававшуюся до старта первенства, компромисса не нашлось — и отечественный глашатай пошел на преступление. «Картинку» напрямую воровали с «НТВ-плюс» и замазывали логотип. Как говорят, решение принималось на уровне главы БТ Егора Рыбакова, за что функционера даже после хвалили на самом высоком уровне.

Правда, на следующий день «НТВ+» начало угрожать белорусам судебными исками — лавочку пришлось прикрыть и приобретать права официально.

Отсутствие трансляций футбольного первенства мира вызвало народные протесты. Фото: pressball.by

Но теперь, когда политика «порой не до законов» проводится государством даже на официальном уровне, кого испугает международный суд? Тем более, что провластная реакция на запрет со стороны МОК приблизительно такой и была: «Те трансляции, за которые раньше приходилось платить сотни тысяч и миллионы евродолларов, теперь будут забирать бесплатно и транслировать на РБ. А что они сделают БТ? Исключат из Союза европейских вещателей? Так уже!»

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера