— Мы видим сейчас, что украинские силы кое-где переходят в контрнаступление…

— Украине нужно превратить эти контратаки в более масштабные контрнаступления. Мы видели несколько мест и случаев, когда украинским войскам это удалось сделать. Однако сначала я хочу объяснить, что из-за сходства слов, разница между некоторыми из контратак, которые характеризуют как контрнаступление, кажется небольшой.

Но военные аналитики особое внимание уделяют различию между контратакой и контрнаступлением.

Контратака — это мера меньшего масштаба, обычно на тактическом уровне, с целью вернуть небольшую территорию, чтобы улучшить свое тактическое положение.

Тогда как контрнаступление — оперативная мера высшего уровня, где целью является возвращение большей части территории, имеющей цели еще более высокого значения.

Некоторые из этих случаев возвращения украинскими войсками территории были охарактеризованы как контрнаступление украинских войск, в то время как они на самом деле были контратаками. Что действительно сейчас важно, так это то, чтобы украинцы имели возможность превратить некоторые из этих меньших атак в действительно большое контрнаступление.

Если посмотреть на ход нынешних контратак, то это просто захват одного, двух или трех сел одновременно. Однако украинские силы еще не достигли того момента, когда украинцы могут по-настоящему сильно отодвинуть укорененные российские позиции.

— Украина постепенно оттесняет российские войска от Харькова…

— Что касается вытеснения россиян из Харькова и приближения к востоку, то это будет очень важно. Наша команда очень внимательно следит за российскими путями снабжения, идущими от Белгорода (российский город вблизи украинской границы) до Изюма, который затем соединяется с Донецком и Луганском.

Это будет очень важно, и мы верим, что сражения, в которые сейчас вступают украинцы, создают условия для борьбы в Изюме и станут решающими на нынешнем этапе войны в Украине.

Будет интересно посмотреть, насколько эффективными могут быть украинские контратаки против таких позиций России, где они уже укрепились и окопались. Я скажу, что некоторые географические особенности облегчают украинцам контратаки, а другие — нет. Например, защищаться легче, чем наступать. Поэтому видеть, как украинцы осуществляют успешную оборону — это не то же самое, что сказать, что весь этот успех обязательно перерастет в удачное наступление по освобождению или возвращению украинской территории.

Так выглядит Харьков после российских обстрелов

— В целом украинские войска действуют профессионально, не так ли?

— Одна из интересных динамик, которую мы видим в ходе этой войны, заключается в том, что

украинцы, кажется, довольно эффективно дают отпор российским силам в местах, где они чрезмерно расширили свои линии снабжения и где их тыловые районы не защищены.

Украинцы могут проводить рейды как на бензовозы, так и на логистические конвои, и тому подобное. Однако украинцы менее эффективны в борьбе с укрепленными российскими позициями, где россияне имеют хорошие линии связи и обеспечения.

Мы также заметили эту дихотомию в эффективности работы украинцев в сельской местности, где не очень много населенных пунктов, и работой в городских условиях. Украинцы, возможно, смогут отбить российские силы, действующие в деревнях и на окраинах, непосредственно за пределами крупных городов. Это дает возможность проводить разведку, Это дает им возможность определить, где находятся российские подразделения, а затем применить против них артиллерию и ракеты.

Тем не менее, в случае попадания в густонаселенные районы темпы боев и темпы продвижения для любой стороны значительно уменьшаются. Украинцы еще не продемонстрировали способности зайти в контролируемую врагом городскую среду и найти способ вытеснить эти силы.

— Какова ситуация с российскими войсками, в каком они состоянии?

— Поскольку темпы продвижения россиян замедлились из-за уменьшения численности российских войск, им приходится перегруппироваться. По нашей оценке, у россиян осталось очень мало эффективной боевой силы, которую они могут применить.

Мобилизация российского общества и потенциальный призыв, скорее всего, не создадут никакой значительной боевой силы, и их практика призыва на военную службу также не даст этого.

Однако то же касается и украинцев, их силы также сокращаются. Уже более 70 дней они упорно воюют, и нанесение ущерба российским частям делает менее эффективными и сами украинские силы. Темп и достижения каждой из сторон замедляются. Особенно это заметно на востоке Украины и на Донбассе.

Одна важная вещь, которую мы наблюдаем, — это риск того, что Путин успешно добьется прекращения огня на выгодных России условиях, что закрепит его незаконные достижения на востоке Украины и в южной части.

Российские танки возле Мариуполя. Апрель 2022

— Реально ли достичь соглашения о прекращении боевых действий?

— Обеспокоенность вызывает то, что если Кремль будет настаивать на прекращении огня, то западные государства или определенные лидеры или организации могут проявить склонность автоматически зацепиться за это, поскольку это предложение будет расцениваться как способ положить конец насилию. Обеспокоенность — в том, что как только Кремль начнет такую игру, может возникнуть международное давление на президента Украины Владимира Зеленского, чтобы он согласился на эти условия.

— Исчерпываются ли в России резервы?

— Что касается того, смогут ли россияне перегруппироваться и восстановить более эффективную боевую мощь, то в краткосрочной перспективе — то есть в течение следующих шести—двенадцати месяцев — точно нет.

Цикл призывной службы в России в обычных условиях является таким, что среднестатистический солдат проходит примерно четыре—шесть месяцев базовой подготовки, плюс пару дополнительных месяцев специализированной подготовки, а затем примерно через восемь—десять месяцев заступает на действительную службу. А на обучение качественного солдата нужно более восьми—десяти месяцев.

Украинцы в значительной степени разгромили российский офицерский корпус, от батальона до уровня армии и всех промежуточных эшелонов, поэтому для восстановления потенциала человеческого капитала России потребуется целое поколение. Усилий россиян собрать силы из Абхазии, Сирии, Ливии и других мест сейчас просто недостаточно, чтобы объединить эффективные силы.

Таким образом, если Путин хочет иметь возможность возобновить эту войну на своих условиях, он, возможно, отдаст предпочтение долговременному закреплению достижений, которые он имеет сейчас, восстановлению своих сил любым способом, и попытается нанести экономический ущерб Украине, блокируя ее выход к Черному морю, так, как это есть сейчас. А тогда надеяться, что после сможет завершить начатое.

Читайте также:

Эксперт объяснил, почему Россия сейчас не стреляет по Украине из Беларуси

«Говорить, что мы все умрем, — точно неправильно». Эксперт о возможных последствиях ядерной войны

«Украина выигрывает эту войну» — американец Малкольм Нэнс, который воюет против России

Британский эксперт: Российской армии хватит только на несколько недель, а Запад понимает, что Путин блефует с ядерным оружием

Эксперты: Затяжная война на истощение может слишком дорого стоить российской армии

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера