— Мы видим поток «покаяльных» видео политзаключенных, которые распространяются на телеграмм-каналах ГУБОПиК и других пропагандистских каналах. Нередко видео появляется через очень короткое время после задержания. Как это делается, как этого добиваются?

— Когда я служил, такого не было. Это придумали в 3-м управлении ГУБОПиК под руководством Михаила Бедункевича. Насколько я знаю из источников оттуда, создается такой образ ГУБОПиКа, что это такая чудовищная машина, что если ты туда попал, то она тебя перемелет и жизнь твоя закончена.

Они иногда задерживают людей, не имея никаких сведений об их «преступной» деятельности. Они проводят массовые проработки людей, которых подозревают в участии в протестах. Просто задерживают всех.

При этом используется силовое задержание. Приглашаются сотрудники СОБР (специальный отряд быстрого реагирования. — РС), которые задерживают человека с использованием силы, возможно, избивая его, запугивая, выламывая дверь в квартиру при задержании.

Человек оказывается в сильном стрессе. Его хватают, в машине его тоже обрабатывают. Его привозят в ГУБОПиК, там собираются несколько сотрудников для совершения психологического давления.

Они могут даже не применять насилия. Но вокруг задержанного кричат, стучат по столу, угрожают посадить его в тюрьму на всю жизнь или расстрелять. Лишь бы он что-нибудь рассказал. Они о нем могут даже ничего не знать. Кроме того, что в августе 2020 года его привлекали к ответственности.

Александр Азаров

Через час такой обработки человек уже готов сказать все, что им нужно. Они говорят: «Мы записываем видео с тобой, а потом мы тебя отпускаем. А если нет, то мы тебя посадим сначала на «сутки», а потом — уголовное дело».

«Или ты просто записываешь видео и поедешь домой, поверь нам на слово», — говорят они. Ему на листе пишут, что он должен сказать. Он это читает под камеру.

В большинстве случаев его после этого не отпускают. Верить им не следует. Человека все равно сажают, так как им нужны показатели служебной деятельности.

— А почему нужны не только признания, но и покаяния? Признание имеет определенный юридический смысл. А покаяние зачем, кому нужно?

— Это know-how 3-го управления ГУБОПиКа. Они это придумали для того, чтобы унизить протест. Вот человек стоял на баррикадах, махал флагом, а тут он сидит заплаканный и говорит, что ошибался, и извиняется. Это унижение человека, им это нужно для самоутверждения.

Они демонстрируют, что они здесь такие мачо. А эти на улице были герои, а тут плачут. Они и друг другу эти видео показывают, мол, вот какие эти борцы. Вот Лукашенко — сильный мужик, и мы здесь все матерые. И они создают имидж оппозиции, что это тряпки. Если ты служишь Лукашенко — ты мужик. А пойдешь туда — ты видишь, кем ты станешь.

— А кто конкретно это придумал — Карпенков, Бедункевич? Возможно, кто-то из администрации Лукашенко?

— Нет, сами. В 3-м управлении собрались люди, которые ненавидят все белорусское и свято служат Лукашенко. И России. Для них Путин — это герой. Они бы его портреты в каждом кабинете повесили, если бы можно было.

Придумана бригада Костюшко и заместитель начальника ГУБОПиК МВД Михаил Бедункевич

Когда я смотрел первые «покаяльные « видео, я узнал кабинет, где они записывались. Это кабинет начальника отдела 3-го управления Игоря Луневича. Можно сделать вывод, что это его придумка.

Он верный пес Бедункевича, он на всех совещаниях на все вопросы Бедункевича отвечал: «Позвольте выполнять». Бедункевич довольный смеялся, говорил: «Молодец».

Люди попытались записаться в «бригаду Костюшко». И вот что получилось

Клас
11
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
1
Абуральна
44

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера