Технический дефолт не состоялся, благодаря США и миллиардам экспортной выручки за газ и нефть

По мнению экономического директора BEROC Екатерины Борнуковой, технический дефолт в РФ не состоялся в первую очередь по причине того, что США решили до него не доводить.

«Они разрешили провести последнюю выплату в долларах с заблокированных счетов, не остановив действие лицензии, позволяющей использовать заблокированные резервы для выплат по госдолгу. В этом и заключается основная причина», — считает Борнукова.

В тоже время экономист обращает внимание на другой важный фактор, помогающий России избегать дефолта.

«Там до сих пор остаются неподсанкционными основные экспортные позиции в виде нефти и газа.

РФ продолжает получать миллиарды экспортной выручки, поэтому о каком-то дефолте, который не был бы техническим (как в случае с блокировкой счетов), говорить пока точно не приходится.

Тем не менее это вовсе не означает, что с экономикой РФ все будет хорошо. Большое влияние на нее оказывают санкции и уход иностранных компаний.

Эффект санкций наиболее ярко заметен в автомобильной промышленности, которая по итогам апреля упала почти на 80%.

В современном мире любая серьезная промышленность завязана на импортных комплектующих, которые не всегда возможно чем-то заменить. Кроме того, вместе с иностранными компаниями уходят и технологии, и тогда возникает следующая проблема, когда мы не можем ничего сами произвести, даже если бы у нас были для этого все необходимые детали», — отмечает эксперт.

«Быстро и хорошо замещать импортные товары и технологии получается только по телевизору»

Точно оценить эффект от многих санкций очень сложно.

«Надо понимать, что у высокотехнологичного производства может быть ситуация, когда товар, который перестали поставлять из-за санкций, может составлять всего несколько процентов от стоимости продукта. Но это не значит, что отрасль потеряет только эти пару процентов. Ведь может случиться так, что из-за этого элемента остановится практически все производство, как мы видим по автомобилестроению, — говорит Екатерина.

— Комплектующие к автомобилям — это не соломка для сока или упаковка для молока. Поскольку сок, как мы видим, могут продавать без трубочки, а молоко разливать в тару от йогурта или в тару без каких-либо опознавательных знаков. Через какое-то время можно наладить производство таких вещей либо найти им замену. С высокотехнологичным производством так не получится. Поэтому все эти последствия страшны для экономики, ведь быстро и хорошо замещать импортные товары и технологии получается только по телевизору».

Самый трудный период еще впереди

Говоря об эффекте санкций, Екатерина Борнукова обращает внимание на то, что большинство из них не начинают оказывать влияние мгновенно. По этой причине получается, что какое-то время экономика может работать по инерции, а производство держится на имеющихся складских запасах.

«Это подтверждают и слова официальных лиц. Та же Эльвира Набиуллина (глава Центробанка РФ) говорила, что пока все более или менее хорошо, но ближе к сентябрю Россию накроет по полной программе и начнется то, что она назвала «структурной трансформацией». Подобные заявления подтверждают тот факт, что самый трудный период еще впереди. Россия держится на каких-то запасах, поэтому провал по ВВП начался только в апреле, а не в марте, но дальше будет только хуже», — прогнозирует экономист.

В то же время в Беларуси все эти процессы развиваются более стремительно, чем в РФ, поскольку основные позиции белорусского экспорта, в отличие от российского, попали под санкции, которые медленно, но уже начинают действовать. Как результат,

Беларусь получила минус 6 % ВВП в апреле.

«Люди привыкли ассоциировать курс валюты со стабильностью»

Не стоит вводить себя в заблуждение тем, что если курс национальной валюты стабилизировался, то в экономике страны все хорошо. Стабильность курса Борнукова объясняет в первую очередь тем, что в России сильно упал импорт, а экспорт — нет.

«Курс формируется потоками валюты в страну и из страны. Основные потоки — это торговые. Экспорт РФ почти не упал, а импорт сократился на 80—90%. И для экономики это просто катастрофа. Часть импорта — это не просто потребительские товары, но и промежуточные товары, которые потом используют в производстве. И если их перестают ввозить, то производства рано или поздно прекратятся. Но в такой ситуации рубль будет укрепляться, так как нет импорта, на который тратится валюта.

Благодаря этому, создается ложное впечатление благополучия, поскольку люди привыкли ассоциировать курс валюты со стабильностью экономики».

Говоря о курсе белорусского рубля, Екатерина отмечает, что он пошел прицепом с российским, так как в Беларуси ситуация с импортом и экспортом серьезно отличаться от российской.

«У нас нет такого серьезного падения импорта, но есть падение экспорта, которое еще ухудшится после того, как начнет действовать шестой пакет санкций. В результате экспорт сократится еще серьезнее, после чего белорусский рубль будет вынужден отвязаться от российского, по крайней мере, если у нас тоже не пойдет сокращение импорта. Но пока мы видим, что у нас в основном падает импорт из России — связано это с тем, что нам просто не нужно столько нефти для переработки, так как нет рынков сбыта.

Глядя на текущее расписание дел, можно говорить о том, что все негативные последствия Беларусь начнет ощущать на себе где-то с середины лета, а Россия — с осени. В случае, если в отношении РФ будут приняты решения об эмбарго на нефть, то это все равно процесс постепенный, и пик последствий будет достигнут где-то в конце года».

Потеря Украины — очень болезненная для нашей экономики

Акцентируя внимание на различиях ситуации в Беларуси и России, эксперт отмечает, что на экономику нашей страны влияют сразу три фактора. Помимо санкций, это потеря украинского рынка, который составлял 14% белорусского экспорта в 2021 году, а также сужение российского рынка, который сам сильно страдает от санкций.

«Можно говорить о том, что по итогу белорусская экономика может потерять даже больше, чем российская, поскольку наша страна была тесно связана с Украиной, которая была нашим экономическим партнером номер два. В итоге мы получаем, что наш второй по объему партнер полностью потерян, а первый обеднел. Это те негативные факторы, с которыми не столкнется Россия, поскольку Украина не была для нее таким значительным рынком».

Единственной надеждой для нашей экономики Екатерина называет глобальные изменения по вопросам санкций. Но пока такой сценарий представляется маловероятным — из-за позиции Украины и Запада.

«Наша Нiва» — источник качественной информации и бастион беларущины

ПОДДЕРЖАТЬ «НН»

Читайте также:

Тайвань запретил поставки высокотехнологичной продукции в Россию и Беларусь

Загруженность «Нафтана» составляет 64%, есть проблемы с логистикой Украинский дилер МАЗ меняет белорусские шасси на западные

Украинский дилер МАЗ меняет белорусские шасси на западные

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера