Диверсии на инфраструктуре Белорусской железной дороги начались вскоре после вторжения России в Украину 24 февраля. Территория Беларуси и Белорусская железная дорога активно использовалась российскими войсками для перевозок техники, боеприпасов и живой силы. Сразу в нескольких местах страны неизвестные повредили релейные шкафы — оборудование, которое автоматизирует движение поездов. В результате произошли сбои в движении эшелонов.

Диверсии вызвали резкую реакцию со стороны властей. Какое-то время перегоны патрулировали наряды ОМОНа и внутренних войск. Начались массовые задержания железнодорожников, однако диверсии это не остановило.

Первых «рельсовых партизан» задержали через несколько недель после начала диверсий. На данный момент правозащитникам известно о более чем десяти таких обвиняемых. В одну из раскрытых групп входили три жителя Светлогорска, которые никак не были связаны с железной дорогой — Денис Дикун, Дмитрий Равич и Олег Молчанов. Брат Дениса Дикуна Дмитрий в разговоре со Свободой рассказал, что расследование дела всех троих уже практически завершили и вскоре материалы могут передать в суд.

«Боюсь, что процесс будет показательным»

«На этой неделе дело следователи собираются передавать в прокуратуру, — говорит Дмитрий. — Получается, что следствие уже закончено. Боюсь, что процесс будет показательным».

Дмитрий рассказывает, что препятствий в переписке его брату силовики не чинили. До Дениса доходят письма, ему даже разрешили свидание с сестрой и невестой. Содержат Дениса Дикуна в гомельском СИЗО. Теперь его состояние здоровья удовлетворительное. Сразу после задержания было иначе, рассказывает брат «рельсового партизана».

«На так называемом «покаяльном» видео видно, что у брата разбито лицо, — говорит Дмитрий. — Опухший глаз, опухлость на подбородке. За день до задержания мы вечером разговаривали (по видеосвязи). Я видел, как он выглядел. У него на лице не было даже царапин. Он нормально чувствовал себя. Еще знаю, что, когда его вели по РУВД, то брат хромал. Его видели другие люди. Денис держался за бок, имел разбитое лицо».

Троих «рельсовых партизан«, по информации правозащитников «Весны«, обвиняют по статье 289 УК (»Акт терроризма»). Известно также, что в материалах дела есть один эпизод поджога релейного шкафа у железной дороги.

«Никогда активно в протестах не участвовал»

По словам Дмитрия, Денис в 2020 году не участвовал в протестах. Из всей их семьи только сам Дмитрий был на акциях, активно высказывал свою позицию после выборов 9 августа 2020 года.

Денис родился в 1992 году, занимался спортом. Ездил на заработки в Россию. Он имеет специальность токаря, работает на станках. Много помогал сестре с бизнесом, она имеет магазин в Светлогорске. Когда-то имел свою точку на рынке, открывал ИП.

«Брат постоянно занимался спортом, ходил в зал, — продолжает Дмитрий. — Когда-то футболом очень плотно занимался, он сильно любит футбол. Активно в протестах он не участвовал никогда. Но в Беларуси каждый разумный человек видит, что происходит. Кто-то активно участвует (в протестах), кто-то как-то по-другому. Брат все прекрасно знал, что в стране происходит».

По словам Дмитрия, с братом события «рельсовой войны» они не обсуждали. Теперь он считает, что причиной, которая могла повлиять на решение Дениса Дикуна активно действовать, стала война России против Украины.

«Они не сидели на месте, как «диванные войска»

«В Светлогорске задержали трех человек, — продолжает Дмитрий. — И, как я понимаю, люди знали, что вся российская техника едет на север Украины через Беларусь. Что для этого используется железная дорога. Они хотели хотя бы как-то помочь Украине, остановить эту технику, чтобы она дальше не проходила. В деле «рельсовых партизан» проходят 11 человек. Теперь будут судить первых трех. Для меня эти люди — герои. Они не сидели на месте, как «диванные войска». Попробовали хотя бы что-то сделать».

Дмитрий говорит, что задержания брата и других обвиняемых были внезапными. Они произошли утром 4 марта. Дениса Дикуна задерживали вместе Дмитрием Равичем — это муж родной сестры Дикунов Натальи. О задержании Олега Молчанова, отца невесты Дениса Дикуна, известно меньше. Дмитрий говорит, что на видео задержания Молчанова нет, что в РУВД его привезли позже.

«Во время задержания брата произошла небольшая неразбериха, — рассказывает Дмитрий. — Силовики какое-то время думали, что задержали меня, а не Дениса. Мы очень похожи с ним. Когда к нам домой приезжали силовики в 2020 и 2021 годах, они путали нас. После задержания они еще несколько часов думали, что задержали меня, а не Дениса».

«Следователей гоняли, чтобы они быстрее закончили дело»

Дмитрий говорит, что все трое обвиняемых в диверсиях на железной дороге были знакомы между собой давно. Денис Дикун до ареста много лет жил вместе с девушкой. У Дмитрия Равича две маленькие дочери, одна ходит в школу, вторая только в детский садик. Олег Молчанов имеет двух сыновей и дочь.

«Сейчас я пытаюсь помогать семье сам, — говорит Дмитрий. — Получают ли брат и другие задержанные какую-то помощь от незнакомых людей, я не знаю. Не знаю также, пишет ли им кто-то. Почему так быстро закончилось следствие? Для меня это загадка. Я слышал, что следователей подгоняли постоянно, чтобы они быстрее заканчивали дело. Это для меня странно и страшно».

Место и дата начала судебного процесса по делу «рельсовых партизан» пока неизвестны. Всех их содержат в СИЗО-3 Гомеля, где судили Сергея Тихановского, Николая Статкевича, Игоря Лосика и других обвиняемых по тому делу.

label.reaction.like
label.reaction.facepalm
label.reaction.smile
label.reaction.omg
label.reaction.sad
label.reaction.anger

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера