«Лежали лицом в землю до пяти вечера»

Утром 27 февраля семеро электромонтеров из Городни, небольшого города в Черниговской области, поехали в деревню Ильмовка чинить электросети (после обстрела там пропало электричество). Деревня находится под самой границей с Беларусью: до нее, как показывают карты Google, всего два километра.

В тот момент возле Ильмовки уже стояла российская техника и блокпост. Там, на блокпосту, вопросы и начались, вспоминает 29-летний Михаил Дудко, девушка которого рассказывала о случившемся журналистам «Зеркала».

«Нас остановили, положили вдоль дороги лицом в землю. Выясняли: кто такие, куда едем, с какой целью, — рассказывает парень. — Проверяли документы, изъяли их и телефоны. Сим-карты сразу вытащили и сломали. Мы всё рассказали, они посмотрели машины. Культурно, вежливо.

Где-то через полчаса подъехала еще одна машина, ее так же остановили, всех положили рядом с нами. Военные ходят между нами и говорят: «Сейчас найдут старосту, она вас опознает, и вы уедете». Уже даже машины наши развернули на Городню, но надо было подождать еще. Как я понял, пропускали какую-то колонну техники. Мы хотя бы уже немного успокоились. Сколько в итоге на земле пролежали, уже не вспомню, но точно долго. Может, часов до пяти вечера, потому что, когда вставали, на ногах никто не стоял — все настолько затекло».

Михаил Дудко. Фото из личного архива

Когда мужчин подняли и перевели к какому-то забору, уже разрешали курить и отпускали в туалет «без резких движений и без глупостей». С солдатами, вспоминает Михаил, даже разговорились.

«Обсуждали, что почем, какая работа. Одни спрашивали, смеясь, оплачивают ли нам переработки, если мы до ночи работаем, — говорит он. — Переводили деньги в доллары, чтобы было проще понять, сколько это по курсу. Хотя бы ситуацию разрядили. Нам они не говорили, зачем приехали в Украину, но из толпы было слышно, что якобы у них учения. Вообще, у них не было опознавательных знаков, но мы по лексике, по говору поняли, что они россияне (знаете, как родственники из России разговаривают, когда приезжают)».

Тогда мэр Городни Андрей Богдан рассказывал «Зеркалу», что с блокпостом был договор: приедут 7 электриков, а заехало 11. «Электромонтеры нарушили договоренности: поехали не сами, забрали еще наших городнянских», — пояснял тогда чиновник.

По его словам, на телефонах тех парней нашли что-то связанное с фотографиями военной техники, из-за чего всех приняли за диверсантов и задержали. Вот что об этом рассказывает Михаил.

«Нас оказалось не семь, а восемь человек, потому что с нами поехал старший мастер: побоялся отпустить одних в такое время. А остальные приехали на второй машине сами. Но и нам говорили, что на блокпосту все договорено, что про нас знают. А оказалось, что никто не был в курсе. Что касается карт, то после 25-го февраля в Viber были сообщения, где ведутся боевые действия, а где спокойно, куда можно эвакуироваться.

И военные начали спрашивать, почему у нас у всех одинаковая картинка с картой: «Откуда у вас наши карты наступления? Кто вы такие?» Мы говорили: «Посмотрите, это же массовая рассылка, а не какие-то фото военной техники». У нас получилось им все объяснить».

Уже в сумерках украинцам снова пообещали, что скоро отпустят. Принесли документы и телефоны. Построили всех и отвели в центр деревни. Там, предполагает парень, у них было что-то вроде временного штаба.

«Нас куда-то отвели. Мол, посидите, мы уйдем и вы уедете. Даже принесли сухпайки, сигареты. К ночи уже было очень холодно, мы стали «кучковаться», чтобы хоть как-то согреться. Тогда нас перевели в остановку. Там с трех сторон стены, хотя бы не дуло, там уже было роскошно! Принесли даже что-то вроде листового утеплителя, чтобы нам не сидеть на земле. Потом снова пришли: «Сейчас будем уходить, принесем вам все изъятое и сможете уехать». Мы вообще обрадовались!»

Военные стали разъезжаться. Электрики уже спланировали: ночью ехать опасно, поэтому переночуют у местных в деревне. Но появились другие люди в форме, мужчин снова построили и сначала куда-то долго вели, а после погрузили в машины и увезли. Куда и зачем, никто не объяснял.

«А зачем вас сюда притащили?»

Уже ближе к рассвету электрики оказались в деревне Глыбоцкое. Она в Гомельском районе недалеко от границы с Украиной. Машина остановилась где-то за населенным пунктом. По словам Михаила, вокруг были российские военные.

«Мы вышли покурить — подходят военные и спрашивают, кто мы такие. Отвечаем: электрики, — объясняет украинец. — Они: «А зачем вас сюда притащили?» Мы плечами пожали, на этом и все. Тут уже все время сидели в машине, нам включали «печку», нас кормили, поили. Раз пять, если не больше, заходили то одни, то другие солдаты и снова спрашивали, кто мы, зачем нас сюда привезли. Мы же не военные, грубо говоря, вообще никто. В общем, никто этого не мог понять».

Парень рассказывает, что, в основном, военные не обращались с ними грубо. Лишь несколько угрожали им оружием.

«Мол, «как это вы ничего не знаете, просто так бы вас сюда не брали, пошли поговорим, ты мне все сейчас расскажешь». Определенный адреналинчик был, но у нас работа такая, что нужно ко всему относиться хладнокровно, поэтому мы как-то привыкли спокойнее на все реагировать, — продолжает Михаил.

Конфликта удалось избежать благодаря тем солдатам, которые и привезли мужчин из Ильмовки. После того случая из машин они старались не уходить. Уже вечером снова заговорили об освобождении.

«Пришел то ли старший их, то ли кто, и говорит: «Мужики, я не пугаю, но есть два варианта: или я договорюсь и получится вас вывезти, или вы едете с нами. Но, если мы вас оставим, вам тут конец. Лучше тогда езжайте с нами». Судя по тому, что там были, скажем, диковатые военные, все что угодно могло с нами случиться. А куда это — «с нами», тот старший не объяснял. Хотя они что-то говорили про Курскую область.

Но получилось договориться, и в итоге нас отвезли до границы, а дальше мы шли до деревни пешком. Военные даже предложили взять воду, сухпайки, но предупредили: «Если ваши с этим где-то примут, вам будет нехорошо». Но нам и не надо было ничего, лишь бы направление показали: уже было темно».

«Нас отпустили, сказали: «Первые 100 метров идете спокойно, не отходите от дороги — не провоцируйте; а потом — хоть бегите. Фамилии мы ваши переписали.

И где-то через полчаса, в полдесятого вечера, мы уже были в деревне, осматривали свои машины».

В Ильмовке электрики оказались поздно 28 февраля. В Городню на ночь решили не ехать: опасно. Остались у местных. Утром 1 марта разузнали, что дорога до их города чистая, и выехали домой.

Добираться туда долго: до города около 30 километров. Но поначалу компания останавливалась у каждого населенного пункта и спрашивали местных, нет ли там военных, можно ли проезжать. Уже в городе первым делом заехали на работу.

«Сразу коллеги кто кофе, кто что предлагали. Городок же у нас маленький, все друг друга знают, поэтому все переживали за нас. Никто не упрекал, что нас забрали российские военные, что мы с ними разговаривали. Вернулись, и слава Богу. Развезли нас по домам, вот и вся история», — сухо пересказывает парень.

«Мама дома, конечно, сразу в слезы. Плакала, поцеловала».

14 апреля оперативное командование ВСУ «Север» сообщило о ракетном ударе по Черниговской области, пострадал частный дом в Городне. Фото: оперативное командование «Север»

«Были в плену мысли, что можем не вернуться»

Эмоциональнее встречу описывает девушка Михаила Настя, которая тогда и забила тревогу.

«Утром приехала знакомая, сказала: «Хлопцы в Ильмовке, будут ехать». Но когда, во сколько — никто ничего не знал, — рассказывает девушка. — Ждали всех дома. И знаете, я себе сама очень внушала, что все будет хорошо. Поэтому, когда он зашел, вроде, и плакать хочется. А с другой стороны, плакать от чего? Что все в порядке? Просто стояла, улыбалась, обнимала его. Мама Миши, конечно, тяжелее все восприняла. Плакала, говорила: «Знала бы, что так будет, никогда бы тебя не отпустила туда!»

Какое-то время часть Черниговской области находилась под оккупацией, жители Городни даже пытались противостоять военным. А в конце марта Россия начала отводить войска из Черниговской и Киевской областей. Вот уже два с половиной месяца нет чужой техники и в городе Насти и Миши.

«Никто не знает, что будет дальше, но сейчас все стараются отвлекаться, ходить на работу. Жизнь у нас постепенно возвращается к обычному», — подытоживает девушка.

Примечательно, что журналисты «Зеркала» перед публикацией материала в начале марта обращались в Минобороны Беларуси. Там информацию о том, что украинских электриков забрали в плен и вывезли в нашу страну, называли фейком.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера