Хотели пообщаться «из-за заявления неравнодушного гражданина»

Оказалось, в тот день Олега Бигезу задерживали второй раз. До этого силовики приходили к нему еще 30 мая. Как рассказывает его жена Оксана, сотрудники милиции пришли к ним домой с желанием «поговорить с Олегом Анатольевичем» из-за заявления неравнодушного гражданина по поводу комментариев». Разговаривать при женщине отказались, сославшись на то, что «разговор будет коротким».

— Вышли за дверью, но практически сразу вернулись за телефоном мужа. Последнее, что я слышала: «Телеграмом пользуетесь?» Один из сотрудников вернулся минут через десять и сказал собрать для мужа лекарства с эпикризом (у Олега мерцательная аритмия и камни в почках). На вопрос, сколько лекарств давать, сказал «много».

После задержания жена Оксана стала искать ему адвоката. Но когда нашла, юрист сказала, что суды сейчас проходят настолько быстро, что они даже не успеют подписать договор. Так и вышло — собеседница вспоминает, что на судебное заседание не успела.

— Около 17 часов мне сообщили, что Олег осужден на 10 суток по ст. 19.11. Ему даже дали позвонить. Муж сказал, что его судили за репост из «Нашай Нівы» дочери, текст был о компьютерной игре, — рассказывает Оксана. — Олегу предлагали записать «покаяльное видео», но он никогда не шел на компромисс с совестью. Даже предложил им новую формулировку: «Раскаиваюсь. Но вину не признаю». Отказались.

Описывая условия, в которых содержался ее муж, Оксана отмечает: он уходил в куртке и майке, но куртку забрали в ЦИП. Как и те вещи, которые она передала.

— Приблизительно на четвертые сутки он уже заболел. Там болели все. Температура и симптомы были, как при ковиде. Он передал, чтобы я принесла лекарства по списку. Позвонили мне через день. А переданные лекарства (я отнесла их в тот же день утром) до него доходили 3—5 дней, — рассказывает женщина.

«В одиночном карцере находилось 12 человек»

Через десять дней Оксана ждала своего мужа в ЦИП — его должны были отпустить в 11.30. Но на деле вышло не так. Около 13 часов мужчина позвонил с телефона сотрудника и сказал не ждать — он на допросе в СК и задержан на трое суток по подозрению в совершении уголовного преступления.

Сам допрос женщина описывает со слов мужа как «формальный«: спрашивали, откуда узнал про «Байпол», что читал там, что смотрел.

— Олега для отбытия этих суток поместили в ИВС в одиночный карцер, где находилось 12 человек. Даже не было места присесть на бетонный пол, — рассказывает женщина. — О еде он не говорил, но самое мучительное было — обходиться без жидкости. За трое суток им только один раз дали чай, остальное время — вода из-под крана. В карцере было много пожилых людей, а медсестра приходила даже не каждый день. Это при том, что многие нуждаются в жизненно необходимых лекарствах.

Сейчас Олег Бигеза находится на свободе — в воскресенье 12 июня его выпустили под подписку о невыезде.

Сейчас мужчина лечится от вероятного коронавируса и восстанавливается после ареста. При этом уголовное дело возбуждено, и до суда осталось несколько месяцев, но рассказывать подробности о статье и обвинениях Оксана не может. Единственное уточнение — по ней точно грозит ограничение или лишение свободы. А из сообщения силовиков можно предположить, что причина уголовного дела — сообщения в боте «Байпола».

«Олег — человек, которому жалко времени на сон»

Своего мужа Ольга описывает как очень интеллектуального человека, с которым можно поговорить на любую тему. Олег серьезно увлекается астрономией, астрономическими снимками, продолжает изучать физику.

— Муж не тратит ни одной минуты зря, всегда что-то читает. Отлично разбирается в музыке, любит играть на ударной установке. Несколько лет назад вернулся к шахматам, достиг очень высоких результатов. Олег — человек, которому жалко времени на сон, так как в это время нельзя что-то изучать. Еще он любит котов: у нас их два, из приюта и с улицы. Доход у мужа очень скромный, он ездит на стареньком «Вольво».

О взглядах мужа женщина говорит коротко: он рациональный человек, а его политическая позиция «не оппозиционная, а единственно верная».

А вот информация о медцентре «Белмедтехнологии», которую опубликовали силовики, на деле не совсем достоверна, уточняет Оксана.

— Олег действительно там работал, и руководил им почти 20 лет. Врачи, лаборанты и медсестры с полуслова понимали друг друга. Но в 2016 году мониторинг нашел якобы нарушения, и лицензию отозвали.

С тех пор Центр прекратил существование, в фирме сейчас полтора человека. Об этом Олег неоднократно говорил сотрудникам ГУБОПиКа, но им почему-то захотелось представить неверную информацию.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера