В законодательстве предусмотрено только одно ограничение для людей из этого списка: финансовые операции для них блокируются.

«При попытке перевести деньги человеку, чья фамилия в перечне лиц, причастных к терроризму, в любой организации (на почте, в банке) будет отказано. Не получится сделать это и через мобильную программу банка,

— объясняет правозащитница Наста Лойко. — Блокировка финансовых операций касается и денежных переводов в СИЗО, когда человек из перечня уже задержан. Это то, с чем я столкнулась персонально — попыталась сделать денежный перевод заключенному на почте, его не приняли.

Я заполнила бланк на электронный денежный перевод, они стали его вводить, и напротив имени человека высветилось, что он в «террористическом списке». У меня попросили паспорт, а в переводе отказали.

Сразу же на почте переписали мои паспортные данные, чтобы впоследствии проверить на причастность к финансированию террористической деятельности».

Правозащитница обращает внимание, что осужденному человеку из «террористического списка» все же возможно передать деньги. Это можно сделать через бухгалтерию колонии. Но для этого родственнику нужно приехать в колонию физически, онлайн перевести деньги невозможно.

При этом Лойко отмечает: этот перечень ведется с 2011 года, и изначально он использовался для выполнения международных обязательств по борьбе с терроризмом и опирался на практику ряда стран. В перечне находились люди и организации, деятельность которых осуждалась международным сообществом. Но с ноября 2020 года в него стали попадать люди по политическим мотивам (первыми стали Степан Путило и Роман Протасевич).

Людей из Беларуси в список в основном стали включать исходя из двух оснований, предусматриваемых постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 30 декабря 2014 г. № 1256:

«Пункт 5.2. Приговор суда Республики Беларусь, вступивший в законную силу, о признании физического лица виновного в совершении преступлений, предусмотренных в статьях 124-131, 134, 287, 289-293, части 4 статьи 294, части 4 статьи 295, части 4 статьи 309, частью 3 статьи 311, статьи 322-324, 359, 360, 361 Уголовного кодекса Республики Беларусь;

Пункт 5.4. Постановление о привлечении физического лица в качестве обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных в статьях 124-131, 134, 287, 289-293, части 4 статьи 294, части 4 статьи 295, части 4 статьи 309, части 3 статьи 311, статьях 322-324, 359, 360 и 361 Уголовного кодекса Республики Беларусь».

«До 23 мая 2022 года в перечень попадали люди из пункта 5.4 — то есть, достаточно было предъявленного обвинения (исключение было только в отношении Михайлова Егора, по которому вступило в силу решение суда).

Правозащитники в целом критиковали использование данного перечня как репрессивного инструмента, но особенно то, что пункт 5.4. как повод для такого списка нарушает презумпцию невиновности, — обращает внимание Лойко. — Важно: за сам факт нахождения в перечне людей не могут расстрелять! Это решает только суд при рассмотрении уголовного дела.

Также мы считаем, что использование терминов «терроризм» и «экстремизм» не может быть основанием для безосновательных ограничений прав человека. На данный момент мы фиксируем злоупотребление такими понятиями как репрессивный инструмент против любого инакомыслия».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера