Удивление и возмущение у очень многих выразило вот это высказывание Михаила Подоляка:

«Мы не совсем понимали позицию Светланы Тихановской по целому ряду вопросов, касающихся России. Еще во время избирательной кампании мы слышали довольно странные заявления, которые, мягко говоря, ничем не отличались от высказываний официального Минска, а в некоторых аспектах были даже более пророссийскими. Мы не слышим четких оценок полномасштабного вторжения России в Украину. Мы не видим определенных действий против участия Беларуси в этой войне. Например, организованных по всему миру пикетов возле белорусских посольств. Это не претензия, это выбор. Я не совсем понимаю, какие действия она предпринимает даже не для Украины, а для того, чтобы обозначить, что Беларусь не имела права в таком объеме участвовать в этой войне».

Негативная реакция на эти слова со стороны очень многих белорусов объяснялась прежде всего тем, что им было очевидно: они несправедливы, потому что все то, в якобы отсутствии чего Подоляк обвинил Тихановскую, было в полном наличии, и чтобы это подтвердить, даже не нужно было долго искать, все лежало на поверхности.

Примечательно, что даже редакция «Зеркала» сразу при печати интервью сделала редакционное замечание, что определенные пассажи совершенно не соответствуют действительности, а сразу после его выхода популярный блогер Антон Мотолько собрал на своем канале целую «простыню» общедоступных фактов, которые свидетельствовали, что советник президента Украины сказал, высказываясь мягко, не совсем правду.

Чем же руководствовался Михаил Подоляк, говоря эти обидные не только для Тихановской слова? Это просто незнание ситуации или за этим стоит какое-то сознательное намерение?

Надо сказать, что из всех нынешних украинских публичных спикеров именно Михаила Подоляка наименее приходится подозревать в том, что он вовсе не сведущ в белорусском вопросе и руководствуется, рассуждая о наших проблемах, какими-то странными стереотипами. В его биографии, как известно, был 15-летний белорусский эпизод с активным личным участием в местной общественной жизни. И хотя вынужденно покинул он в уже далеком 2004 году Беларусь немного иную, чем она есть сейчас, тем не менее по профессиональной привычке явно должен был продолжать следить, что здесь происходит, да и связей несомненно осталось много. Поэтому уж кто-кто, а он-то явно не «чайник».

Об осведомленности Подоляка в современных белорусских делах свидетельствует и часть его рассуждений, которая свидетельствует, что он следил за событиями 2020 года и адекватно их понимает. Цитирую:

«Вы проявили себя превосходно летом 2020 года, и последующие события показали, что у белорусов есть стержень. Несмотря на все мнения, что у вас сонное общество, которое смирилось с тем, что есть пожизненный диктатор, страна в очередной раз доказала, что она действительно близка к Европе и готова платить за свою свободу высокую цену… Беларусь с точки зрения политической элиты очень гнилая страна, а с точки зрения общества — очень зрелая».

Почему же тогда такую невысокую оценку получает уже буквально через пару абзацев лидер этого «зрелого общества», которую до сих пор словом и делом признает в качестве таковой весь цивилизованный мир? Почему для того, чтобы оправдать то, что украинское руководство сейчас чуть ли не единственное в демократической Европе (орбановскую Венгрию в расчет не берем), которое всеми силами избегает прямых контактов со Светланой Тихановской, Подоляку приходится перемещаться в параллельный мир и идти даже на откровенную ложь, закрывая глаза на отнюдь не сокровенные факты?

Думаю, что здесь причина в статусе Подоляка. Он высказывается не как частное лицо, а как государственный чиновник, слова которого внимательно слушают и анализируют во всем мире. Ведь хотя советник при Офисе должность не из тех, которая предполагает самостоятельное принятие важных решений, слова его все же воспринимаются в значительной степени как голос Офиса Зеленского и в какой-то степени даже самого президента. А политика украинского высшего руководства в отношении Беларуси, ее официального руководства и гражданского общества как до войны, так и сейчас наиболее соответствует известному политологическому термину еще с ХІХ века, как Realpolitik. О чем Подоляк, говоря о довоенных реалиях, сам говорит открытым текстом:

«Что Украина, торгующая с Беларусью, получает, когда начинает поддерживать альтернативный кабинет? Нужно садиться и анализировать все, что касается двусторонних отношений. До определенного момента, несмотря на то, что все выборы выигрывает один человек, мы знали, что у нас есть общая граница и мы должны заниматься торговлей».

Действительно, так до войны и было. Несправедливо обвинять украинцев в том, как это часто делается, что они совершенно безразлично относились к нашим внутренним проблемам, были чуть ли не союзниками Лукашенко. Это не так, ведь стоит вспомнить хотя бы то, сколько белорусов, которые должны были бежать от режима, нашли убежище именно в Украине и были небезосновательно уверены, что их оттуда не выдадут на расправу режиму. Что Украина вместе с другими государствами западного мира не признала Лукашенко легитимным главой государства и присоединялась к некоторым санкциям. Но в тоже время даже на символическую поддержку «альтернативного кабинета» Украина действительно не шла, в отличие от большинства других европейских демократий. Ведь ее руководство не видело от этого практической пользы здесь и сейчас, а нужды это делать не чувствовало.

И в значительной степени такая политика сохраняется и сейчас. Война войной, Лукашенко, конечно, соагрессор и обманщик, это все так. Но и практической пользы от того, что в Украине на высоком уровне будет принята Тихановская, Киев не видит.

Здесь явно влияет то, что белорусское демократическое сообщество не особенно мощное для того, чтобы оказать сегодня какую-то решающую помощь воюющей стране. Ну, чем реально, а не фантазийно сегодня могут помочь Украине белорусы, за плечами которых нет государства? Собирать деньги на украинскую армию и беженцев, волонтерить, оказывать разного рода информационную поддержку, устраивать диверсии (с реальной опасностью даже для жизни) на объектах внутри Беларуси, записываться добровольцами на фронт…

Пожалуй, это и все. И это все с первых дней войны делается как на индивидуальном, так и на общественном уровне. Может, можно было чего-то сделать и больше, но это уже вопрос дискуссионный.

В любом случае, принципиально переломить ситуацию мы нашими общественными усилиями не способны, так как тяжелого оружия, чтобы поставить его Украине, мы не имеем. А все остальное, кроме него, по-любому вторично.

А вот на уровне государственно-политическом, к сожалению, Беларусь — враг Украины, так как де-факто контролирует территорию страны союзник Москвы Лукашенко. А потому в его руках все и экономические, и военные рычаги, которые или уже задействованы, или могут в любой момент быть задействованы для дополнительного удара по южной соседке.

Есть ли Украине польза от той поддержки, которую ей в соответствии со своими возможностями оказывает белорусское демократическое сообщество? Конечно, любая поддержка никогда не лишняя. Но, во-первых, помощь эта не критична, без нас украинцы, видимо, смогут обойтись.

А во-вторых, за эту помощь украинцам не нужно специально бороться, ведь она им оказывается и будет оказываться автоматически, что бы они не говорили или не делали. Просто потому, что других вариантов у нас нет.

Будущее Беларуси, а значит и нас, зависит от того, когда и как Украина победит в этой войне. А потому мы можем обижаться, возмущаться, но все равно следить за украинскими событиями, плакать над потерями и жизненными трагедиями, радоваться как своим победам ВСУ, переживать как свои их поражения и, конечно, чем можем помочь.

Украинское руководство это явно хорошо понимает. Соответственно и нет никакого резона, если смотреть с точки зрения Realpolitik, Зеленскому специально встречаться с Тихановской. Ведь это был бы для Украины чисто символический шаг, который не дал бы никаких практических выгод. Да, белорусскому демократическому сообществу было бы приятно, но помочь Украине больше, чем уже помогло, оно просто не в силах.

В то же время дразнить лишний раз без нужды Лукашенко, который, при том что все маски с него давно сорваны и иллюзий относительно его облика нет, до сих пор белорусскую армию в бой не отправил, не считается целесообразным. Как говорят в Украине, «хоч чорт, хоч біс, аби яйця ніс». Вероятно, этой логикой украинское руководство и руководствуется. Хотя публично оправдывать ее бывает непросто и неубедительно, о чем свидетельствует и последний кейс Михаила Подоляка.

Нелепость же и просто высосанность из пальца претензий к Тихановской свидетельствует лишь о том, что на самом деле действительно серьезных грехов на ее совести перед Украиной, ее обществом и руководством нет.

Поэтому и приходится их Подоляку или самому придумывать искусственно, или перенимать от внутренней оппозиции Тихановской, которая далеко не всегда в своей критике конструктивна.

Очень знаменательно, что сразу же резко возразили несправедливым словам Подоляка два человека из белорусского гражданского общества, которые занимают очень заметное место в деле помощи Украине в это сложное время. То есть их никак не обвинишь в том, что они какие-то диванные борцы, которые болтают и ничего не делают. Выше уже упомянутый Антон Мотолько при своем собственном популярном ресурсе создал телеграм-канал «Беларускі Гаюн», через который украинское общество и, видимо, также военное руководство имеет возможность оперативно получать информацию о любых активностях вражеских сил в Беларуси. За сотрудничество с ним многие люди в Беларуси, кстати, уже проходят через режимные пыточные.

А Андрей Стрижак, который также отметил в Фейсбуке, что у него от этого интервью «странный осадочек» — глава фонда BYSOL, который облегчает многим белорусам возможность реализации другого доступного им способа поддержки украинцев в их борьбе — сборе денег на различные нужды.

Поддержка Украины со стороны белорусов после всего этого, повторюсь, вряд ли уменьшится, ведь белорусские национально-демократические силы — союзники украинцев не конъюнктурные и не ситуативные, а самые что ни на есть естественные, поэтому верные до конца.

Но, конечно, немного нелепо наблюдать, как украинские власти стараются не угневить неосторожным чисто символическим шагом диктатора, который давно потерял берега и перешел почти все красные линии, в то время как сами жестко критикуют на всех уровнях Макрона или Шольца за их звонки Путину.

Realpolitik — она такая, что работает не только в одном направлении.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера