Скриншот видео

По словам юриста, 18 июня 2021 года вступили в силу важные изменения, внесенные в Уголовный кодекс Беларуси.

«К сожалению, суть изменений не была понятна для большинства граждан, из-за чего некоторые из них и попали в такую «юридическую ловушку», — объясняет Андрей Мочалов. — До 18 июня уголовно наказуемым было финансирование «экстремистского формирования», то есть группы граждан, в отношении которой принято соответствующее решение МВД или КГБ.

В этом случае все работает относительно прозрачно. К примеру, МВД принимает решение о признании группы граждан «экстремистским формированием», публикует свое решение. Соответственно, с этого момента «заведомое» финансирование «экстремистского формирования» является преступлением.

«Заведомое» в этом случае означает, что человек знал: группа граждан признана таким формированием. А оказание финансовой помощи до соответствующей даты уголовным преступлением быть не может, так как закон обратной силы не имеет».

Мочалов добавляет, что после 18 июня 2021 года уголовно наказуемым стало и финансирование «экстремистской деятельности»:

«Исчезла условная «отсечка» в виде решения МВД или КГБ, с какой даты группа граждан официально признается государством «экстремистским формированием», а финансирование ее деятельности — преступлением.

Учитывая, что закон «О противодействии экстремизму» определяет «экстремистскую деятельность» очень широко, на практике под это понятие подводится практически любое «нежелательное» действие. Немаловажную роль в этом процессе играют и засекреченные эксперты, привлекаемые силовыми органами для определения наличия в действиях признаков экстремизма.

Следует отметить, что действующая практика привлечения засекреченных экспертов не выдерживает никакой критики. Зачастую такие эксперты дают ответ на поставленный вопрос всего одной односложной фразой, а допросить их по существу невозможно в связи с отказом суда и следствия в таких ходатайствах.

Соответственно, с 18 июня 2021 года привлекать граждан к уголовной ответственности за финансирование экстремистской деятельности стало возможным без соответствующего решения МВД или КГБ».

В то же время юрист поясняет: несмотря на нововведения, обязательный элемент преступления — «заведомость» — сохранился.

«Это предполагает, что человек еще до совершения финансирования должен знать, что его деньги будут потрачены на осуществление «экстремистской деятельности», — говорит Мочалов.

— К сожалению, на практике бремя доказывания «заведомости» часто сводится к нулю, а следствием и судом в подтверждение этого обстоятельства используются безотносительные доказательства.

Новость на государственном телевидении от 20 июня 2022 года явно относится упомянутых изменений Уголовного кодекса. При этом информация, которая в ней содержится, не совсем корректна».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера