С таким плакатом можно выйти на улицу где угодно, но не в Беларуси. Человека за него бросить за решетку, и ничто не поможет этого избежать — ни возраст, ни состояние здоровья

Вчера появилась новость, что жительница Гомеля Ирина Кучвальская направила председателю местного горисполкома заявку на проведение одиночного пикета против войны в Украине. Шаг в нынешней ситуации очень смелый и рискованный. А одновременно и чисто символический, без практической составляющей. Ведь очевидно, что шансов на позитивное рассмотрение и удовлетворение заявки нет: они и в лучшие времена были у нас априори равны нулю, теперь же и подавно. И еще хорошо будет, если заявку просто проигнорируют или ответят отпиской, а не начнут суровое преследование женщины по всей строгости «не до законов».

Никаких претензий к Ирине Кучвальской, естественно, нет и быть не может. Она, безусловно, героиня нашего времени, которая сознательно бросила демонстративный вызов Дракону, явно осознавая бесперспективность борьбы с ним на этом поле. Но просто не смогла молчать. Как не смогли 8 московских интеллигентов в 1968 году, выйдя на Красную площадь протестовать против ввода советских войск в Чехословакию.

Во все времена были, есть и будут такие люди, способные на индивидуальный публичный протест даже в безнадежной ситуации. И в Беларуси такие люди не ограничиваются Ириной Кучвальской, их тысячи.

Обратил, однако, внимание на реакцию, которую вызвал поступок Кучвальской в украинских соцсетях. Один из пользователей фейсбука так прокомментировал информацию, выставив ее на своей странице и распространив по разным сообществам:

«А что мы можем сделать?», — теперь такой вопрос можно довольно часто услышать от граждан Беларуси. Ответ есть. Для всех белорусов, кто желает сделать собственный вклад в недопущение открытого нападения Беларуси на Украину — заявление жительницы Гомеля Ирины Кучвальськой к Гомельскому горисполкому… Ответственный честный мужественный, одновременно — юридически выверенный шаг».

Основное содержание комментариев к этому сообщению — типичное для современных внутриукраинских дискуссий на эту тему: «К сожалению, подавляющее большинство белорусов трусы и рабы! И к ним лишь пренебрежение!»; «Да, женщина действительно мужественная. Однако, как и в России, она остается исключением из правила»; «Если ничего не могут делать то пусть сидят дома и не ходят на выборы, а также не ходят на войну». А на пожалуй единственный комментарий, который выражал несогласие с такими резкими оценками и пытался доказать сложность белорусской ситуации, был строгий моралистический ответ автора поста: «Важно личное участие в виде действия, а не абстрактное сочувствие или даже наблюдение».

Надо сказать, что этот пост писал не какой-то обыватель, а известный в Чернигове историк-ученый, публицист и общественный деятель. К тому же с широкими белорусскими контактами, о чем свидетельствует наличие в друзьях многочисленных представителей нашей интеллигенции. Поэтому его позиция, к сожалению, показательна в плане того, насколько даже такие люди, которым, так сказать, сам Бог говорил разбираться в нашей сегодняшней ситуации глубже, на самом деле грешат поверхностностью в ее понимании.

Например, одну только горькую улыбку вызывает упоминание о «юридической выверенности» шага Ирины как якобы причине, что имеет хотя бы какое-то значение в белорусских условиях. Это говорит, что

даже образованные украинцы, живущие неподалеку от Беларуси и имеющие с ней непосредственные контакты на человеческом уровне, не могут поверить тому, что в стране на всех уровнях может быть полное и демонстративное презрение к писаным законам.

Что страна давно живет чисто «по понятиям», при которых «юридическая выверенность» не имеет ни малейшего веса. Хотя бы потому, что органы, которые должны по своим функциям за исполнением законов следить и за отклонение от них наказывать, на самом деле сами наиболее активны во внедрении принципа «иногда не до законов». Да, собственно говоря, на встрече именно с представителями этих органов данный принцип и был в свое время впервые публично озвучен.

Парадокс также в том, что как раз верность белорусов в 2020 году принципам «юридической выверенности», стремление действовать исключительно в рамках законов (на которые противоположная сторона демонстративно и тогда плевала) и сохранять несмотря ни на что протесты в мирном русле есть неотъемной частью украинского хэйта, направленного против белорусов. Слова «подавляющее большинство белорусов трусы и рабы! И к ним лишь пренебрежение!» мы обычно слышим как раз в связи с этой нашей тактикой, а дальше идут рассуждения об универсальных в своей чудодейственности «коктейлях Молотова» и т.д. А сейчас, оказывается, попытка действовать в формальных рамках, очерченных режимом, не недостаток, а преимущество.

Впрочем, если отступить от иронии и говорить серьезно, то

главная проблема наших украинских хейтеров — в непонимании, а часто и в нежелании понимать того очевидного факта, что в современной Беларуси реальный, а не чисто символический открытый протест против режима и его действий, в том числе и на украинском направлении, невозможен по определению. Сегодня любая оппозиционная режиму активность полностью ушла в подполье,

и противники власти не только не предупреждают письменно горисполкомы о действиях, которые собираются предпринимать, но всеми силами скрывают, чтобы о намерении их провести не узнала до поры ни одна лишняя живая душа.

Поэтому и может складываться впечатление — особенно извне, — что в Беларуси совсем мертвый пустырь, на котором, как писал великий Шевченко, «од молдаванина до фіна на всіх язиках все мовчить, бо благоденствує!» Тем более что реальные технические возможности сделать что-то действительно грандиозное, чтобы снова, как в 2020 году, ахнул весь пораженный мир, объективно ограничены.

И поэтому приходится пока делать хоть что-то мельче и не очень заметное, особенно с расстояния. Но при этом если за этой «мелочью» поймают, то наказание скорее отгребется отнюдь не мелкое.

Впечатление, что современная Беларусь только тихое и покорное, а тем более всем довольное болото, обманчивое. В то время, когда украинцы расписывают в своих пабликах, что «95% белорусов достойны презрения прирожденные рабы, которых и не жалко», в каких-нибудь условных Копаткевичах живет какой-нибудь условный Вася, работающий, например, на местной пилораме. Он в 2020 году был сторонником перемен, участвовал насколько возможно в протестах, может даже за это и пострадал. После того же, как в стране закрутили гайки и любая форма проявления альтернативной мысли стала жестко караться, перестал свою позицию выражать открыто и демонстративно, но взглядов не поменял. Когда же началась война России с Украиной, подписался на канал «Беларускі Гаюн» и стал ему сбрасывать информацию о том, что видит вокруг.

Летают военные самолеты, ездит военная техника, на железнодорожную станцию прибывают армейские грузы, ходят какие-то слухи, какая-то другая полезная информация — все это Вася собирает и отправляет.

Но, конечно, в строжайшей тайне, ведь если узнают карательные структуры, мало не покажется — прецедентов немерено. Ни в соцсети о своем героическом (без иронии!) противостоянии не пишет, ни СМИ интервью не дает.

Но в определенный момент Вася может потерять осторожность и допустить ошибку. Или карательные структуры сами его методично как-то вычислят — не совсем же там недотепы, что-то и умеют. И после для Васи начинаются круги ада в лукашенковских пыточных. С закрытым судом на выходе и скупыми несколькими строками после него в сообщениях правозащитников и независимых СМИ. Из которых читатель узнает лишь, что «мужчина такого и такого возраста из такого и такого населенного пункта осужден на столько и столько лет колонии по такой и такой статье за сотрудничество с ресурсом, признанным экстремистским». Нередко в сопровождении скриншот из видео силовиков, так как других фото нет. И все.

Больше информации о человеке и его действиях добыть неоткуда, так как и правозащитники, и редакции СМИ работают из-за рубежа и поэтому испытывают большие трудности с добыванием и проверкой информации. Адвокатов на процессе или не было, так как почти всех независимых от государства массово лишили лицензий, или они связаны обязательной подпиской о неразглашении. А семья Васи на контакт ни с кем не идет, так как хватается за соломинку надежды (которая никогда, правда, не сбывает), что если будут молчать и не отсвечивать, то может их родственнику дадут не десять лет, а девять…

Так вот даже в Беларуси сложно из таких вот лаконичных сообщений, которые регулярно появляются, соткать какое-то цельное полотно. Тем более когда они идут в общем непрестанном потоке сообщений о репрессиях за другие «грехи», конвейер которых и не думает останавливаться. Где же будут разбираться со всем этим иностранцы? Хорошо, если хоть на какие-то громкие и демонстративные случаи внимание обратят и как-то оценят. Хотя, насколько я знаю, кейс Людмилы Романович из Малориты тоже в Украине не был особо замечен. Хотя эта местная активистка украинского движения села на 1,5 года как раз за свою активно демонстрируемую антивоенную и проукраинскую позицию.

Так вот поскольку подобные мелкие «по сравнению с мировой революцией» (хотя для тех, кому в наказание за них ломают жизнь, они вовсе не мелкие) случаи почти не находят отражения в украинских СМИ (ведь что они по сравнению с тем, что какая-то голливудская звезда написала пост в поддержку Украины в твиттере или инстаграме), у многих украинцев и складывается впечатление, что белорусы, которые остаются в Беларуси, к их бедам безразличны. Хоть

на самом деле многие из них помогают чем могут, но сознательно не отсвечивают, чтобы не попасть под репрессии. Поэтому об их делах молва и не несется на весь мир.

Но это не значит, что этих людей нет, и что их какие-то мизерные единицы. Тот же вышеупомянутый «Беларускі Гаюн» стабильно действует, и информаторы у него не заканчиваются. Ведь схвачен Вася не один, таких людей сотни тысяч. Хотя и сообщения об их обнаружении и последующей жестокой расправе появляются регулярно. А ведь есть еще и другие формы тихого протеста…

Конечно, украинцы могут логически возразить и сказать: ну что нам с этой вашей сокровенной помощи, которой мы через границу особенно невооруженным глазом и не видим? Все, что делают эти ваши никому у нас не известные Васи или Пети, по сути смешные слезы на фоне того, как нам помогают «настоящие братья и сестры с Запада», а не «Иуды», со стороны которых в нашу сторону летят ракеты. Вот остановите ракеты — тогда и поговорим. А теперь вреда от вас больше, чем пользы. Даже материальная поддержка от вас мизерная на фоне других. Вот литовцы нам насобирали на Bayraktar, поляки тоже взялись и, видимо, насобирают, а где белорусский»?

Белорусского точно не будет.

Собирать на него деньги в нынешних условиях может разве только белорусская эмиграция, ведь в Беларуси сейчас никакие открытые сборы, как и любая другая публичная деятельность, невозможны (за это некоторые люди уже сидят, а других рады были бы посадить, да руки короткие). А у эмигрантов возможности тоже ограничены, хотя бы потому, что многие из этих людей, большинство которых спешно покинуло родину на протяжении двух последних лет, несмотря на самые искренние намерения и сочувствие украинцам, сами на чужбине пока не стали на ноги и едва сводят концы с концами.

Да и поддержку своих политзаключенных и их семей никто не отменял, с ней сейчас нам мир, внимание которого переключено на Украину — против чего мы никак не возражаем — вряд ли много поможет.

Наш народ в смысле помощи Украине сейчас на общем фоне, к сожалению, оказался в ситуации евангельской вдовы в Иерусалимском храме, которая бросила в богатую копилку свои две мизерные лепты, хотя другие бросали золото горстями. Но, как мы помним, Иисус Христос ее не осудил и ни в чем не обвинил, а как раз наоборот:

«И, сев напротив копилки, он наблюдал, как люди бросали деньги в копилку. Многие богатые бросали помногу. И пришла одна бедная вдова, и ввергла две лепты, что составляет четверть оса. Призвав учеников своих, Иисус сказал им: «Истинно говорю вам, что эта бедная вдова ввергла больше всех, кто бросал в копилку. Ведь все бросали, имея излишек, а она, будучи нуждающейся, бросила все, что имела, все пропитание свое»(Мк. 12:41—44).

Две наши вдовьи лепты — это мелочь, конечно, за них ВСУ не перевооружишь. Но и пренебрегать ими тоже не стоит, ведь они как мало какие другие, что ложатся сегодня всем миром на алтарь украинской победы, рождены из страданий и омыты слезами.

Читайте также:

«Realpolitik — она такая». Подоляк, Тихановская и естественные и ситуативные союзники Украины

Алесь Сантоцкий: Лукашенко так и не понял, почему украинцы выстояли

«Мне, честно говоря, все равно». Да ради бога, Зеленский

Клас
219
Панылы сорам
11
Ха-ха
9
Ого
7
Сумна
31
Абуральна
22

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

0
123 / Ответить
01.07.2022
[Рэд. выдалена]
0
456 / Ответить
03.07.2022
Простые украинцы - это жертвы первого впечатления, которое еще и подтвердилось. Сегодня белорусам трудно и неудобно их разубеждать и если устраивать пикеты в Беларуси, то будет себе дороже! Нам еще будут нужны люди на свободе!
0
NIna / Ответить
06.07.2022
Ну, насчет "с таким плакатом можно выйти на улицу где угодно, только не в РБ" - малость неверно. В России тоже не выйдешь.
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера