После боя на Луганщине

«Сидим в подвале, без еды. Сказали, будут держать здесь примерно два дня. Куда дальше — неизвестно. Я телефон втихаря пронес. Вещи забрали. У кого находили телефоны, ломали их на месте. Спим на носилках. Света нет, сидим в темноте. Сказали, домой вас никто не отправит. Сначала СИЗО, потом «губа», а дальше суд. И суд типа будет здесь, в Луганске». Это сообщение рядового инженерно-саперной роты в/ч 09332 Артема Горшенина своей матери.

На фото молодые люди в подвальных помещениях — так содержат «отказников». По словам солдат, это место находится где-то рядом с городом Брянка в Луганской области.

Мать Артема Фатима Горшенина рассказала, что в Брянке солдаты находились какое-то время в бывшей школе, переделанной под казарму. «Их охраняла частная военная компания, ЧВК, как он нам объяснил. Он сначала не знал, что это «Вагнер». Он сказал, их называют «музыканты». Потом мы выяснили, что это «Вагнер» тот самый охраняет их, — говорит Фатима Горшенина. — Потом,15-го [июля], он мне сообщил, что их 20 человек содержат в подвале без еды. Сказал, что их не бьют, но с ними разговаривают, проводят политразговоры. Если в Брянке разговаривали спокойно, предлагали звание, зарплату хорошую, то тут уже перешли на угрозы, статьи, что их посадят за дезертирство».

Бойцы инженерно-саперной роты, базирующейся в Абхазии, сообщали своим матерям, что не могут уволиться со службы: командиры не подписывают им рапорты. После трех с половиной месяцев войны они захотели домой, в итоге сдали оружие и самостоятельно поехали в комендатуру в Джанкой в оккупированном Крыму — так сапер Никита Лазарев рассказал своей матери.

«Девятого [июля] он сказал: «Мама, нас везут на самолет и в Ростов. Из Ростова нас отправят в нашу воинскую часть в Абхазию». Потом звонит и говорит, что их на самом деле вертолетами переправили в Луганскую область, город Брянка. Одиннадцатого числа сын написал: «Мам, нас небольшими группами в составе 3—5—11 человек вывозят в неизвестном направлении», — рассказала мать Никиты Светлана Елчева.

Солдаты инженерно-саперной роты из Абхазии на пути из Ростова в Луганскую область 12 июля записали видео: они остановили свою автоколонну и отказались продолжать движение.

На видео происходит такой диалог:

— Товарищ полковник, покажите бумагу, которая указывает…

— Я не хочу с вами общаться.

— Ну вот и все. Почему мы должны продолжать движение? Не поедет никто!

— В машину и вперед!

— Никто не поедет.

— Тогда другие люди вас повезут в наручниках.

— На основании чего?

— Основание есть.

— Какое основание? Мы не знали, куда мы едем. Сами же ваши законы нарушаете.

После этого солдат все-таки доставили в Брянку, там поместили в казармы и проводили беседы. Потом их разделили на группы: минимум 20 человек оказались запертыми в подвале.

Мать Артема Горшенина рассказывает: «Он [сын] сказал, что охранники, которые их охраняют, попадаются хорошие. Иногда еду приносят скрытно. Один даже разрешил им подняться наверх, чтобы погреться на солнце, потому что внизу очень холодно. Спят они на носилках, в чем есть — в одежде. Непонятно, там матрасы и одеяла какие-то лежат. Контракт расторгнуть не дают. Домой, говорят, вас никто не отпустит: сначала будет СИЗО, потом «губа», потом будет суд — там же, в Луганской области».

Через какое-то время от Артема стали поступать странные успокаивающие сообщения, и Фатима Горшенина заподозрила, что их отправляет не ее сын: «Через какое-то время мы поняли, что с нами на связь выходит не наш сын. По сообщениям мы поняли, что не он. А когда мы реальный вопрос задали, как зовут его любимого кота, просто перестал выходить на связь вообще».

Сейчас неизвестно, где находятся Артем Горшенин, Никита Лазарев и еще 18 сослуживцев, которые отказались возвращаться на войну. Последнее, что Лазарев рассказал матери, что их всеми силами пытаются вернуть на поле боя.

«Он [сын Никита Лазарев] говорит: нас оскорбляют, унижают честь и достоинство. Говорит: «Мам, я уже не могу: так общаются, будто мы не знаю кто. Мы там стояли воевали три с половиной месяца, а обращение такое, что… Ужасное обращение, в общем», — рассказывает Светлана Елчева.

Ранее ефрейтор 11-й отдельной десантно-штурмовой бригады армии РФ Илья Каминский сообщил Настоящему Времени, что его сослуживцев держат в гараже в Луганской области и, вероятно, он скоро тоже окажется в заточении, как угрожало ему командование.Таким было последнее сообщение, которое он отправил матери: «Мы тут как в плену. Если будут говорить, что на реабилитации, — не верьте никому».

Ранее командование 11-й ДШБ говорило солдатам-отказникам, что если они не заберут рапорты об увольнении, то их отвезут в Луганскую область, где все отказники сразу передумают.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера