Евгения рассказала «Нашай Ніве», что однажды, читая дочери книгу «Казкі на ноч для юных бунтарак» об известных женщинах мира, задумалась о том, как важно фиксировать белорусскую историю тоже.

«Мне кажется, что сейчас самое время вводить культуру национальной памяти. Потому что все происходящее должно закрепиться в наших умах, в умах наших детей, а потом и внуков.

Я читала историю Ларисы Гениюш, и мне очень стыдно, что я узнала о ней в достаточно взрослом возрасте. Я с 2020 года вчитываюсь в истории женщин-политзаключенных — это ужас. Их прессуют, издеваются над ними, создают совершенно дикие условия содержания, шантажируют детьми. И на фоне насмешек «с цветочками ходили» за женщин больно вдвойне и втрое. А на самом деле, у нас среди женщин-политзаключенных есть и по тяжелым статьям — и за «измену государству», и за «акт терроризма». И все это за гражданскую позицию».

Журналистка говорит, что вынашивала идею создать книгу о белорусках, пострадавших от режима, собирала истории, фотографии. Когда она описала свою идею в инстаграме, откликнулась белорусская художница Анна Татур, которая сейчас учится во Франции в школе искусств. Та предложила рисовать портреты женщин-политзаключенных.

«Портреты стали художественным проектом в ее школе искусств. Аня сказала, что педагоги были шокированы тем, что происходит с нашими женщинами. И после мы приняли решение делать все это и в цифровом формате», — уточняет Евгения.

Сначала девушки хотели создать полноценный тематический сайт, но с началом войны в Украине дело отложилось.

«Я хотела, чтобы этот сайт был и на белорусском, и на украинском языке, — отмечает Евгения. —

Я жила в Киеве с ноября 2020 года и видела непонимание среди украинских коллег, тоже вот эти улыбки по поводу цветочков. Своей знакомой украинской коллеге я рассказала, что мне лично хотелось бы больше солидарности среди украинских журналисток, правозащитников, политических лидеров в отношении белорусок. Потому что сидят абсолютно разные женщины и сидят реальные сроки. Теперь — за то, что выразили солидарность с Украиной, выступили против войны.

На данный момент мы перевели на украинский язык 100 женских историй и все же будем публиковать их тоже — я буду стучаться в украинские женские СМИ по этому вопросу, потому что это важно.

Тем более, когда началась война, наши политзаключенные отошли на второй план. Я даже видела, как многие белорусы стали писать, что наши проблемы не такие уж и проблемы по сравнению с ужасом войны. Но, понимаете, когда идет война, втихаря можно наделать разного дерьма. И мне стало страшно, что под шум войны о наших женщинах забудут, и тогда их будут еще больше «добивать».

Портреты художница Анна Татур создает на основе подготовленных Женей историй и фотографий жинчина из адыкрытых источников, их соцсетей. На одну работу уходит от нескольких часов и более.

Журналистка признается, что для нее почти все истории, которые она описывает для проекта, — очень тяжелые.

«Но если вспоминать кого-то меньше медийного, то это история Ирины Поляниной (жительницы поз, которую осудили за то, что в декабре 2020 года она оставила оскорбительный комментарий в социальной сети под фотографией начальника Поставского РОВД. Также, по версии следствия, поставчанка нашла в доме своей матери патроны от малокалиберной винтовки и принесла их домой: их обнаружили в швейной машинке при осмотре. — НН). В фейсбучной группе «Лісты салідарнасці» кто-то опубликовал письмо от Ирины, написанное карандашом. В нем она писала, что у нее нет даже ручки, что муж ее бросил, осталась пожилая мать-инвалид. И она очень скромно просила помощи. Я знаю, что Ирине в итоге очень помогли».

Главная цель проекта «Палітвязынкі» — чтобы о репрессированных белорусках не забыли, чтобы, увидев их портрет, у кого-то появился дополнительный повод написать женщинам за решетку.

«Когда Воля Горбунова вышла из СИЗО, она сказала, что там страшно от мыслей, что о тебе забыли. Мы должны быть заинтересованы в том, чтобы политзаключенные сохранили свое ментальное и физическое здоровье. На второе мы не можем повлиять, а на ментальное — да», — комментирует Евгения Долгая.

В будущем проект, возможно, перерастет в книжку. Также в инстаграме можно будет скачать портреты «палітвязынак» в хорошем качестве, чтобы напечатать такой принт, например, на майку. Авторы также сейчас думают над тем, как трансформировать проект, чтобы он мог помогать политзаключенным и их семьям еще и финансово.

Читайте также:

«Арестовали пианино, которое мне купили родители в первом классе». У Дарьи и Игоря Лосиков арестовали имущество 

«Лукашенко рассчитывает не на деньги, а на отмену санкций и признание его победы». Вечорко о предложении выкупить политзаключенных и других претензиях 

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера